Плато Путорана

Плато Путорана было «белым пятном» чуть ли не до конца ХХ века—более или менее подробные карты огромной горной страны у подножия Таймырского полуострова были составлены только в 1970-х при помощи аэрофотосъёмки. Место оказалось прямо-таки средоточием географических раритетов. Такой рельеф не встречается больше нигде в России: плоские столовые горы рассечены огромными каньонами, не уступающими Гранд-Каньону в Колорадо. Путорана—самое северное в мире плато вулканического происхождения, мощность лавовой толщи здесь достигает 1500 метров, и вода, тысячелетиями пробивавшая себе путь в многослойном «пироге» горных пород, изрезала их ущельями глубиной до 1280 м. Классических альпинистских перевалов не встретишь, зато, сплавляясь на рафте или каноэ по кристально чистым потокам, можно, как в музее, прослеживать геологическое строение гор. Впрочем, порой бывает трудно понять, где вы находитесь—на озере или реке, потому что озёра, похожие на скандинавские фьорды, очень длинны и образуют целые системы, растянувшиеся на многие десятки километров. С языка коренных жителей—эвенков—название Путорана переводится как «страна озёр с крутыми берегами». И на планете, между прочим, нет другой горной страны, которая могла бы сравниться по количеству и глубине озёр с Путораной. Их на плато более 25 тысяч, глубина большинства достигает 180−420 м, и вместе взятые они образуют второй по объёму резервуар пресной воды в России после Байкала. Ландшафт идеален для образования водопадов, причём тысячи рек и ручьёв не просто стекают с гор в долины, а низвергаются с отвесных стен высокими тонкоструйными потоками. Такого количества водопадов на единицу площади тоже нет нигде в мире, в России же путоранским водопадам принадлежат все национальные рекорды: здесь находятся самый большой водопад по высоте (108 м, река Канда) и самый мощный по водосбросу—Большой Курейский. С наступлением холодов все эти потоки превращаются в глыбы цветного натёчного льда, и потрясающей красоты ледопады покрывают скальные стенки, кулуары и ступенчатые склоны толстым прозрачным панцирем. Пейзаж фантастический. Особенно когда подсвечен северным сиянием. Это район Полярного круга, но, несмотря на крайне суровый резко континентальный климат (амплитуда летних и зимних температур достигает 100 градусов!), на плато расположены самые северные на нашей планете леса. Не малорослые тундровые заросли, а полноценные деревья—находясь на широте Мурманска, можно гулять по настоящей тайге, вдыхая терпкий запах багульника и лиственничной хвои. Феномен объясняется тем, что в каньонах, защищённых от северных ветров, складывается свой, значительно более мягкий микроклимат, и укрываясь в озёрных долинах, таёжные леса добираются аж до 73-й параллели. Как нетрудно догадаться, животный мир в таких условиях представлен всем многообразием тундровой, таёжной и горной фауны. Много эндемников, например, таймырская популяция дикого северного оленя или одно из самых крупных малоизученных млекопитающих планеты—путоранский снежный баран (толсторог). В реках полно лососёвых: голец, сиг, хариус, таймень, причём последние—50-килограммовые, такие встречаются только в некоторых районах Якутии и отдалённых уголках Монголии. Но для охоты и рыбалки требуется разрешение, потому что значительная часть территории плато является заповедной зоной. Туда и попасть-то можно только по специальному пропуску, который выдаёт директор заповедника лично. Кстати, он, как правило, предупреждает приезжих, что часть их маршрута пройдёт в местах, совсем не посещаемых людьми. Непуганое зверьё спокойно подходит к палаткам и практически на глазах туристов грызёт мешки с провизией. Эйфории от такого зрелища поддаваться не следует: если песцов или росомах можно прогнать хлопком в ладоши, то медведи, никогда не видевшие человека, сами могут принять вас за добычу. Путоранский государственный заповедник включён ЮНЕСКО в список объектов Всемирного наследия. Трудно поверить, но эти 2,5 млн гектаров девственной природы до сих пор абсолютно не затронуты хозяйственной деятельностью человека! Даже туристические экспедиции попадают сюда очень и очень нечасто, особенно в центральные и восточные районы—заброска на плато возможна только вертолётом (из Туруханска, Игарки, Норильска). По этой же причине и аварийный сход с маршрута часто бывает невозможен. И единственный вариант снова вернуться в цивилизацию—своим ходом. Пешком или в лодке, наперекор естественным преградам, безумствам погоды и собственной усталости. Это ли не жизнь для настоящего мужчины?