В дорогу!: Патагония

Есть на свете такое место—Патагония. Огромный кусок Южной Америки поделён между Аргентиной и Чили и заселён ламами, гусями и иммигрантами разных волн европейской эмиграции. Когда-то, когда ещё не был прорыт Панамский канал, по Магелланову проливу, отделяющему Патагонию от Огненной земли, шли один за другим корабли, пытающиеся попасть из Атлантики в Тихий океан, а потом — сделать всё то же самое, но в обратном порядке. Огибать мыс Горн всегда было небезопасно, поэтому относительно спокойный Магелланов пролив был весьма похож на Тверскую улицу в час пик. Портовые городки вдоль берегов пролива росли как на дрожжах, переселенцы ехали и ехали, а чтобы хоть чем-то себя занять (рабочие места в портах очень скоро закончились), сыны разных европейских народов стали разводить овец. Под пастбища стали вырубать, а потом и выжигать леса, а так как пожар при постоянно дующем ветре потушить почти невозможно, то патагонские леса вскоре выгорели дотла. Патагония сегодня—это бескрайние продуваемые пастбища, горы и ледниковые озёра. Горы переселенцы разрушить и обратить в луга не смогли, а потому не придали им особого хозяйственного значения. Суровые погодные условия сделали шерсть местных овец особо ценной—свитера из неё не берут ни ветер, ни дождь.

Стоит ли говорить, что относительно невысокие (до 3—3,5 тысячи метров) горы, изумрудного цвета озёра, цветущие холмы, ледники и прочие предметы дикой природы, не тронутые цивилизацией, в какой-то момент времени стали привлекать туристов, уставших от исхоженных европейских и североамериканских маршрутов. Добраться сюда сложно, найти гостиницу почти невозможно, зато столь же сложно встретить автобус с японскими туристами или группу ожиревших американцев—ни одного магазина Louis Vuitton, равно как и ни одного McDonald’s, в пределах здешних национальных парков не обнаружено. И слава Богу! И не говорите, что Он (Бог) забыл про это место—Он не только про него помнит, но, кажется, просто приберёг для Себя. Кто сказал, что Ему нравятся тропические острова? Турагенты. Мне же кажется, что Ему больше по нраву фантастические виды, невозможной формы облака на самом красивом небе, чистые вода и воздух; а фуа-гра с устрицами, как известно, Его не интересуют.

Так вот, там, где в Патагонии кончаются судоходные водоёмы и пастбища, начинаются национальные парки, то есть огромные, в миллионы гектаров, территории, на которых не то что овец разводить—асфальтовые дороги прокладывать нельзя. Дороги, что забавно, здесь делают так: к земле, срезанной грейдером, подмешивают минеральную соль, потом получившуюся смесь поливают водой, разравнивают и утрамбовывают катками. Покрытие держится в течение сезона, потом же всё повторяют заново. Соль не только делает породу твёрдой, но и не даёт дороге обледеневать, а потому по патагонскому хайвею всё-таки можно проехать. Сейчас, нашей зимой, то есть их южноамериканским летом—самый сезон. Здесь относительно тепло (градусов до 15−20 в солнечный день и до нуля ночью), маловетрено, сухо—благодать, в общем. Впрочем, ветер до сотни км в час и резкие смены погоды заставляют едущих сюда брать с собой одежду и обувь на любой сезон. В конце концов, в горах всегда лежит снег, а ледники на летнем солнце только ярче сверкают.

В самом известном чилийском нацпарке Torres del Paine за последние 15−20 лет туристического внедрения построено не более полудюжины остерий (постоялых дворов) и всего одна полноценная гостиница—Explora en Patagonia. Почему en Patagonia—понятно, почему Explora—требует объяснения. В Чили есть две сестринские гостиницы с таким названием—вторая построена семь лет назад на самом севере страны, в знаменитой своей сухостью и высоким (в сравнении с уровнем моря) положением пустыне Атакама, первой патагонской уже 11 лет. В обеих гостя заставляют (именно заставляют) исследовать (to explore) удивительную природу, то есть ходить по ней, карабкаться, скакать, плыть, нюхать, пробовать на зуб и тому подобное. Потому-то и Explora.

Обе принадлежат некоему олигарху из Сантьяго, развивающему свой туристический бизнес скорее от скуки, чем из внятных экономических соображений. Зарабатывает этот сеньор, как говорят, торговлей медью, фруктами и виноделием, то есть всеми возможными в Чили способами, а вот тратит—на путешествия и на привлечение богатых путешественников к себе домой. Гостиницы Explora работают по системе «всё включено», причём включено действительно всё—ваша жизнь на время пребывания в Атакаме или Патагонии будет заключена в мир Explora как в кокон: ресторан, бар, любые маршруты, путешествия, поездки на лошадях, купания в термальных источниках, подъёмы в кратеры вулканов и всё остальное—всё это входит в стоимость проживания. Патагонская гостиница имеет и второе название—Salto Chico—по имени водопада, на котором белоснежное, похожее на корабль здание Explora и стоит. Водопад даёт постояльцам не только шумовое сопровождение и взвесь брызг ледниковой воды, но и энергию. В прямом смысле: прямо на каскаде обустроена небольшая станция с единственной турбиной, мощности которой вполне хватает на не зависящее от поставок солярки снабжение постояльцев электричеством.

В Salto Chico всего две дюжины номеров, правда, к Новому году уже должны были достроить небольшое продолжение на ещё двадцать комнат. Испанские простыни, американская мебель, английская посуда, покрывала, связанные вручную из шерсти ламы, авторские ковры, медные души-лейки вкупе с ванными-джакузи, отсутствие кондиционеров, дружелюбный персонал—всё это создаёт комфортный мир, в котором нет места арабскому шику, русскому поклонению золотому тельцу, немецкому казарменному порядку, но который и есть сама роскошь—в самом чистом и понятном её виде. Продукты только первой (и последней) свежести, прекрасные вина (из погребов всё того же олигарха), лососина и баранина с собственных ферм, открытый бар—это для тела. Поразительный вид из окна, карабканье в горы, прогулки к леднику—для души. Ужин с розовым—вином и видом на закат в горах—объединение того и другого.

Каждый день перед ланчем рейнджеры (это такие гиды, как правило, европейские, которые выпали из нормальной человеческой жизни и застряли в Патагонии не в силах расстаться с видом из окна, небом и воздухом) предлагают гостям самим выбрать завтрашние маршруты (из общего числа в двадцать один). Кому-то хочется прокатиться на лошадях, кому-то—взобраться в горы, а кому-то—просто погулять по берегу озера, добраться до красивого места и съесть сэндвич, сидя на лавочке с видом на какую-нибудь вершину. Единственное, чего здесь не делает никто, так это ничегонеделание в гостинице тогда, когда все остальные постояльцы выбираются на свои горные тропы, реки и озёра.

Приведём пример. Маршрут, пройденный мной, называется «Прогулка к основанию Torres del Paine. Уровень сложности—высокий. Продолжительность—полный день. Маршрут: отъезд ранним утром из гостиницы, поездка вдоль реки Пайне через контрольный пункт Лагуна Амарга и станции Черро Пайне и Черро Алмиранте Ниете, далее пешком по долине реки Асценсио с остановкой в горном лагере Чилено. За лагерем начинается лес, после пересечения которого—горный подъём до 800 м. По пути встречаются разнообразные представители флоры и фауны Патагонии (и немногочисленные сумасшедшие, добавим). На вершине—вид на башни и ланч, потом всё в обратном порядке. Предупреждение: маршрут требует значительных физических усилий». Усилия, прямо скажем, потребовались—воду из меня можно было выжимать, тем более что на пути я припадал, кажется, ко всем попадавшимся на пути горным ручьям.

Добраться до Explora—дело непростое. Четыре часа лёта от Сантьяго до Пунта Аренас (город в Магеллановом проливе), откуда ещё 400 км на мини-вэне назад на север, что займёт ещё примерно шесть-семь часов, включая остановку на обед. Если же учесть, что до Сантьяго добираться (Lufthansa через Франкфурт и Буэнос-Айрес, например) примерно сутки, то станут понятны, по крайней мере, две вещи. Во‑первых, соотечественников вы здесь не встретите. Во‑вторых, ехать сюда надо надолго, не меньше чем на неделю. Ещё неделю хорошо бы провести в Атакаме—в самой сухой, безжизненной и прекрасной пустыне на Земле, где лунные пейзажи, дымящиеся кратеры вулканов и ещё более удивительное небо.

Неделя пребывания в Explora на одного в среднем обойдётся в пять тысяч долларов, перелёт бизнес-классом до Сантьяго—ещё столько же. Размещение вдвоём несколько снижает финансовое бремя в расчёте на душу путешествующего. Дети приветствуются (оплачиваются дополнительно), домашние животные—ни за какие деньги: могут напугать местных гусей или наделать где не положено. Несмотря на дороговизну, Explora забита на много месяцев вперёд, а на Рождество, к примеру, сделаны бронирования аж на пять будущих лет.

Да, почему Torres del Paine? В смешанном переводе с испанского и местного индейского Torres del Paine—"Голубые Башни". Давшие название парку, вздымающиеся ввысь, странной клыковидной формы, горы в некоторое время суток становятся голубыми (это про цвет) и практически сливаются с небом. Я видел башни серыми, розовыми, чёрными, синими. Голубыми не видел—мало времени провел, надо вернуться.

В России комнату в Explora можно забронировать в агентстве «Грёзы». Информация на сайте www.explora.com