Расскажите о том, как музыка пришла в вашу жизнь? Вы с детства ей занимались?

Музыка меня сопровождала, действительно, с детства. С одной поправкой: мне никогда не нравилось жить по тем медленным правилам обучения, что диктует система образования. Думаю, я была не самым простым студентом для своих учителей. Однако, принесла много наград и побед с фестивалей в школу и ансамбль, в который меня когда-то пригласили на роль солистки.

Ходить в музыкальную школу, разучивать однотипные этюды на фортепиано мне было скучно. Но подбирать ноты известных песен — очень даже увлекало. Так, почти каждый день, весь 12-ти этажный дом слушал мои потуги набора хитов «Руки вверх», «Батарейка» и «Титани"к, конечно. Потом меня «с рук» научили играть джазовый этюд Дворжака. Полагаю, соседям стало жить еще интереснее.

Как вы открыли для себя диджеинг? Помните, где и когда сыграли первый сет?

Честно сказать, в процессе становления проекта «Наоми», воедино сложилось много факторов. Любовь к сцене и музыке, яркая внешность: будучи девушкой с ростом 182 см, хочешь не хочешь, ты будешь выделяться. Попытки «прочитать» толпу. Ну и самое основное, мне всегда хотелось работать с брендами, озвучить их историю и поведать свою собственную. Через музыку можно о многом рассказать.

Когда все начиналось с «Наоми», уже тогда главной целью был The Ritz Carlton. За рубежом это своеобразный Олимп лакшери-сегмента. Мне понадобилось несколько лет, чтобы быть замеченной именно командой The Ritz Carlton. Первое выступление, как сейчас помню, состоялось на новогодней вечеринке в Шанхае. Училась основам диджеинга я сама, читала статьи в интернете и сверяла на оборудовании. Не могу дать оценку своим первым сетам, но, помню, что люди не выбегали из здания, значит, полагаю, им нравилось.

Вы из Владивостока переехали в Москву, строили карьеру, но затем полетели в Шанхай? Как родилась эта идея? Почему Азия?

Хронология несколько другая. Я родилась во Владивостоке, затем уехала в Шанхай, пожила там некоторое время, потом переехала в Москву. Побыв несколько месяцев в Москве и даже успев поиграть как headliner в клубе Pacha Moscow и в нескольких проектах Ginza Project, вернулась обратно в Шанхай. Мой дом и по сей день в Шанхае.
Идея переезда родилась спонтанно. Скажем так, это стало неким вдохновением, которое на тот момент, безусловно, генерировало во мне энергию к действию.

Знаете, бывает так, ты просыпаешься и понимаешь, что вырос: вырос из людей, тебя окружающих, из ситуаций и всех причинно-следственных связей… ничего не вдохновляет, не вырабатывают искру. Можно было бы назвать это депрессией или выгоранием, но мне тогда не было даже 20-ти лет. А дальше, все будто само по себе сложилось. Я часто говорю, что это Шанхай меня выбрал, а я просто приехала и влюбилась в него.

У вас яркое и запоминающееся имя Николь, почему вы решили использовать в диджеинге не его, а придумать псевдоним? Как он родился?

Во-первых, Николь (Nicole) на разных языках имеет свое произношение. Мне не хотелось путаницы. «Наоми» появилась случайно. Перебирая имена, что-то внутри екнуло, как говорится, именно на «Наоми».

Долгое время фишкой вашего образа была ажурная маска? Как вы придумали этот образ, остаетесь ли ему верны?

Безусловно остаюсь! Ажурная маска и красные блестящие губы — это основная фишка моего сценического образа все 13 лет. Придуман он был, также спонтанно, как и имя. Просто хотелось отличаться. Когда ты еще новичок, возможно не все сразу запомнят твое имя, но как минимум, о «девушке-DJ в маске» говорили все. А если пойти в более глубокий смысл: маска является неким разделением Николь и Наоми.

По-жизни я не тусовщица. Я люблю что-то уютное, домашнее; люблю сесть в парке с книгой или собраться в приятной атмосфере с друзьями. Naomi — это дива. Тот образ куклы-барби, о которой я, наверное, мечтала в детстве. Платья в пол, яркий макияж, прически и неиссякаемый заряд энергии, способный раскачать стадионы.
А самое классное, что многие без маски меня не узнают. По‑первому образованию я юрист. И работая в свое время в юридической компании в Шанхае, было интересно слушать истории про походы моих коллег на фестиваль, где им запомнилась «девушка-DJ в маске».

Насколько девушке из России было легко в Азии? Ваша внешность и происхождение были преимуществом или, напротив, было сложнее пробиваться?

Моя внешность никогда там не была преимуществом, даже наоборот. Я очень высокая. У меня широкие скулы, темные волосы, женственные формы. На всех кастингах я слышала одно: «too sexy». Никогда не понимала, что это значит? К какой категории относится «too sexy»?

В общем, моя реальность, долгое время заключалась именно в рамки их «ту секси» и очередной отказ. Казалось бы, против реальности не попрешь, но я считаю, только до тех пор, пока мы с этим согласны. Именно в постоянных отказах и зародилась идея создать отличительный от того, что может предложить индустрия, продукт.

В чем отличаются вкусы в Азии и в России? Насколько разная публика? Где проще работать?

Азия — это про технологии и масштабные мероприятия. Россия в организации подобного ведет себя более сдержанно. С рынком потребителей примерно похожее. В Азии, скажем так, ты начинаешь с нейтральной позиции восприятия тебя аудиторией: «Ты молодец, что решился, но соизволь показать и, безусловно, выделиться среди остальных, чтобы мы тебя запомнили и полюбили».

К слову, когда я работала на ТВ в Китае, наше шоу, несмотря на высокие рейтинги, планировали снять с сетки вещания уже через 2 года. В медиа-среде там говорят: «1+1 — если год продержался, возможно, повезет еще максимум год». Нашей команде, в итоге, повезло на последующие 5 лет, но в 2017 году мы прекратили съемки, хотя показатели были хорошие.

В России же люди предпочитают что-то уже знакомое, а совсем к новому, что не видели раньше, относятся неоднозначно. В целом, не могу сказать, что публика расслабленная. Всегда присутствует какой-то эффект оценочного мышления, некой холодности.

Вы достаточно давно работаете в диджеинге, насколько изменились музыкальные вкусы публики? Есть ли универсальная музыка, которая зайдет любой аудитории?

Я бы зонировала музыкальные предпочтения публики. В Азии всегда зайдет что-то более динамичное: EDM, стили Big room и все, подо что можно коллективно попрыгать, там в мэйнстриме. Русская публика любит что-то более мелодичное, что обязательно к концу сведется к «золотой коллекции» того, подо что можно еще и подпевать.
Европа — как ни крути, это underground с феноменальным качеством звука. Америка, Африка — качественный бит: hip-hop, moombahtone, reggae в фаворе на каждой вечеринке.

Ваша карьера во многом связана с автогонками: дрэг-рейсинг во Владивостоке, Гран При Китай Формулы-1, этап WTCC в Шанхае… Вы любите автогонки или это просто совпадение?

И то и другое. Я на крупномасштабных мероприятиях чувствую себя в своей тарелке. Для меня это особое чувство, добавить еще большей динамики чему-то уже динамичному. И получалось так, что по‑типажу и темпераменту я прекрасно вписывалась именно в «мероприятия с адреналином и скоростью».

Помимо гонок я успела поработать со всеми авто-брендами в Азии. С Range Rover мы своим ходом на джипах ездили в пустыню во внутренней Монголии. Днем — жара, ночью — дикий холод, пески вокруг и внедорожники Range Rover со всего Китая. Классные проекты реализовали с Porsche, Jaguar, Ferrari, Mercedes. С Maserati подзвучивали целый оркестр: я даю бит, Maserati рычит, оркестр подыгрывает нашему дуэту. В общем, есть что вспомнить.

Как вас изменила жизнь в Азии? Чему научила?

Жизнь в Азии учит многому. Все то, что закладывалось в меня годами дома, там становится бесполезным. Это ломает, потому что, казалось бы, ты всю свою жизнь учился играть в шахматы, и вдруг, тебя помещают в общество, где все играют в карты. Вроде, что-то похожее, но не то! Их реакции, их мышление, специфика речи. Первое время, чувствовала себя ребенком: ты вроде, научилась ходить, говорить и, в принципе, всегда неплохо складывала слова в предложения, но тебя никто не понимает. Вот такой баг в системе.

Я много путешествовала, но моим любимым городом до сих пор остается Шанхай. Этот город меня вырастил. За 12 лет было преподнесено столько уроков, что пора книгу писать. Шанхай — это город контрастов. Знаете, такой самодостаточный и от того неприступный город-конвейер. Скорости развития такие, что нельзя медлить. Там все заточено на динамику. Проекты типа Москва-сити «вырастают» за несколько месяцев, а все что было актуально «еще вчера» — сегодня уже «прошлое». Кто-то говорит, что Москва — суетная, а я тут отдыхаю.

Где вы видите свое будущее в среднесрочной перспективе: в Азии или в России?

Мне везде комфортно. Кроме того, как минимум в трех странах стоят мои чемоданы. Я как Гензель и Гретель, только они раскидывали хлебные крошки, а я масштабировала до чемоданов. Меня устраивает жизнь на несколько стран. В принципе, опираясь на тот факт, что за границей у меня есть несколько проектов и несколько предложений поступило совсем недавно, думаю, я продолжу быть «человеком Мира».