• Дерево

Классический и обожаемый мебельщиками материал отлично вписывается в общую экологическую историю. Остаётся решить только, чего на стендах было больше — зелёных деревьев в кадках или обработанного дерева

Moooi
Марсель Вандерс, креативный директор Moooi, сам отказывается расти и обожает игрушки, поэтому и дизайнеров подбирает таких же. На этот раз снова позвал «поджигателя икон» Мартена Баса, который сделал новую версию Turbo Table — высокого журнального столика на колёсиках в виде детской машинки. Если вы разделяете их убеждения, спешите — все предыдущие объекты мгновенно становились коллекционной диковинкой, и этот постигнет та же участь.
Carl Hansen & Son
Датские фанаты функционального модернизма напоминают, что кроме всем известного и уже набившего оскомину кресла-яйца Арне Якобсен придумал ещё много чего другого. На этот раз они перевыпускают рабочий стол, спроектированный дизайнером в 1952 году для офиса Американо-скандинавского общества в Нью-Йорке. Называется он Society Table и представляет собой почти идеальное соединение классической эстетики баухауса и победившего индустриализма.
Kartell
Ну раз уж даже такие ярые пропагандисты мебели из всех видов пластика, как Kartell, взялись за производство деревянной мебели, значит, лёд точно тронулся. Идеальный пример — светильник Bellissima работы Ферруччо Лавиани: по‑скандинавски минималистичный, по‑итальянски изящный, придуманный с хорошо просчитанной долей иронии. Впрочем, как и всегда у дизайнера, которого не без основания называют прямым наследником Микеле де Лукки.
Ceccotti
Этот стеллаж из линейки Storica-International бренда Ceccotti носит имя главного героя «Над пропастью воржи» и называется Young Holden. Идеальная вещь для кабинетов мечтателей и идеалистов всех мастей выпускается в нескольких размерах. Материал — американский орешник, самое мягкое и легко гнущееся дерево на земле, из которого итальянские мастера способны делать поистине чудесные вещи.
Riva 1920
Например, остатков венецианских столбов, размечающих навигацию по заливу, которые после нескольких веков в солёной воде становятся, во‑первых, практически неубиваемы, а во-вторых, невероятно красивы по структуре. Мастера итальянского производства научились делать из них столы с благородной шершавой поверхностью и стулья, которые по сей день пахнут морем. Не верите? По крайней мере, в случае модели Tak по дизайну Микеле Тавано это чистая правда.

  • Синий

Если выбирать из всех насыщенных цветов мебели самый универсальный, синий займёт почётное первое место. Недаром дизайнеры уже который год играют в «Море волнуется раз»

Flexform
Benjamin, а именно так зовут детище «домашнего» дизайнера Flexform Стефано Гаджеро, на самом деле выпускается в семи цветах. Есть даже благородный оттенок розового. Но китайский синий, в котором выполнена лакированная поверхность стола, в сочетании с благородным мрамором работает эффектнее всего. По признанию Стефано, он сам давно мечтал о таком рабочем столе для кабинета — одновременно лаконичном и говорящем всё о своём хозяине.
Poltrona Frau
Если эксперименты с цветом для вас в новинку, начните с малого, например, с аксессуаров. Хороший старт дадут вазы из серии Blue Pallo по дизайну Карины Сет Андерссон. Первоначально они были придуманы для исторической шведской стеклянной мануфактуры Skruf, но на ней производили только минималистический вариант из белого стекла. А для Poltrona Frau было решено делать пепельно-синие вазы. Все модели, разумеется, выдуваются «вручную», а потом снабжаются личной подписью дизайнера.
Porro
Систему книжных полок под названием System придумал Пьеро Лиссони, и она полностью соответствует трём его главным кредо: несёт минимальное количество лишних деталей, представляет собой скорее архитектурную деталь, чем предмет обстановки, и выполнена из драгоценного материала (в данном случае дерева манго). И при всём отсутствии многословности такая библиотека вполне способна стать центральной точкой интерьера кабинета или гостиной — а всё благодаря интеллигентной форме и выразительному синему.
Moroso
ножки, и конструкция была очень угловатой. Но со временем ножки превратились в «кости», стали округлыми и обросли мягким войлочным покрытием", — так, не слишком аппетитно, описывает процесс рождения нового обеденного стула затейник Рон Арад. Но что бы он ни говорил, сейчас 3 Skin — отличный образчик дизайна «с двойным дном».
de Sede
Под неромантичным названием DS-1000 (чего ещё ждать от прагматичных швейцарцев) скрывается что-то среднее между современной скульптурой и собственно предметом мебели. Впрочем, органоподобная конструкция не мешает шезлонгу отлично выполнять свои прямые обязанности — лежать на нём очень удобно, поскольку он легко принимает заданную форму. DS-1000 также выпускается с покрытием, которое не боится дождя, так что подойдёт не только для гостиной, но и для террасы.

  • Оптические иллюзии

Помните знаменитое линчевское: «Совы не то, чем кажутся»? Так вот, про многое на миланском салоне можно сказать то же самое. Рассматриваем самые обманчивые образцы

Cappellini
Без работ королевы итальянского дизайна Патрисии Уркиолы не обходится ни один салон, и нынешний, разумеется, не стал исключением. Для Cappellini она придумала систему из письменного стола, стула и стеллажа под ироничным названием Radicàl Fake. Здесь всё как мы любим — игра с ракурсами, спор между симметрией и асимметрией и многоликие финиши — от псеводомраморных текстур до натурального дерева.
Minotti
«Погрызенные» журнальные столики франко-английского дизайнера Гордона Гийомье возвращаются в обновлённом виде — с трендовым мраморным покрытием и в нескольких размерах. По словам дизайнера, это самые популярные предметы в коллекции, их часто покупают по несколько штук, чтобы составлять психоделические интерьерные композиции.
Fendi Casa
Два кресла с обивкой в духе 60-х и прилагающийся к ним двойной журнальный столик в форме луны можно воспринимать как оммаж позднему Феллини или вслед за Сильвией Вентурини-Фенди видеть в них ностальгию по временам, когда промышленного дизайна было куда меньше, чем сейчас.
Driade
Ziqqurat (существует в трёх размерах) как будто и правда только что побывал в кадре очередного творения Дэвида Линча — по крайней мере, знаменитый асимметричный рисунок пола в Чёрном вигваме здесь точно обыгран. Впрочем, вполне земные функции комод тоже выполняет: у него четыре удобных закрытых отделения и одно открытое.
Kartell
Ещё одна работа Патрисии Уркиолы для Kartell представляет собой набор подносов с разнообразными орнаментами. Здесь скрещены все классические меандры и ромбы, асимметричные полосы, круглые и овальные формы. «Я хотела доказать, что никто не заставляет вас ограничиваться чем-то одним и чем больше намешаешь, тем интереснее получится», — объясняет дизайнер. Слышать это из уст последовательного минималиста как минимум удивительно.

  • Черный

Чёрный total look — униформа всех профессионалов на неделях моды: он мгновенно ставит вас выше всех трендов и другой суеты. Для интерьеров это правило работает так же безотказно

Citco
Журнальный столик Isa по дизайну Ора Ито посвящён легендарному шедевру Исаму Ногути 1947 года, только спираль его ножек закручена ещё круче, а мрамор выбран чёрный, с тёплыми песочными прожилками. Это третья коллаборация Citco с французским художником — в прошлом году он делал для них эротичный шезлонг Venus и целую коллекцию ваз Pot, которые, кстати, будут отлично смотреться на новом столике.
de Sede
Самым игривым предметом на стенде de Sede все критики однозначно назначали пудровый диван Tatzelwurm (по форме больше всего похожий на милого червяка, если у вас хватит воображения представить такое). Но нам куда более забавным показался этот гибрид кресла для босса и кресла-качалки. В конце концов, нельзя же всё время оставаться смертельно серьёзным. Дизайнера зовут Гройтманн Больцерн.
ASKO
Тут всё предельно просто: шведский бренд ASKO добавляет в свою линейку Craft Line чёрную сталь. Новые поверхности отражают, а не поглощают свет, как предыдущие графитовые, и создают многочисленные драматические световые эффекты. В таком интерьере одинаково эффектно выглядят и минималистические блюда японской кухни, и главные герои итальянского застолья — пасты и ризотто. Первые — гармонично, вторые — на контрасте.
Poltrona Frau
Тулузец Жан-Мари Массо придумал для Poltrona Frau кресло с говорящим именем Arthur. К какому из Артуров — королю из Камелота или полководцу времён Столетней войны — оно имеет отношение, не очень понятно. Но его суровый кожаный фасад и мягкое замшевое «сердце» мы готовы полюбить даже без углублённого изучения истории вопроса.

  • Белый

Забудьте про непрактичность белого цвета — современные технологии давно решили эту проблему. Лучшего варианта как для модернистского интерьера, так и для классической дворцовой обстановки не найти

Kartell
Японец Токудзин Ёсиока — любимец i Saloni. Он сотрудничает с десятком итальянских брендов, и почти все его работы бывают обласканы критиками и осыпаны призами. Очередное невесомое (и в прямом, и в переносном смысле) кресло — не исключение. Называется оно Matrix и представляет собой сложную 3D-структуру, состоящую из переплетений сверхпрочных пластиковых нитей. Существует в обычной версии, в виде барного стула и кресла-качалки.
Gimo
Группа тосканских мануфактур Gimo прочно ассоциируется с классической мебелью — то есть обилием резьбы, богатыми фактурами и эффектными цветовыми сочетаниями. Но в их довольно разнообразном портфолио (оно насчитывает целых 14 брендов) есть и другие стилистические решения. Отличный пример — белоснежный комод безупречно простых форм. Его место совсем не в дворцовом будуаре, а в спальне джентльмена, для которого в первую очередь важны функциональность и качество.
Ceccotti
Придумать и сделать идеальный торшер — задача не из простых. Сам по себе он полон противоречий — с одной стороны, светильник не должен перетягивать внимание, его задача только правильно расположить источник света, с другой, он довольно объёмен и не может быть совсем уж техническим элементом. Так вот, в Ceccotti обошли эти сложности и выпустили треножник из светлого дерева с аккуратным матовым плафоном, который убьёт всех зайцев сразу.

Фото: архивы пресс-служб