5 марта в Москве в пентхаусе Barkli Virgin House состоялась презентация работ легендарной французской фотостудии Harcourt

За время существования студии Harcourt фотографы, чьи имена строго держатся в секрете, побывали во многих странах мира, но ни разу не были в России. И наконец, благодаря pop-up проекту Secret Art, Москва окунулась в атмосферу чёрно-белой магии. Просторные и светлые залы пентхауса в Barkli Virgin House украсили уникальные кадры известных политиков, звёзд спорта, шоубизнеса и голливудских актёров. Ослепляющие вспышки фотоаппарата, драматические контрасты чёрного и белого, неповторимая игра света и тени — всё это создало особое настроение и чарующую атмосферу вечера.

Помимо просмотра временной экспозиции, каждый желающий мог записаться на фотосъёмку, которая пройдет с 6 по 9 марта в pop-up фотостудии пентхауса Barkli Virgin House, и получить тот самый редкий снимок от легендарной команды Harcourt. Сьёмка займёт 2 часа, над созданием образов будут работать собственные визажисты фотостудии Harcourt, которые специально прилетели из Франции.

Проект Secret Art не первый год работает в формате ART POP-UP, привозя в Россию уникальные зарубежные проекты. Вечеринки и выставки каждый раз проходят в новом месте. Направление POP-UP сегодня становится всё более популярным: постоянная смена мест, яркие декорации событий — формат полюбился жителям мегаполисов, таких, как Лондон, Нью-Йорк, Стамбул и Москва.

Во время презентации работ фотостудии Harcourt в Москве журнал «Robb Report Россия» побеседовал о проекте Secret Art с Викторией Бейлис, одной из его основателей.

— Виктория, расскажите, пожалуйста, как появилась идея создания проекта Secret Art?

ВБ: Когда я училась на факультете истории искусств колледжа Goldsmiths в Лондоне, наряду с учёбой проводила много времени в студиях знакомых художников и в гостях у друзей — коллекционеров искусства. Мы могли часами разговаривать на разные темы, обсуждать новые выставки и делиться творческими идеями. Собственно, с таких вечеров всё и началось. Сначала собрался небольшой круг близких друзей, но с каждым годом нас становилось все больше. И я поняла, что всё это может стать чем-то глобальным. Потом на одном из дружеских мероприятий я познакомилась с Петром Голдманом, он на тот момент занимался выставками российских художников в Мюнхене. Вместе с ним мы и основали проект Secret Art.

К тому же, мне всегда казалось, что выставки и проекты в галереях и музеях Лондона выглядят однотипными. Не в плане содержания, а в плане институтской структуры экспозиций и их представления зрителю. Мне же хотелось сделать искусство более понятным и близким зрителю. Для меня любое произведение искусства — это выражение внутреннего мира автора, которое не может существовать без реакции зрителя, без его эмоций, мыслей, энергии.

— Какова основная концепция вашего проекта? В чём его главная особенность?

ВБ: Мы развиваем формат Pop-up выставок в России. Главная наша особенность — создание правильной среды, которая побуждает людей к творческому общению. Мы хотим привнести ту самую атмосферу закрытых английских клубов и приобщать гостей к новым идеям в искусстве.

— У вас большая команда?

ВБ: Небольшая, но очень прочная. Мы как одна семья. Конечно, всегда бывают сложности в рабочих процессах. Но мы преодолеваем их вместе и всегда поддерживаем друг друга. И главное — мы все смотрим в одном направлении.

— Как вы познакомились с знаменитой французской фотостудией Harcourt?

ВБ: Это было в Женеве. Как-то я ужинала в одном уютном ресторанчике, а команда студии Harcourt оказалась за соседним столиком. Директор студии Паулин Джонкман оказалась очень приятной в общении женщиной. Я прекрасно провела вечер в их компании. Паулин пригласила меня посетить их студию. Оказавшись в Париже, я воспользовалась её приглашением. А потом мы решили, что настало время и Harcourt посетить Россию.

— Были ли какие-то сложности с проведением презентации и организацией эксклюзивных фотосъёмок Harcourt в Москве?

ВБ: Поскольку формат студии не имеет аналогов в России, то некоторые из технических и организационных моментов были для нас неожиданными. Но наша команда работала чётко, каждый из нас понимал, что, где и когда он должен делать.

— Как вы оцениваете результаты проведения в российской столице столь необычного мероприятия? Ваши ожидания оправдались?

ВБ: К великому сожалению, нет. Мои ожидания не оправдались. Можно, конечно, списать это на недостаточные рекламно-маркетинговые позиции студии Harcourt на российском рынке, но по моему убеждению, дело в том, что наша «элита» пока не готова разделить те ценности, которые характерны для аристократических семей Европы. К сожалению, они пока не готовы осознать ценность семейных портретов, которые составят основу истории рода. Удалось сделать портреты семьи Михалковых, Юрате Гураускайте, Иды Лоло, основателей проекта Follow me to Мурада Османа и Наталью Захарова.

— Каких гостей стоит ждать Москве в ближайшее время от Secret Art?

ВБ: В конце апреля мы организуем фотовыставку проекта Follow Me To. В октябре планируем привести американского граффити-художника Алека Монополи, чьим главным героем стал человечек в шляпе и костюме из игры «Монополия», американского фотографа Стива Маккари, ставшего известным благодаря своему снимку «афганской девочки» и художницу из Страсбурга Флор Сигрист.

  • Фото: Архив пресс-службы