Теория побега

Каждый год Всемирная туристическая организация (UNWTO) подсчитывает количество людей, выезжавших за границу. По данным за 2007 год, за рубежом побывали около 900 млн человек, и это приблизительно на 100 млн больше, чем в 2005 году. Очевидно, что немалую часть выезжавших составили business travelers. Тем не менее ситуация очевидна: туризм стал слишком массовым. Поэтому искатели немассовых удовольствий летят на край света на собственных самолётах с коллекционным вином на борту, чтобы где-нибудь в Микронезии поставить палатку на берегу необитаемого острова и играть там в Робинзона и Пятницу. Требовательным путешественникам приходится забираться всё дальше и дальше — туда, где, скорее всего, уже нет никакой luxury-инфраструктуры. «В некоторых местах нет не то что 5-звёздочных отелей, найти какой-нибудь хостел уже большая проблема, — говорит Елена Погосова, исполнительный директор агентства Aspera Explorations, которое специализируется на путешествиях «с лишениями». — Но клиенты всё равно едут, потому что жаждут приключений». Процент людей с такими запросами традиционно невелик. По словам руководителя офиса продаж компании Sodis Ирины Мануильской, всего 5% клиентов Sodis заказывают так называемые экстремальные, или приключенческие, туры. И эти 5% - люди с определённым менталитетом. Чаще всего это мужчины, которые даже при наличии семьи по складу характера одиночки. Они уже много где побывали и видели всякое. Они активны и мобильны. «Но прежде всего, — делится опытом Елена Погосова, — это люди с изначально позитивным подходом к жизни. Потому что человек, который ждёт худшего, не готов к неожиданным ситуациям». Неожиданные ситуации и являются объектом желания богатых «лишенцев». Их можно создать искусственно, но всегда есть граница, за которой заканчивается правда и начинается ложь. А ложь, по словам ещё одного эксперта — Татьяны Шевченко, владелицы компании World Adventures, путешественники со стажем чувствуют хорошо. В наше время автобусы привозят туристов даже в африканские племена, в деревню к масаям. И хотя масайский хуторок существует исключительно за счёт туризма, и гости, и аборигены усиленно делают вид, что всё здесь по‑настоящему: якобы ехали за леопардами — и вот вдруг наткнулись… С опытными путешественниками такая история не пройдёт. Российский турист — вид особенный, российский искатель приключений уникален. На вопрос, отличаются ли наши клиенты от иностранцев, все специалисты туриндустрии единогласно дают ответ: однозначно. «Немец скорее купит предложенную стандартную программу, — поясняет Елена Погосова. — Русский клиент — никогда. Он будет дорабатывать её с менеджером часами, потому что наш человек хочет залезть во все дыры. Потом, по сравнению с иностранцами, у наших клиентов значительно выше требования к информационной насыщенности программы. Они поднимают профессионализм местных гидов, потому что зачастую располагают большими сведениями: они готовятся к поездке, читают путеводители и художественную литературу». Со вкусами не поспоришь, как и с привычками. И даже если привычный к роскоши путешественник согласится ночевать в спальнике, в большинстве случаев его подкладка будет шёлковой. Это объясняет, почему в мире сегодня растёт спрос на глэмпинг — гламурный кемпинг, — превращающий жизнь в палатке из череды досадных неудобств в «отдых со вкусом». И действительно, почему надо жертвовать элементарными удобст­вами ради возможности порыбачить на берегу безлюдного озера? Контакт с природой становится куда более приятным, если вместо спального мешка есть удобная кровать и матрас с подогревом, вместо холодного душа — сеанс в SPA, а вместо попыток правильно приготовить уху — личный повар, готовый превратить пойманную форель в произведение кулинарного искусства. К тому же «гламурные палатки» стоят в исключительных местах, чаще всего национальных парках, и нередко являются единственным на их территории жилищем. С беспроводным интернетом. Отсутствие связи и, как следствие, невозможность контролировать дела — одно из немногих лишений, на которые редко соглашаются клиенты. Они всегда просят расписывать, где по маршруту имеется мобильная связь. Исключения составляют путешествия, предполагающие духовный поиск. «Многие люди ищут места своей силы, — говорит Татьяна Шевченко из World Adventures. — Например, некоторые прилетают в Ирландию всего на пару часов, чтобы посидеть в одиночестве на скалах, которые их вдохновляют и заряжают энергией». Причины, по которым люди готовы терпеть лишения во время путешествий, — разные. Кого-то манят подлинные проявления редких культур, кого-то — детская мечта. Одни бегут от цивилизации, другие — от дел. Иные проходят «школу жизни», проверяя себя на прочность. Другие всего-навсего не хотят смотреть на один закат дважды. Но всех их объединяет понимание того, что платят они не  за пуховую подушку.

  • Фото: Архив пресс-службы