Я от вас худею

Всё это — микроскопическими дозами, и ничего не сдобрено солью. Вот типичный — ценностью 600 килокалорий и стоимостью примерно в 800 евро — дневной рацион худеющего в Espace Henri Chenot, Мерано, Италия.

За те три раза, что я побывал у доктора Шено, я оста­вил у него всю свою спесь и — вместе с 15 кг живого веса — набор заболеваний городского ленивца: давление (повышенное), самооценку (заниженную).Но всё это случилось, конечно, не сразу.

Поначалу я не верил ни в действенность метода, ни вообще ни во что на свете, включая докторов. Я просто ждал чуда, оно случилось, а дальше, как любой обращённый в новую религию, я уверовал, и ежегодное паломничество за здоровьем стало необходимой частью жизни, ежегодным ритуалом.

А вообще про похудательное заведение в итальянской автономной области Альто Адидже (когда-то под именем Южного Тироля входившей в состав Австрии) я услышал от знакомых. Есть, мол, в городке Мерано то ли спа, то ли клиника, где за большие деньги не дают есть, и люди худеют там безмерно, и очередь — на годы вперёд, а доктором там — маг и чародей, повёрнутый на китай­ской медицине. То, что чародей — то ли испанский француз, то ли французский испанец, и что чудеса творятся то ли в австрийской Италии, то ли в итальянской Австрии, где и пасту-то заедают сардельками, добавляло информации какой-то сказочный колорит, и, хотя эти сказки большого доверия не вызывали, набранный центнер веса требовал действий.

Вместе с приятельницей (невидимая кожная складка в районе пояса вызывала у неё те же чувства, что у меня — отвисший живот) мы забронировали комнаты в Palace Merano (это оказалось возможным) и стали готовиться к блокадной зиме.

Поздно вечером мы приехали в Мерано. На reception нам всучили книжки с программами, и стало понятно, что, кроме голода, нас будут морить ежечасными процедурами типа «idro-fango» или «tratt. energetico tech.». Сможем ли мы после idro-fango выбираться на улицу, мы ещё не знали, а потому на всякий случай решили распрощаться с привычной жизнью.

Мы шли по улице мимо немецких по степени бесстыдства мясных лавок, и связки сосисок вместе с окороками пялились на нас из витрин и кричали о том, что в Италии не есть, не наедаться от пуза — преступление, потому что если не есть в Италии, то где же тогда вообще есть? Хорошо, что время было позднее, и что всё было закрыто.

На следующее утро мы облачились в халаты, тапочки, взяли сумки с книжками-программами и пошли завтракать. Нельзя сказать, что все пациенты проходили по разряду жиртреста. Как и моя спутница, многие, казалось, страдали не избыточным весом, но испорченным зрением, заставлявшим их отказываться от прелестей итальянской arte de vivere в пользу чашки ячменного кофе или чайника травяного чая.

После завтрака начались визиты к врачу. Не к магу и чародею, но его подручному. Вернее, подручным, коих у доктора Шено оказалось великое множество, так что нам с приятельницей достались разные наблюдающие врачи — ей дядька-сангвиник в очках, мне — рассудительная тётка среднего возраста в чулках в горошек. У врачей мы отвечали на во­просы (на смеси английского и языка жестов), измеряли давление и пульс, слушали рекомендации и скрип перьев по страницам наших дневников. На этом наши аудиенции синхронно закончились, и мы, встретившись в приёмной, синхронно развели в стаканах воды магнезию и проследовали дальше, в сторону мифического idro-fango. Там нас сперва засунули в бурлящие ванны, потом вынули, обмазали грязью, обернули в целлофановые пакеты и уложили на водяные кровати с 37-градусным подогревом, а в конце, поставив к стенке, измордовали из брандспойтов и, обсушив, взвесили.

Лично во мне все эти процедуры (в особенности последняя, с отмыванием от грязи «душем Шарко») в сочетании с бодрящим немецким говором санитарок вызвали генетические воспоминания не лучшего свойства. Но мы это преодолели, а, преодолев, отправились по массажным кабинетам. Мне в тот раз досталась неразговорчивая крепкорукая перуанка, подруге моей — болтливый австрияк с хваткой классического борца. Раскрыв наши книжки, массажисты внимательно что-то в них изучили, накапали себе в ладони жидкостей из флаконов, включили странно квакающие агрегаты и приступили. Обоим нам на вавилонской смеси языков было объявлено, что массировать нас будут по меридиану, отвечающему за печень. Или за почки, не помню. Главное, что не просто так, а по китайской схеме, чередуя ежедневно меридианы во имя достижения наилучшего результата. После этого перуанка умолкла, взяла пару стеклянных воронок, подсоединила их к трубкам квакающего агрегата и приложила к моей спине. Воронки немедленно к спине присосались (квакун оказался вакуумным насосом), а девушка, в свою очередь, стала вдумчиво массировать тело, доверчиво прильнувшее к воронкам. Потом перуанка передвинула банки (ведь именно банками, только в современном их виде, оказались воронки) вдоль по меридиану, и вдумчивый массаж был продолжен.

И idro-fango, и массаж происходили с нами потом ежедневно, по раз и навсегда расписанным в книжках графикам. Массажисты двигались по нашим телам, следуя своей конспирологической географии, бойкие бабки окунали нас, обмазывали, обмывали и взвешивали, и ещё раз в два дня к ним добавлялись специалисты, делавшие нам tratt. energetico tech., оказавшееся (оказавшийся?) энергетической процедурой, заключающейся в стимулировании отдельных внутренних органов с помощью аппарата, пропускающего по телу ток. Проще говоря, это самое tratt. energetico — не что иное, как иглоукалывание без иголок. В очень конкретную точку тела подаётся электрический разряд; он какие-то каналы открывает, и печень и прочие почки вспоминают, для чего они, собственно, даны, и всё внутри радостно начинает работать.

Ну, и диета. Дополненная приёмами пургена и сутками голодания, то есть поглощения на обед и ужин овощных бульонов, изготовленных, как моему желудку показалось, из оставшейся не у дел луковой и картофельной шелухи. Кстати, не могу сказать, что все эти бифштексы из сейтана, спагетти из сои и салаты без масла не обладают вкусом. Напротив. Уже на второй день голодания чувства настолько обостряются, что обычная морковка вызывает неизведанные доселе вкусовые эмоции. И ухищрения повара, рождённого жарить флорентийский стейк, но проводящего жизнь за подсчётом калорий, требуют такого сострадания, такого внимания, что опыты по превращению тофу в мясо заслуживают не только уважения, но и аплодисментов, переходящих в овации. Мы и аплодировали.

Впрочем, аплодировали и нам. Вернее, мне. Когда под конец первого срока весы показали потерю 9 килограммов, наблюдающая докторша пригласила меня к Самому. То есть к магу и чародею, к адепту китайской медицины, к Анри Шено.

Едва я появился в кабинете мага, доктор оглядел меня сверху донизу, прищурил глаз и… посоветовал обратиться к дантисту. Что-то в моём виде его насторожило, и это что-то оказалось зубом мудрости, ждущим своей очереди где-то на периферии моей челюсти.

Потом доктор меня осмотрел ещё раз, пощупал пульс, удовлетворённо хмыкнул и приказал приезжать хотя бы раз в год, а в перерывах правильно питаться. Чем я, собственно, теперь и занимаюсь. Я раздельно питаюсь, не смешиваю белки с углеводами, чту заветы доктора Шено и приезжаю к нему каждую весну. И это всё помогает мне не возвращать потерянное (а во второй раз я спустил в Мерано ещё 6 кг), отменно себя чувствовать и радоваться жизни. А на это ведь никаких денег не жалко отдать! Из раза в раз, на регулярной основе. И прошу учесть: некоторая ирония, найденная вами в вышеизложенном, есть всего лишь неуклюжая попытка отвадить читателя от Мерано и лечебницы доктора Шено. А то знаю я вас — понаедете со своими килограммами, все номера в отеле займёте, и между вами потом не протиснешься. И, кстати, говорят, в Барвихе Mercury открывает филиал Espace Henri Chenot. Может, лучше туда вам направиться?

P. S. В последние годы в Palace Merano произошли важные изменения в административной сфере: доктор Анри Шено вместе со своим деловым партнёром стал владельцем не только лечебницы, но и всего отеля, где теперь происходит ползучая реконструкция. В итоге, в апреле после чудесного преображения открылся 6-й этаж, каждый из 15 апартаментов которого сделает честь любому Four Seasons.

  • Фото: Архив пресс-службы