XX век и палаццо

Яркие краски — это от старины. Белый цвет — от современности. Резкий контраст, возведённый в ранг art de vivre (или, применительно к Италии, arte de vivere), — это главный приём архитектора Сабрины Биньями.

Сразу у входа — остеклённая стена, за ней — терраса: здесь бетон окружает настил из тика, служащий палубой для окрашенного в белый цвет стола и стульев Panton. Столовая, выходящая в патио, выполнена в смешанном стиле: здесь наши современники — стулья Tulip и стол Saarinen, Knoll мирно соседствуют с фресками начала XIX века. И если посуда и графины выбраны от Seletti, то антикварные стаканы найдены на блошином рынке Ванв.

* * *

Городок Прато, семь утра, пьяцца дель Дуомо. По мостовой шагает архитектор Биньями. Она изысканно одета, каблуки туфель высоки. Каждый её шаг по старым камням отдаётся эхом в фасадах. Если приглядеться, на стенах домов ещё лежит синий отсвет от обнимавшей их ночи. Итальянка до кончиков ногтей, красавица Сабрина похожа на модель. Её походка уверенна. Она знает этот город наизусть. Это её страна.

Начать знакомство с городом лучше с его исторического — то есть архитектурного — центра. Сохранивший внушительный замок и крепостные стены, возведённые между VII и XII веками, центр скрывает неисчислимые сокровища. Отсюда всего двадцать километров до Флоренции, а здесь настоящий лабиринт из улочек и маленьких площадей, краски которых выцвели от времени. Уже в Средние века город был известен своим текстильным производством. О его былом экономическом могуществе свидетельствуют подлинные palazzi, постро­енные богатыми торговцами дорогих тканей. Свидетели былых эпох, они долго оставались собственностью богатых семей города. Но колесо истории крутится, и сегодня эти палаццо обретают новую жизнь благодаря новым владельцам. На одном из этих домов и остановила свой выбор Сабрина Биньями в 2003 году, не устояв, как сказали бы век назад, перед магнетизмом этого старинного места. Возведённый в XII веке в нескольких метрах от Дуомо, palazzo Orlandi занимал два уровня, включая помещения для монахов. Ни ванной комнаты, ни газа, ни отопления — зато впечатляющие пространства и наполовину закрашенные фрески, несмотря на что, впрочем, можно было разглядеть их великолепие. Чтобы выполнить задуманное, Сабрина убедила своих друзей приобрести второй этаж палаццо — что касается дворцов, в Италии это обычное дело. Себе она выбрала первый. Разумеется, здание-памятник находилось под контролем городских властей, а потому не могло подвергаться изменениям, и реставрация должна была проходить в строгом соответствии с предписаниями. Решающий этап в работе: фрески. Повреждённые или скрытые под слоями штукатурки, эти шедевры тончайшей работы, выполненные в конце XVIII века Луиджи Катани — известным художником Прато, — были очищены от наслоений времени. Каждая комната вновь обрела своё былое великолепие. Что до остального, Сабрина Биньями сохранила оригинальные материалы. Полы из каменной или цементной плитки, положенные во время предыдущей реставрации в начале XX века, были просто почищены, окна и двери укреплены. Чтобы не испортить интерьер, решено было устроить открытую электропроводку с проводами в оплётке из хлопка, с выполненными по старой технологии керамическими розетками.

После трёх лет напряжённой работы архитектор смогла, наконец, въехать в собственный дворец. И сегодня, поднявшись по каменной лестнице, попадаешь в мир, где старина и современность смотрят друг на друга откровенно и дерзко.

Архитектура здания, глядящего на запад и восток, подчинена движению солнца. С западной стороны прихожая ведёт в широкое патио, вокруг которого анфиладой располагаются комнаты. Слева — столовая, в которой угольно-чёрные фрески обрамляют обстановку 1960-х гг., затем следует современнейшая кухня, созданная на заказ из кориана и нержавеющей стали, холод которой смягчает находящийся тут же сундук из необработанной древесины. Далее — гостевая комната и ванная, выполненные в приглушённых серых тонах.

В правой части дома Сабрина спроектировала ванную команту, в которой огромная современная ванна из кориана ведёт диалог с изящными фресками на сельские темы. По соседству с этой пасторалью — комната в цветах весны, выходящая в патио. Здесь ужинают за длинным деревенским столом, специально выбеленным известью, на тех самых на стульях Panton, и любуются закатом.

А вот в восточном крыле дома архитектор вдоволь поиграла с его размерами. При наличии 5-метровых потолков гостиная, кабинет и главная комната занимают более 550 метров! Но общая идея «на востоке» — разумеется, та же, что и «на западе»: соединить неоклассические фрески конца XVIII века с обстановкой XX — и даже уже XXI века, столк­нуть яркие цвета и белый цвет, который можно трактовать как объединение всех цветов, а можно — и как отсутствие цвета.