Как начался ваш путь в киноиндустрии? Это мечта детства?

Я в этой сфере с 2003 года, когда приехал в Москву учиться на кинорежиссера. По сути я уже почти 20 лет в профессии. Мне было 18 лет на момент поступления, и я был самым молодым на курсе. Связать себя с кино я решил еще в детстве, когда постоянно смотрел фильмы, арендованные в видеопрокате. Затем стал покупать журналы о кино, читать что-то в интернете. Я не выбирал из нескольких профессий, не было какого-то переосмысления по мере взросления того, что я хочу. По сути у меня довольно скучная история: я хотел быть кинорежиссером, и я им стал.

Вы много работаете с начинающими режиссерами — например, с выпускниками Вашей киношколы. Много ли среди них по‑настоящему талантливых имен? Кого можно выделить?

По-настоящему талантливых людей всегда мало! Никогда не верьте людям которые говорят: «Мой сын такие анекдоты дома травит — он талантливый артист». Это неправда. Талантливых очень мало, а когда они еще и адекватные, то становятся очень востребованными. Я всегда говорю на первом же занятии в киношколе, что к таланту нужны еще и мозги. И я очень надеюсь, что за три месяца учебы мы даем настоящие знания и понимания как устроен мир. Если бы у меня были преподаватели, как Сарик Андреасян, то я совершил бы намного меньше ошибок на своём пути.

Талантливые ученики безусловно есть, и мы стараемся дать им работу, но профессионализм нужно нарабатывать. Поэтому мы, даже доверяя режиссерский стул студенту, даем ему максимально опытную команду, чтобы точно выйти с качественным продуктом, даже если наш студент растерялся. В целом я очень доволен нашей киношколой, так как на данный момент около восьми проектов делается по сценариям или с режиссурой наших студентов.

Как вы выбираете те сценарии, над которыми хотите работать?

Есть хорошая литература и сценарии, которые никогда не станут успешным проектом — это я тоже объясняю каждый раз не только студентам, но и своим авторам. Недостаточно хорошо написанной истории, надо чтобы она еще и резонировала с обществом и вызывала интерес. Важно все: от концепции до того, какой вопрос вы задаете зрителю и какой ответ ему предлагаете. В своей работе я ценю не только процесс, но и результат. Я не хочу заниматься сценариями и историями, которые не ведут меня к чемпионскому результату.

А как у вас складываются отношения с критиками? Есть ли те, чье мнение вам важно?

Мне важно только мнение зрителей! Я пробиваю посты обычных зрителей в социальных сетях, смотрю мнения через хэштеги. Критику я никогда не читал и до сих пор не читаю. Ломать — не строить. Я даже «Титаник» и «Аватар» могу разгромить. Любое мнение субъективно, так как вы проносите любую вещь через себя. Не бывает объективного мнения. Я люблю одни фильмы, а вы — другие и это не значит, что мои или ваши вкусовые предпочтения плохие. Поэтому я не понимаю, когда критик пытается навязать зрителям свое мнение. Это недееспособная профессия, которую давно пора утилизировать.

Люди, которые далеки от киносферы, фильмы воспринимают в основном как продукт для досуга. А что такое кино для вас с профессиональной точки зрения?

Я обожаю есть, я гурман в еде, но я не умею готовить! Мы делаем кино для людей, которые не умеют готовить кино. Иногда даже те, кто думают, что умеют делать кино, совершенно ничего в этом не понимают. Кино — это потребность людей в общих воспоминаниях. Когда ваше воспоминание совпадает с миллионом других, тогда у вас получается хит. Для меня кино — это передача эмоций от одного человека до другого — это ток. Режиссер запускает этот процесс, и если он талантливый и рассказывает историю настоящую, честную и попадающую в сердце других — этот заряд способен облететь мир.

Есть ли какие-то темы, которые будут всегда актуальны для нашего зрителя? Это исключительно российские темы, или есть универсальные сюжеты, которые одинаково хорошо работают по всему миру?

Хорошо рассказанная история всегда универсальна. «Непрощенный» — это история справедливости. Запрос на справедливость есть в любом обществе и в любой стране. «Землетрясение» — это кино о любви к жизни, и этот посыл понятен в любом уголке мира. «Гудбай, Америка» — кино о любви к Родине. Американцы даже свои комедии с сомнительным юмором смогли сделать международным языком. Я не верю в исключительно российские истории или исключительно африканские. Истории везде одинаковые просто вы их подаете языком своей ментальности и культурного кода.

С какими вызовами сталкиваются сейчас российские кинематографисты, и как их можно решить? Не ждет ли нас кризис российского кино?

Мы давно наблюдаем кризис мирового кино, а не только российского. Если вы просто сравните количество шедевров, которые выдал Голливуд в 20-м веке с тем, что они сделали за эти 22 года, то поймете, что самый настоящий кризис именно там. Наше кино не выходило из кризиса, так как каждый раз, когда оно поднимает голову, происходят кризисы, и приходится начинать с начала.

Сейчас наступает золотое время для российского кино, так как нет конкуренции со стороны Голливуда. Но только единицы смогут производить зрительское кино и выйти в дамки. Остальные, как обычно, будут делать кино для себя и для своих друзей на государственные деньги.

Что можно сказать о состоянии кинобизнеса в России на сегодняшний день? Насколько сейчас окупается кинопроизводство? Насколько изменил ситуацию исход голливудских картин?

В России кино — это системно убыточный бизнес. В год снимается около 200 полнометражных картин, но совершенно непонятно, на каких полках они пылятся. Наш кинематограф сможет воспрянуть, только когда перестанут поддерживать экспериментальное и авторское кино, а перенаправят государственные средства на зрительское кино. Большинство фильмов в России снимаются горе-авторами, которые мечтают о статуэтках и игнорируют зрителя. Именно поэтому большинство российских фильмов — это фестивальный мусор.

Касательно ухода Голливуда лично я считаю, что ничего хорошего в этом нет. Вот смотрите: если в соседнем спортзале люди перестали качаться и ушли, то стали ли вы от этого накаченным? Конечно же, нет. Скорее всего, просто закроется спортзал, люди потерпят убытки, а вы продолжите лежать на диване.
Российское кино не может заменить Голливуд по причинам того, что у Голливуда мировой маркетинг и бюджеты фильмов по 300 млн долларов. Как вы думаете, может ли унылое фестивальное кино заменить Тома Круза или Джеймса Кэмерона? Конечно нет.

Я много раз говорил, что вместо того, чтобы поддерживать в год 400 фильмов, надо снимать 50 фильмов с бюджетами 500−700 млн рублей, и тогда у нас в прокате каждую неделю будет российский блокбастер уровня «Холопа» или «Движения вверх». Правильное распределение денег, инвестиции и управление могут привести российское кино к настоящему расцвету и сделать нас киноимперией.

За последние десять лет сериалы поднялись на новый уровень — это касается и аудитории, и бюджета, и качества. Что, на ваш взгляд, послужило причиной таких изменений?

Потому что и в мире, и в России появились онлайн-кинотеатры, которые поставили во главу такие понятия как уважение к зрителю, так как зритель платит за подписку. И оказалось, что это очень успешная модель. Телевидение устарело, так как телевидение никогда не уважало зрителя и до сих пор считает зрителя глупым одноклеточным существом. Ну просто из интереса включите контент, который идет на телеканалах, и вы все поймете. Зритель давно вырос и зритель уже давно умный, просто надо оставить в сторону снобство и перестать смотреть на него свысока.

Существует ли принципиальная разница в подходах при написании сценария для сериала и полнометражного фильма? В развитии героев, построении истории?

Безусловно, есть, так как отличается дистанция жизни героев. Сериалы победили полнометражное кино, так как дали вам возможность жить с любимым героем несколько сезонов, а не полтора часа.

Сериалы составляют серьезную конкуренцию полнометражным картинам или это два разных продукта для разных аудиторий?

Я всегда думал, что это две разные аудитории, но сейчас понимаю, что аудитория, которая любит смотреть контент, одинаково готова смотреть как качественное кино, так и качественный сериал. Все упирается в качество контента.

Онлайн-кинотеатры — более свободная сфера для творческого высказывания? Какая площадка: большой экран или онлайн-кинотеатр ближе вам?

Раньше я сокрушался по этому поводу и считал, что любое кино нужно смотреть на большом экране, но как режиссеру мне, в принципе, все равно, каким образом до меня дойдет зритель. Если он будет смотреть мое кино легально с экрана телефона, то я ему благодарен. Поход в кинотеатр — это традиция, и вы не можете делать это каждый день, а онлайн платформа может радовать вас каждый день перед сном.

Творчества на данный момент больше в онлайн-платформах, но это дело времени. Я думаю через несколько лет все ужесточат, и продукт станет таким же беззубым как на телевидении.

У вас очень большая производительность. Как вы успеваете вести такое количество проектов одновременно? От многого приходится отказываться из-за занятости?

Я считаю, что важно не отказываться от еды, секса и любви к близким. Я давно перешел из категории просто режиссера в категорию суперменеджера. У нас хорошая команда, и мы без проблем на сегодняшний день производим 20 сериалов в год. Это очень высокий результат уровня мировой студии. Особенной похвалы заслуживает то, что в половину проектов мы инвестируем свои деньги и не ждем заказов или государственных средств. Экономика первична в любом деле, а если этого нет, то какой смысл работать в убыток и прикрываться высокопарными словами о искусстве.

Вы армянин и большой патриот исторической Родины. При этом в Армении очень мощная киношкола. На вас как-то повлияли работы великих армянских режиссеров? Если да, то кого именно?

Я вырос на фильма Скорсезе, Спилберга и Земекиса, но я очень люблю артиста Фрунзика Мкртчяна. Для меня он лицо не только армянского кино, но и Армении. Человек большого таланта с тяжелой судьбой и грустными глазами. В нем увековечена тяжелая судьба Армении!

Ваша самая знаменитая работа об Армении — «Землетрясение». Планируете ли вы еще какие-то фильмы про Армению?

Да в следующем году я наконец то приступаю к съемкам фильма «Война и музыка» о трех свадебных музыкантах из Армении которые идут на Великую Отечественную. Очень трогательное и духоподъемное кино. На этот фильм меня вдохновил танец армян у Рейхстага.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Как в кино: где искать мебель в стиле mid-century modern, как в советских фильмах?

Сергей Шакуров: «Кино — серьёзное визуальное искусство. Оно должно впечатлять»

«Я не хочу быть летающим дедушкой французского кино»: каким был Жан-Поль Бельмондо