It-диваны

Диваны Togo из коллекции компании Ligne Roset

Приставка it куда чаще используется в мире моды. It-сумка или любой другой предмет гардероба, с которым её нередко употребляют, означает, что сама по себе вещь настолько харизматична, что может спасти любой гардероб. В области дизайна суперспособностью «вытягивать» даже самый скучный и пресный интерьер обладают многие предметы — от найденной на берлинской барахолке лампы времён Баухауса, до футуристического вида кресла, мало приспособленного для обычной жизни. Карантин послужил отличной лакмусовой бумажкой: оказалось, есть вещи, которым под силу не только радовать глаз и вызывать зависть окружающих, но и служить верой и правдой своим владельцам. И речь идёт, конечно, о диванах. В их компании мы провели большую часть локдауна, сделав неотъемлемой частью нашего «образа» на время Zoom-конференций и прямых эфиров. Как ни удивительно, здесь тоже нашлись свои биркины и келли. Если бы диваны вели инстаграм, Беллой Халид среди них наверняка бы стал Togo. Появившуюся в 1973-м модель, с которой французская мебельная компания Ligne Roset завоевала рынок, сегодняшние блогеры превратили в настоящий объект желания. Понять их нетрудно: сразу после дебюта Togo на выставке Salon des Arts Ménagers, его автор, французский дизайнер Мишель Дюкарой, получил приз Reno Gabriel за создание инновационной и демократичной мебели. Действительно, благодаря своей форме и использованию передовых для того времени материалов модель выглядит не только комфортной (Togo нередко сравнивают с шарпеем, а сам дизайнер в качестве источника вдохновения называл сложенный пополам тюбик зубной пасты), но и «доступной»: сидеть практически на земле после диктатуры строгой модернистской мебели понравилось не только хиппи. Модульные секции позволяли создавать интерьеры в духе «Космической одиссеи», а вариативность обивки использовать диван в самых разных ситуациях. Судя по снимкам с хэштегом #togosofa сегодня бал правят кожаные модели, милые сердцу и утомлённого сидением на неудобных диванах блогера, и Ленни Кравица, который выбрал для своего парижского дома ослепительно белый гарнитур.

Диван DS-600 в отеле Hôtel Les Roches Rouges

Конечно же, главное в образцовом диване новой эпохи не смутное обещание уюта, но уверенная демонстрация своих возможностей. Современные модели, стремящиеся к минимализму, чаще всего вызывают противоречивые чувства, а вот плавные линии, органические формы и проверенный временем дизайн убеждают даже самых радикальных приверженцев Ле Корбюзье. Показательный пример — появившийся более 45 лет назад диван DS-600 швейцарского производителя De Sedde, который также называют «Татцельвурм», по имени персонажа тирольского фольклора, представляющим из себя драконоподобное существо c длинным туловищем. Отдельные модули из которых состоит диван позволяют не сдерживать внутреннего декоратора и создавать сложные композиции, вдохновляясь примером голливудских художников-постановщиков (недавнее камео DS-600 состоялось в «Голодных играх») и дизайнеров (для Hôtel Les Roches Rouges на Лазурном берегу дизайнеры из Festen Architecture выбрали винтажную модель, обитую бежевой кожей). К официальному званию самого длинного дивана по версии Книги рекордов Гиннеса, кажется, скоро добавится новое: по количеству упоминаний в социальных сетях «Татцельвурм» уверенно догоняет Togo.

Арки и плавные линии

Диван из коллекции бренда Fornasetti

Если предыдущие владельцы вашей квартиры делали ремонт в 90-е, велика вероятность что в наследство вам достались арки. И это больше не так страшно, как казалось последние 20 лет. Согласно ленте Инстаграма, арки возвращаются, причём не только в качестве архитектурного или интерьерного элемента. Знакомый мотив сегодня можно увидеть в оформлении столов, стеллажей, стульев и прочих предметов мебели. К ним обращаются как бренды, которые на протяжении всей своей истории цитируют классические архитектурные стили (например, Fornasetti), так и молодые дизайнеры, эксплуатирующиене наследие Древнего Рима, но работы архитекторов ХХ века, которые свободно выходили за рамки привычных культурно-исторических коннотаций.

Стол из коллекции Roman Molds, созданной для штаб-квартиры Fendi

В качестве примера — коллекция Roman Molds швейцарского дуэта Kueng Caputo для штаб-квартиры Fendi в Риме. Главным источником вдохновения для Лови Капуто и Сары Куенг стало здание, где расположился модный дом. Дворец итальянской цивилизации был построен в конце 1930-х: Муссолини готовился к проведению Всемирной выставки, и городу был необходим квартал, максимально точно отражающий ценности и устремления власти. Арки символизировали связь с предшественниками, а их строгий ритм и количество — масштаб личности заказчика (поговаривают, что шесть этажей и девять арочных проемов, не что иное как «оммаж» имени и фамилии диктатора). Лишившись символической «надстройки» в коллекции Kueng Caputo арки появились в виде основания стола из формованной кожи и стойки из керамических блоков. Вместо монохромности травертина мы наблюдаем яркие цвета, больше напоминающие о творчестве дизайнеров-постмодернистов, которые сами нередко обращались к «Квадратному Колизею» в своей работе.

Зеркало Ultrafragola было создано в 1970 году для компании Poltranova

Главное действующее лицо итальянского постмодернизма, основатель группы «Мемфис», Этторе Соттсасс создавал стеллажи, буквально цитирующие фасад дворца, а при работе над интерьерами внедрял арки с упорством российских декораторов из 90-х. Впрочем, сегодняшним ценителям дизайна особенно полюбились несколько его знаковых предметов: ваза Shiva фаллической формы и зеркало Ultrafragola, созданное для компании Poltronova в 1970 году в рамках коллекции Mobili Grigi. Без наличия селфи в его обрамлении вашему инстаграму придётся непросто. Соттсасс наверняка был бы доволен сегодняшним успехом своего продукта, ведь изначально Ultrafragola задумывалось как посвящение женщине — отсюда плавные линии, похожие на распущенные волнистые волосы, нежно-розовый свет и название (fragola в переводе с итальянского — клубника). Особенно впечатлительным блогерам следует воздержаться от прочтения статьи Соттсасса, приуроченной к выходу коллекции, где, среди прочего, он проводит параллель между цветом рамы (в выключенном состоянии — белый) и белизной кожи женской груди. Несмотря на новую волну успеха зеркало по‑прежнему изготавливается под заказ при помощи пресс-формы, созданной непосредственно дизайнером. В утешение тем, кто пока не стал счастливым обладателем Ultrafragola, в издательстве Poltronova выходит одноимённая книга, в которой нашлось место не только постановочным снимкам, но и селфи из Инстаграма.