Эксперт по древностям Юсуф аль-Хаттали недавно совершил археологическое открытие на вилле Силин, примерно в 90 км от центра Триполи. Римская вилла, построенная в конце I века нашей эры, выходит на Средиземное море с песчаного холма к западу от Лептис Магна—одного из пяти объектов мирового наследия ЮНЕСКО и наиболее сохранившегося из древних городов. В 1974 г. штормом размыло пляж, который тысячи лет прятал виллу Силин, и черепица, показавшаяся из-под песка, оказалась лишь вершиной айсберга. Дальнейшие раскопки открыли архитектурную жемчужину из 20 комнат, украшенных искусной мозаикой высочайшего качества, известной учёным как emblema musivo. Выложенные из камешков картинки, изображающие разнообразные сюжеты—от гонок колесниц на близлежащем ипподроме Лептис до охоты пигмеев на крокодилов,—выполнены так тонко, что напоминают живопись.

Таков парадокс современной Ливии: останки древней цивилизации как будто спали, погружённые в небытие, без какой-либо заботы об их защите и восстановлении. Руины города Лептис Магна были отрыты только частично—в основном в 1930-е годы археологами, работающими на Италию, которая тогда правила в Ливии. Рельсы, по которым они увозили обломки, всё ещё на месте вместе с останками городских бань, гимнастического зала, базилики, цирка, двух форумов, шести триумфальных арок и амфитеатра, построенного в 56 г. н.э., во времена Нерона. Некоторые другие постройки из известняка, в том числе рынок, относятся к восьмому году до н.э. Мощное землетрясение в середине IV века полностью разрушило город. Сегодня Лептис Магна—только один из замечательных римских городов в Ливии, открытых для посещения иностранцами. Однако самостоятельное посещение Ливии по‑прежнему небезопасно, несмотря на энтузиазм местных жителей, готовых делиться культурными благами своей страны.

ВСЛЕД ЗА ПЕРЕВОРОТОМ 1969 г. полковник Муаммар аль-Каддафи переименовал страну в Великую Социалистическую Народную Арабскую Джамахирию (государство народа). По его мысли, Джамахирия должна была представлять собой альтернативный способ управления и экономический порядок, в которых сочетались бы элементы коммунизма и капитализма. Однако, несмотря на то, что его система якобы сохраняла отдельные формы демократии, Каддафи стал одним из наиболее известных в мире диктаторов, и его страна остаётся в списке государств-пособников терроризма, составленным Госдепартаментом США. В 1986 г. президент Рональд Рейган отдал приказ бомбить резиденцию Каддафи в Триполи и другие цели—это было возмездием за взрыв на берлинской дискотеке, унесший жизни двух американских солдат. Вражда продолжилась, когда Ливия предоставила убежище ливийским террористам, которые были осуждены за взрыв рейса 103 авиакомпании Pan American, произошедшего в 1988 г. над шотландским Локерби. Ливия страдала от усиливавшейся политической и экономической изоляции вплоть до 1999 г., когда Каддафи выдал террористов и заплатил компенсации семьям жертв, а также произвёл другие действия, которые позволили его стране вновь вступить в международное сообщество. ООН сняла санкции в сентябре 2003 г., и в декабре того же года, через неделю после задержания Саддама Хусейна в Ираке, Каддафи заявил, что он избавит свою страну от оружия массового уничтожения.

Покидая салон бизнес-класса «Боинга 757», совершившего чартер в Ливию, мы замечаем стоящие в аэропорту Триполи самолёты с логотипами Swiss Air и Lufthansa. Нас предупредили, что алкоголь строго запрещён и будет конфискован, кредитные карточки практически бесполезны, а туалетной бумагой в общественных туалетах пользоваться не принято. У пункта паспортного контроля улыбчивые дети в национальных одеждах—мальчики в простых халатах и девочки в пёстрых платьях и головных платках—предлагают сладости и соблазняют нас сфотографироваться. Но за пределами аэропорта вид уже не такой умильный. Пластиковые пакеты, бутылки, шины и прочий мусор валяется прямо на дороге. Нам объяснили, что уборку мусора пока не производят, экономя деньги для жилищного строительства и образования. Недавно страна отметила 36-летие правления Каддафи, и по всему Триполи расставлены рекламные щиты, изображающие самопровозглашённого Вождя на фоне небесного сияния, с улыбкой на лице и руками, сомкнутыми в победном жесте. Хотя полковник остаётся героем постеров для ливийского сопротивления, он, похоже, признаёт, что экономическое и политическое сотрудничество с Западом только усилит его влияние в стране и в мире. Некоторые считают, что продемократически настроенный сын, Сеиф аль-Ислам, который должен унаследовать отцовскую власть, представляет весьма значительные силы, стоящие за назревающей в Ливии перестройкой. Новый отель Corinthia Bab Africa в Триполи можно расценивать как приветственную ковровую дорожку западным гостям от Каддафи. В холле единственного в стране пятизвёздочного отеля пианист играет «Nights in White Satin» Moody Blues, когда мы ставим наши сумки на ленту рентгеновского аппарата и проходим через металлодетекторы. Азиатские и итальянские бизнесмены обсуждают свои сделки за чашечкой кофе вместо шотландского виски, а африканские семьи выбирают, в каком из ресторанов отеля пообедать—итальянском, азиатском или марокканском. Если бы не чрезвычайные меры безопасности и отсутствие бара с алкоголем, можно было бы подумать, что мы в каком-нибудь приличном отеле более либеральной арабской страны. Невесомые стеклянные башни отеля Corinthia, расположенного прямо за стенами старого Триполи, символизируют сдержанно оптимистические экономические ожидания Ливии. Ливийцы надеются, что туризм и торговля наконец начнут приносить стране не меньший доход, чем обнаружение нефти в 1959 г., в одночасье превратившее Ливию в одну из самых богатых африканских стран. Тогда концентрация этого богатства в руках меньшинства спровоцировала социалистическую революцию Каддафи, и последующая так называемая золотая эра дала народу жильё, образование и инфраструктуру. Но десятилетия торговых санкций и коррупции прозвучали погребальным колоколом для экономики. Сегодня пыльные дороги Ливии и тусклые бетонные здания представляют резкий контраст с сияющими небоскрёбами и чистейшими бульварами, к примеру, Дубая, который сумел правильно распорядиться дивидендами от нефтяного бума. В отличие от нефти, экономику Лептис Магна в славную эпоху Римской империи двигала совсем другая маслянистая жидкость—оливковое масло. В те времена оно использовалось буквально везде: было горючим для ламп, применялось для изготовления мыла и духов и, конечно, шло в пищу. Оно считалось столь драгоценным, что в 46 г. до н.э. Юлий Цезарь приказал властям Лептиса заплатить штраф в три миллиона фунтов оливкового масла в наказание за сокрытие Като, командора, служившего Помпею, главному противнику Цезаря. В 109 г. н.э. Рим провозгласил Лептис Магна колонией и дал его населению права римских граждан. Процветание и развитие города достигли пика, когда уроженец Лептиса Септимус Северус управлял Римской империей (193−211 гг. н.э.). В его честь город построил самую впечатляющую триумфальную арку. В III и IV веках крепостные стены города протянулись почти на две мили. К настоящему времени археологи откопали только около 30 процентов города и могут только гадать, какие ещё сокровища скрываются под землёй. «Эти руины потрясают своими размерами и степенью сохранности,—говорит Джек Долтон, эксперт по искусству и архитектуре.—К тому же, здесь очень мало туристов, что бывает крайне редко. Сходные раскопки, например, Эфес, привлекают толпы зевак». Хотя археологические останки Лептиса относятся только к римской эпохе, римляне не были первыми, кто оценил город-порт с естественной гаванью. Финикийские торговцы основали Лептис Магна около тысячи лет до н.э. Затем греки, карфагеняне, римляне, вандалы, византийцы, арабы, турки-оттоманцы и итальянцы поочерёдно делали его своей колонией. (Итальянское правительство также надзирало за раскопками Сабрата, менее впечатляющего римского аванпоста, известного изысканной мозаикой и воссозданным амфитеатром.) Некоторые наиболее ценные артефакты Ливии были перенесены в Музей Джамахирии в Триполи. На здании, напоминающем замок, высится мачта с американского фрегата «Филадельфия», захваченного триполийскими пиратами в 1803 г. Галереи музея знакомят с реликвиями многих цивилизаций, которые управляли Ливией за последнее тысячелетие. Здесь представлен один из лучших в мире образцов мозаичного искусства I века—эти изображения растений и животных эксперты считают даже более изысканными, чем древние шедевры соседнего Туниса. А в соседнем зале выставлен ультрасовременный артефакт—светло-голубой фольксваген-«жук», на котором ездил Вождь, планируя революцию. Гостей в музейном холле встречает статуя обнажённой Венеры, римская копия II века Афродиты, которая некогда украшала Лептис. Итальянское правительство в 1939 г. подарило статую Герману Герингу, но она вернулась в Ливию в 1999-м, после того как всплыла в частной немецкой коллекции. Ливия никогда не получит назад многие украденные сокровища Лептиса, в том числе сотни гигантских зелёных мраморных и красных гранитных колонн, стоящих сейчас в Виндзорском замке, Версале и парижской церкви Сен-Жермен-де-Пре. Однако три монументальные колонны из зелёного мрамора остались закопанными на пляже Лептиса. Французский консул оставил их там в конце XVIII века, потому что не смог найти достаточно крепкое судно для доставки их во Францию. Менее известным древним сокровищам Ливии продолжает угрожать и разграбление, и разруха. До тех пор, пока страна не сможет защитить и реставрировать своё культурное наследие, к примеру, мозаику на вилле Силин, может быть, лучше оставить их там, где они провели последние несколько тысяч лет—под песком. Из России поездки в Ливию организуют несколько тур-операторов. В том числе Bon Voyage Tour. bvtour.ru