Новые Фаберже

Парадоксально, но факт: немец Карл Фаберже стал одним из символов России и русского искусства. Сын основателя санкт-петербургской фирмы Faberge Густава Фаберже в конце XIX-начале XX века прославил Россию на весь мир. Вещицы основанного им ювелирного дома получали призы на международных выставках, а европейские ювелирные фирмы (включая такие признанные авторитеты, как Cartier) пытались копировать уникальный стиль Faberge.

Миниатюрные фигурки—не личное ноу-хау придворного российского ювелира, а гораздо более древнее искусство. Ювелирной обработкой твёрдых полудрагоценных камней и кристаллов занимались этруски, египтяне, эллины, китайцы и японцы. В Средние века европейским центром художественной резьбы по камню стал немецкий город Идар-Оберштайн. В это же время первые мастера появились и в России, на Урале.

Заслуга Фаберже в том, что он обобщил восточные и западные традиции и вывел народный промысел на уровень высокого искусства. Его подход был истинно научным, а размах—имперским. Мастер мог позволить себе экспедиции в отдалённые месторождения в поисках редких камней, обучение и стажировку своих мастеров в Идар-Оберштайне. На Фаберже работали лучшие немецкие и российские ювелиры и камнерезы. Их не ограничивали ни в средствах (использовались только лучшие драгоценные и полудрагоценные камни, золото и серебро), ни в сроках (создание одной работы могло растянуться и на несколько месяцев, и даже на несколько лет).

После революции мелкая каменная пластика не исчезла, а «ушла в подполье"—когда в 80-е годы стало возможным его «официальное» возрождение, выяснилось, что в этом виде искусства не только не произошёл регресс, но напротив—оно все эти десятилетия прогрессировало. Работы современных санкт-петербургских камнерезов покупают музеи и галереи мира, причём цены на них растут в геометрической прогрессии (и уже сравнимы с оценкой произведений Фаберже). Государственный Эрмитаж намерен открыть музей Faberge и посвятить целый зал постоянной экспозиции современным работам, а Christie, s включил некоторых российских художников в список лучших ювелиров XX века. Конечно, далеко не всех современных мастеров можно назвать художниками, создающими не поделки, а произведения искусства. Список лучших из лучших, догнавших в технике и образности Фаберже и даже превзошедших его, по мнению искусствоведов Эрмитажа, включает около пятнадцати мастеров. Вот самые интересные из них.

СЛАВА ТУЛУПОВ—художник с мировым именем. Он четыре года был лучшим на профессиональной национальной выставке «Cutting Edge» в США; его миниатюры в камне выставлялись в ведущих музеях и галереях США и Европы (таких, как музей Карнеги). Christie, s назвал Тулупова одним из лучших мастеров XX века и включил его работы в книгу «Ювелирное искусство XX века». Первые эксперименты Тулупова в области пластики в камне относятся к 1982 году. В 1991-м он переехал в Нью-Йорк, где снискал известность. Его техника уникальна—она совмещает филигранные приёмы санкт-петербургских мастеров и безупречную точность немецких. В основе его творчества—эксперимент с формой и материалом, поиск критической точки баланса. Сегодня художника привлекают абстракции, до этого он увлекался природными формами, избегая натурализма. Уникальны не только образы Тулупова, но и многие технические приёмы: например, он единственный, кто умеет инкрустировать бриллианты в камень толщиной в несколько миллиметров, не разрушая его. Подобной техникой не владели даже мастера Фаберже.

ГЕННАДИЙ ПЫЛИН начал заниматься каменной пластикой в 1989-м году. Искусствоведы считают, что он одним из первых обрёл собственный стиль, преодолев стадию подражания Фаберже. Его работы представляют собой сложные философские образы. В них завершённость формы сочетается с эмоциональной выразительностью, а ирреальные детали с натуралистичными. Он может создать из камня точную копию реального предмета—имитацию воска, кожи или дерева. Часто даже эксперты не могут поверить, что это создано из камня. Пылина часто просят разрешить потрогать работу, чтобы убедиться, что всё это действительно вырезано из камня. Вместе с тем, сам по себе натуралистичный предмет для художника непривлекателен. Композиция становится образной и интересной только благодаря совмещению абсолютно реального с гипертрофированно символичным. Это, как говорит сам мастер, «эстетическое преодоление реальности».

ЯРОСЛАВ КСЕНОФОНТОВ, самый молодой из современных художников-камнерезов, работает с камнем с 1992 года. Он один из немногих, кто сегодня занимается сложной многоцветной каменной пластикой, то есть совмещает в одной работе минералы разных цветов и плотностей. Главная тема для Ксенофонтова—создание ироничных, алогичных, даже «сказочных» образов. Это гротескные персонажи, в основе которых стремление «запечатлеть состояние и дать ему странновато-сказочный декор из камня и ювелирных деталей"—так объясняет идею своего творчества сам художник. Ксенофонтов далёк от натурализма и иллюзионизма, он создаёт образы, заставляющие размышлять. Кто эти персонажи? «Странные люди, талантливые, непризнанные в своём таланте, не вписывающиеся в своё время»,—отвечает на этот вопрос художник.

СЕРГЕЙ ШИМАНСКИЙ занимается каменной пластикой с 1991 года. Его работы неоднократно выставлялись в музеях и галереях Лондона, Парижа, Санкт-Петербурга и Москвы, некоторые из них находятся в постоянной экспозиции Оружейной палаты Московского Кремля. В XIX веке ювелирный дом Cartier пытался копировать цветочные композиции Faberge. Большинство современных мастеров сегодня занято тем же. Шиманский—один из немногих, кто смог найти свой подход к цветочным композициям. Его секрет—в создании динамики. Его букеты «колышутся» на ветру, на лепестках цветов застывают капельки росы. Он умеет поймать мгновение в жизни цветка между распусканием и увяданием. Именно поэтому эксперты считают цветы Шиманского лучшими. Сегодня мастер занят поиском нового—его привлекают абстрактные композиции. Хотя формы для художника не главное, первостепенным он считает чувство камня, который сам может диктовать композиционное решение.

ЕВГЕНИЙ МОРОЗОВ начинал работать с камнем в 80-х вместе со Славой Тулуповым. Поначалу мастера учились друг у друга и даже копировали друг друга, но потом каждый из них нашёл свой стиль. В творчестве Морозова много от японской философии: его фигурки напоминают старинные нэцкэ. Художник уверен, что каменная миниатюра не должна быть просто интерьерным предметом и стоять на полке. Её надо держать в руках, чувствовать вес и объёмность—она должна быть похожа на вещь для медитации. Творчество для мастера—процесс сугубо индивидуальный. Обычно камнерезы сотрудничают с ювелирами, которые украшают работы драгоценными камнями и металлами. Морозов всё делает сам—от «A» до «Я». «Иначе я не могу называть работу своей»,—говорит мастер.

АНТОН АНАНЬЕВ и АЛЕКСАНДР ВЕСЕЛОВСКИЙ работают в тандеме с 2000 года. Свою творческую мастерскую они назвали «Каменный гость». В XIX веке ювелирный дом Faberge создавал композиции в единственном экземпляре, считая, что не следует даже пытаться копировать собственную работу, каждая последующая должна быть лучше предыдущей. Этим же убеждением руководствуются Ананьев и Веселовский. «Постоянное стремление к лучшему"—их кредо. Художники много экспериментируют с природными формами и анималистикой. Они создают не только чисто интерьерные, но и практичные вещи: шкатулки, пепельницы, коробки для сигар. Они уверены: вещь должна жить в интерьере.

  • Фото: Архив пресс-службы