Кухни Монблана

Когда речь идёт о еде, начинать нужно, конечно, с Италии. Прямо с самой той точки, где проходит тонкий перешеек, соединяющий французскую часть Савойи и Валь-д'Аосту. В крохотном городишке Ла-Туиль, прямо над его серебряными рудниками, нередко сходились армии обеих стран, оспаривавшие эти горные территории. Здесь же, в узком проходе между горами, пролегал когда-то единственный надёжный путь торговцев солью. Иными словами, проходивший здесь народ жил сурово, а значит, умел и любил поесть.

Даже салаты на лыжных курортах подают внушительные, савойские: с картофелем, сыром и ветчиной

После лыж мало кто обходится вегетарианскими блюдами. К мясу здесь подают горячий савойский гратен

По субботам для обитателей роскошных шале Les Fermes de Marie в Межеве готовят на открытом огне стейки и фермерских кур

И пусть остальная Италия, избалованная солнцем, считает, что кухня здесь скорее бедная, — просто они не понимают северных радостей. Да и о каком, собственно, севере идёт речь, если летом здесь всё равно вызревают яблоки с кислинкой, твердоватые сладкие груши и, казалось бы, только наши смородина и крыжовник. Но главное богатство этого края — ветчины и колбасы.

Колбасы и ветчины вечером после лыж можно купить прямо у местного фермера

И начинать их дегустацию нужно с местного, вальдостанского «лардо». Перевести это слово как «сало» не поворачивается язык: тонкая, прозрачная, белоснежная материя с запахом горных трав требует нежной итальянской речи. В любом местном баре, кафе и ресторане вам нарежут лардо волной, напоминающей съедобное облако. Предложат к нему местного же рецепта поленту, которая напомнит нам любимую гречку. Ничего удивительного, она из гречки и сделана — у кукурузы слишком нежная натура, чтобы выдерживать местные холода.

Посещение сырного кооператива — непременный этап зимних каникул. Интересно посмотреть, как делают бофор, грюйер или реблошон

Сыры в Савойе и долине Аосты бывают всех сортов — твёрдые и мягкие, «синие», козьи и овечьи

Когда первые гастрономические впечатления получены, нужно отправляться за настоящими, приготовленными местными поварами, вальдостанскими деликатесами. В ресторан отеля Nira Montana. Продукты — местные, фокачча — собственная, и даже неаполитанскую пиццу мы им простим от всей души, потому что куда же наши дети (да и мы сами) после лыж хотя бы без одной пиццы с тончайшей хрустящей корочкой. Тем более что печь — настоящая, и с еловых дров капает совершенно аутентичная, местная смола. Да и всё остальное — без примесей других регионов. Как и полагается в северных областях, вперёд выступают корнеплоды и другие овощи, даже колбасы и сосиски включают в себя свёклу. За ними следует рыба — конечно же, из горных рек и озёр. А когда дойдёте до сыров, Валь-д'Аоста развернётся перед вами всеми своими ароматами и оттенками цвета — от синего, конечно же, в «вальдостанском синем» до жёлтого фондю из фонтины и белой броссы.

В Nira Montana, предвкушая отдых в спа, не стоит забывать и про десерты — итальянские и не только. Недаром же лыжня из Ла-Туиль приводит прямо во Францию, благословенную страну ягодных тартов. Тарты с малиной или черникой на террасе, под заходящим солнцем — это самое лучшее, что может быть во время лыжных каникул. Даже лучше, чем сами лыжи, пусть не обижаются на нас спортсмены.

Французкие тарталетки в Савойе — из местных лесных ягод

Фокаччу и местный хлеб в Nira Montana выпекают в дровяной печи прямо на месте

Место встречи после лыж в Nira Montana — это деревянная барная стойка и горящий рядом камин

Можно, конечно, совместить одно с другим — спуститься из Ла-Туиль по лыжной трассе на французскую сторону и попробовать савойский сыр бофор или самый обычный том-де-савуа, расплавленный прямо в еловой коре. Область с французской стороны Монблана определена ещё и как место производства реблошона, нежно-розового савойского сыра. А значит, вам непременно подадут тартифлет — блюдо из картошки со шкварками, на которые щедро выкладывают целую половину реблошона и запекают.

Так, например, подают тартифлет в Межеве, «ротшильдовской" деревне. Этот лыжный курорт действительно основан семьёй банкиров, чтобы во Франции был свой Гштаад. Проект оказался удачным, Межев — любимое место отдыха парижской и не только буржуазии, не такое кричащее, как Куршевель, сумевшее остаться аутентичной деревней. Хоть и с бутиками крупных модных марок и пятизвёздочными отелями. Здесь, как недавно сообщила «Фигаро», самая дорогая в Альпах недвижимость. Есть и трёхзвёздный мишленовский ресторан Flocons de Sel с шефом Эмманюэлем Рено и его авторскими вариациями на тему местных продуктов.

А что же настоящий Гштаад? Вечные швейцарские ценности — это не обязательно о часах. Это ещё и о свёрнутом из кровяной колбасы пироге, стюбли (картофельных драниках) и снова сыре, на этот раз грюйере и эмментале. И ингредиенты вроде те же, что с итальянской и французской сторон — горные травы и ягоды, вет- чины, овощи, — а кухня всё же другая. В Ла-Туиль — лучезарная итальянская радость, в Межеве — французская экстравагантность, в Гштааде — швейцарская размеренность. Как это у них получается- известно одному Монблану, он у них один на всех.

  • Фото: Гелия Делеринс, архив пресс-службы