Сalifornian dream

Яркого и продуктивного американского дизайнера Салли Сиркин Льюис называют основоположницей нового стиля, получившего название «калифорнийский дизайн». Эклектичный, не признающий никаких ограничений и требующий обстановки с размахом, этот американский стиль упорно завоёвывает мебельные рынки. Салли выделила и подчеркнула в нём черты, за которые ценят американскую мебель: умеренный историзм и внешняя скромность при богатом внутреннем содержании. Чистые, геометрически выверенные линии, нейтральная палитра, исключительно натуральные материалы и элегантность, элегантность во всём.

Первая коллекция J. Robert Scott появилась в середине 70-х годов ХХ века. Большая поклонница американского ар-деко и обладательница прекрасной исторической коллекции мебели этого периода с обивкой из кожи акулы и ската, она невероятно гордилась своим первым креслом для гостиной, созданным по её эскизам. Но, увы, «гордость» пылилась в её шоу-руме на Мелроуз авеню больше года, а клиенты удостаивали её в лучшем случае равнодушным взором. Помощники Салли уже начали настойчиво советовать ей убрать кресло куда-нибудь подальше. Но если бы её легко могли сломить трудности, она не стала бы автором мебельных бестселлеров, успешно продающихся вот уже 30 лет. «Только через мой труп!"—заявила тогда Салли Сиркин Льюис. «Конечно, я предприниматель, стремящийся к успеху. Но лишь во вторую очередь. А в первую очередь я—художник, обожающий малейшие нюансы в дизайне мебели—покатые бока и закруглённые спинки кресел… Постепенно стиль ар-деко вновь оказался востребованным, и люди стали наперебой заказывать мои кресла». Так начиналась история марки, которая вошла в справочники и энциклопедии мебели XX века, а предметы из её коллекций продаются в самых престижных салонах мира от Нью-Йорка до Москвы.

Салли Сиркин Льюис всегда специализировалась на дизайне звёздных интерьеров. С середины 50-х она работала в штате архитектурных дизайн-бюро, создававших интерьеры для больших компаний и роскошных отелей. В список её клиентов входили политики, бизнесмены и просто знаменитости. Её мебель можно увидеть в таких местах, как Bergdorf Goodman, бутиках Cartier, Tiffany&Co, Nieman Marcus, The Bellagio Hotel в Лас-Вегасе, Berkeley Hotel в Лондоне, а также в офисах Philip Morris и Sony Pictures. Она создавала мебель для интерьеров Фрэнка Синатры и Барбары Стрейзанд, Стива МакКуина и Шер. С Гленн Клоуз она работала в тот период, когда та снималась в «Сансет Бульвар».

Салли была первой женщиной-дизайнером, открывшей свой шоу-рум на Мелроуз авеню в Голливуде. Именно там в 70-е годы и была представлена первая коллекция J. Robert Scott, в которую вошла не только мебель, но и домашний текстиль, обои, ковры, светильники и аксессуары.

Секрет успеха марки, возможно, скрывается в технологии производства. Основательница марки контролирует все этапы создания любой вещи из коллекции—от эскиза до упаковки готовой вещи. Любая текстильная деталь—будь то покрывало или чехол на диван—создаётся по тем же принципам, что и вечернее платье в Доме высокой моды. Салли Сиркин Льюис неоднократно заявляла, что твёрдо верит в то, что интерьер и fashion-индустрия должны идти рука об руку. Этот подход быстро закрепил за коллекциями J. Robert Scott термин «home couture».

Салли черпает идеи где угодно: «Вдохновение обычно посещает меня тогда, когда вокруг нет суеты и я одна—например, в автомобиле, самолёте или принимаю ванну». Рождение дивана «Жозефина"—бестселлера в мире дорогой мебели—произошло и вовсе в неожиданных условиях. «Я лежала дома с простудой и смотрела фильм про Наполеона и Жозефину. Императрица была одета в характерное для эпохи ампир платье. И её грудь имела именно тот силуэт, который мне был нужен для создания овальных подлокотников».

Дизайнер быстро материализует свои идеи, сначала создавая эскиз и затем прорабатывая детали на моделях-прототипах из гибкого пластика. «Живые» модели проходят через руки целой команды мастеров. Технологии и материалы, которые они применяют,—ещё одна характерная черта калифорнийского стиля. В работу идёт шпон экзотических пород дерева, который полируется непременно вручную. То же самое и с обивкой—шёлк и бархат, непременно вытканный руками, а также мохер и тончайшая, но прочная, кожа ягнёнка.

В отделке используется древняя китайская техника росписи, а если мебели надо добавить чуть-чуть блеска, то она покрывается тонкими листами 22-каратного золота или серебра. Впрочем, тёплая бежево-коричневая палитра J. Robert Scott стремится к сдержанности, поэтому позолота используется в минимальных количествах. В концепции марки особо подчёркивается многообразие палитры нейтральных оттенков—от земляных до слоновой кости. Цветовая гамма коллекции домашнего текстиля, к примеру, включает в себя 149 цветов и 40 нейтральных оттенков. В текстильных коллекциях Салли проявляет талант комбинатора, соединяя розовый с серым, коричневый с жёлтым и хаки. Основой одной из коллекций был избран розовый оттенок пиона—символа принадлежности к знати в Древнем Китае.

Таковы и интерьеры, которые декорирует Салли—ведь она не только делает мебель, но и проектирует частные интерьеры, работает над оформлением яхт, что в дизайнерском мире признано «высшим пилотажем». Именно её мебель и аксессуары лежат в основе интерьеров многих знаменитых яхт, например, таких как Pelorus и Christina O.