Chime, Stickbulb / Свет

Бренд Stickbulb, отпочковавшийся от дизайн-бюро Rux, пересмотрел саму идею люстры. Модель Chime увешана не хрустальными подвесками, а деревянными рейками cо встроенными светодиодными лентами Stickbulb, давшими название нью-йоркскому проекту. Закреплённая на металлическом ободе конструкция колышется, напоминая музыкальную подвеску. Красота этого светильника — в его простоте. Владелец сам решает, как будут падать свет и тени: каждый модуль Stickbulb может вращаться на 360 градусов и направлять светодиоды как внутрь, так и наружу. Выбирая Chime, вы заодно заботитесь о природе, поскольку дерево, из которого она сделана, добыто экологически ответственным способом. Вам решать, будет ваша люстра из чёрного ореха, клёна или секвойи, из которой была построена водонапорная башня в Бруклине.

Тарас Желтышев для Mrs Ruby / РУССКИЙ ДИЗАЙН

Считается, что в России проблема с предметным дизайном. Так, возможно, и было, но они всё изменили. Они — это томский дизайнер Тарас Желтышев и мебельная фабрика Mrs Ruby. Тарас, учившийся на врача, внезапно занялся дизайном — придумывал вещи, в которых средствами искусства выражал биохимические процессы. Делал прототипы буквально в гараже. Посылал их на международные выставки — в Пекин, в Милан. Был замечен. Но всё равно оставался, по сути, кустарём-одиночкой. До тех пор, пока не познакомился с Валентиной Андреевой — главой Mrs Ruby. Её мебельная фабрика специализировалась в изготовлении предметов высокого уровня (сложности, качества и цены) по индивидуальным заказам. Результатом творческого союза стали две линейки нового бренда Mrs Ruby Collections. Одна — коллекционная: консоли, столы и зеркала вызвали невероятный ажиотаж на Cosmoscow и Антикварном салоне. Вторая — практичная: более доступная для понимания и приобретения. Это означает, что российские дизайнерские достижения перестали быть единичным чудом. Они стали повседневной реальностью. Зеркало Clamp, медь, дуб, эмаль, Mrs Ruby Collections by Taras Zheltyshev.

Flirting, Пьер Йованович / КРЕСЛО

Игривая троица кресел — медведи Папа, Мама и Малыш — вышла три года назад и принесла Пьеру Йовановичу большую популярность. С тех пор дизайн-сообщество пристально следит за французским архитектором и декоратором, успевшим создать удивительные интерьеры для Hôtel Le Coucou в Мерибеле и лондонского ресторана Hélène Darroze с двумя мишленовскими звёздами при отеле The Connaught. Все гадали, какое же продолжение получит семейка уютных кресел. Теперь мы знаем. Создавая вторую коллекцию, Love, в которую входит кресло Flirting, Йованович избежал «кризиса второго альбома». У элегантной модели слегка изогнутые дубовые панели ручной работы служат подлокотниками и ножками, обивка спинки и сиденья — по индивидуальному заказу, а всё вместе ещё раз демонстрирует талант дизайнера создавать непринуждённые и вместе с тем роскошные предметы и интерьеры. Как и все работы Йовановича, Flirting с начала и до конца производится его командой опытных мастеров-ремесленников во Франции. Можно сказать, что это кресло — более лаконичная и доступная версия собратьев-медведей, совершенно не уступающая им по стилю и задумке.

Дом-шоурум / ТРЕНД

Загляните в гости к Дэвиду Альхадеффу в Беверли-Хиллз, и он позволит вам унести светильник Линдси Адельман с собой. Конечно, не бесплатно, ведь его дом — по совместительству галерея современного дизайна The Future Perfect. Скандинавская Modernity прописалась в лондонском особняке XVIII века, а инсталляции Studio Twenty Seven на 47-м этаже башни Herzog & de Meuron в Трайбеке помешала только пандемия. Откуда у дизайн-галерей такая тяга к домашней обстановке? Во‑первых, она создаёт контекст: покупателям не приходится полагаться исключительно на собственное воображение, пытаясь представить, как диваны, кровати и люстры выглядят в интерьерах. Во‑вторых, тренд базируется на неотъемлемой части современных офлайн-продаж — эмпирическом маркетинге. Гораздо легче выманить клиентов из дома возможностью заглянуть за двери, которые открываются по особому приглашению, чем перспективой осмотра белоснежных стен галереи или похода на выставку дизайна. Кстати, на одной из наиболее уважаемых площадок TEFAF Maastricht в 2019 году стенды дизайн-галерей перемежались этническим искусством, создавая целостное выставочное пространство. Симбиоз признали настолько успешным, что повторили новый формат и в этом году. Но законодательницей моды была передвижная выставка Nomad Circle, которая впервые состоялась в 2017 году на вилле La Vigie в Монако, некогда принадлежавшей Карлу Лагерфельду, — объекты коллекционного дизайна галерей-участниц были вписаны в роскошные жилые интерьеры. С тех пор интерес к проекту не снижался. В феврале этого года мероприятие уже в третий раз прошло в Санкт-Морице. Коллекционеров пригласили в музей бытовой культуры Chesa Planta, который обосновался в старинном доме 1595 года. Выходит, чтобы обставить конкурентов (по крайней мере, в сфере дизайна), надо обставить дом.

Диван-батут, Патрисия Уркиола / САДОВАЯ МЕБЕЛЬ

Для развлечений батут, может, и хорош, но стильным украшением сада его не назовёшь. Патрисия Уркиола решила иначе и оттолкнулась от формы батута, создавая дизайн уличного дивана для компании Cassina, где работает арт- директором. Этот шаг ознаменовал новый этап для бренда (диван стал частью дебютной коллекции уличной мебели), но для самой прославленной испанки такой ход не в новинку — она давно вдохновляется с виду прозаическими вещами (так появились лампа для Flos с отсылкой к японским бамбуковым венчикам для чая и кресло для Moroso, напоминающее одежду с капюшоном). Ничего удивительного, что в её умелых руках неказистый батут так преобразился. Уркиола сохранила оригинальную круглую форму, но оплела основание и навес (его устанавливают по желанию) канатом ручной работы, чтобы добавить уюта и стиля. Также можно заказать подушки для спинки, чтобы внести последний штрих в причудливое сооружение, которое сразу займёт центральное место во дворе или в саду. Только не надо воспринимать название слишком буквально: хотя сходство и очевидно, а подушки немного пружинят, если на них откинуться, от сальто вперёд на диване-батуте лучше воздержаться.

Райан Корбан / ПЕРСПЕКТИВНЫЙ ДИЗАЙНЕР

Обычно дизайнеры начинают с малого, но Райан Корбан решил не мелочиться и выпустил в прошлом году сразу
40 моделей мебели. При этом за количеством он не гнался, тщательно продумывая каждый объект. Мягкое кресло Mews с плавными изгибами исполнено в романтическом стиле, исполинский кофейный столик Bois из серого дуба явно вдохновлён брутализмом. В целом коллекция вышла на редкость многоликой, что ставит в тупик тех, кто пытается поместить молодого дизайнера в узкие рамки одного стиля. До того Корбан 10 лет оформлял бутики таких брендов, как Alexander Wang, Balenciaga и Aquazzura, зачастую сам проектировал для них мебель и в процессе оброс контактами мастеров. Продажи мебели — не главное для дизайнера, в основном он сосредоточен на интерьерах (в числе клиентов — звёзды вроде Джеймса Франко и Канье Уэста). Вдохновение Корбан черпает из совершенно разных источников — от картин Моне до фотографий Ньютона. Самый масштабный его проект (комплекс апартаментов 40 Bleecker в Нью-Йорке) презентуют до конца этого года. Среди фирменных деталей — статные диваны из мрамора в лобби и изогнутые кресла в квартирах.

DC1914, Винченцо де Котис / СТОЛ

Винченцо де Котис известен умением деконструировать исходные материалы и затем пересобирать их в новые, неожиданные формы, сохраняя при этом оригинальную неприглаженную фактуру камня или дерева. Кофейный столик DC1914 — возможно, самая динамичная реконструкция итальянского архитектора. Для столешницы взят массивный монолит из бразильского гранита, уравновешенный сияющей ножкой из литого алюминия, которая смягчает суровый вид каменной глыбы. Нежные радужные переливы на глянцевой поверхности напоминают красочную смену периодов жизни японской сакуры, которая за 3−5 лет проходит путь от нежного зелёного побега до жёлто-белых бутонов и ярко-розовых цветков. В столике все стадии, даже последняя, самая быстротечная, словно застыли во времени. Так в руках мастера материал претерпевает метаморфозы, и вот уже гранит кажется переливающимся драгоценным камнем.

Келли Бехан для The Rug Company / КОВЁР

Первая коллекция Келли Бехан для The Rug Company так же выверена, как и её интерьеры. Для ковров часто используют орнаменты из повторяющихся элементов, но в её работах размах шире. Любимый сюжет Келли — панорамы Нью-Йорка. Что логично: интерьерный дизайнер давно любуется эталонным видом из своего пентхауса в Верхнем Ист-Сайде. Две модели ковров из шерсти и шёлка представляют абстракции на тему контуров Манхэттена, расцвеченные бледно-розовыми, холодно-голубыми и тёплыми бежевыми оттенками предзакатного города. На первой, Domus, прямоугольные формы напоминают тени от небоскрёбов, падающие на Центральный парк. Во второй, Eclipse (на фото), яркозолотые полосы из шёлка имитируют отблески заходящего солнца. В обоих случаях сразу угадывается работа дизайнера, создавшего не просто напольное покрытие, а скорее предмет искусства.

Статья «Best of the Best» опубликована в журнале «Robb Report» (№6, Сентябрь 2020).