Идеальный дом

Как известно, создать идеальный дом практически невозможно. Потому что, как только вы начинаете обживать даже самое совершенное пространство, возникают идеи что-нибудь изменить. Мы в Robb Report—не исключение. Каждый год, в июньском номере, мы вновь возвращаемся к теме идеального дома, смешивая и комбинируя не только пространство, стили, направления, но и само время.

ИДЕАЛЬНЫЙ ДОМ: ХОЛЛ

Ванкувер, Британская Колумбия.

Архитектурный и интерьерный дизайн Брайана Хемингуэя

Войдя в этот дом площадью чуть более 1600 кв. м, построенный над искусственным озером на участке в полтора гектара, вы испытаете переживание, схожее с религиозным. Круглая входная дверь из меди, в которую визуально заключён чёрный квадрат, отсылает к буддийским и индуистским мандалам, символам вселенной, в которых квадрат вписан в круг. Квадрат символизирует Землю, а круг—рай. «Чтобы попасть в дом, вам нужно переступить через квадрат и пройти сквозь круг—это метафора,—говорит проектировавший дом архитектор и дизайнер из Ванкувера Брайан Хемингуэй.—Путь в рай не должен быть прямым или простым. Нужно быть осторожным, чтобы не оступиться».

Владелец дома С. С. Чен родился и вырос на Тайване, но о буддизме и индуизме почти ничего не знал до встречи с Хемингуэем, родившимся в Индии, а затем работавшим в Юго-Восточной Азии. Архитектор интересовался историей религий с 15 лет. Мотив мандалы встречается по всему дому, появляясь то тут, то там на созданных Хемингуэем предметах обстановки. На ковре в прихожей—геометрический рисунок в виде окружностей и квадратов, как и на японском фонаре, свисающем с потолка. «Большая часть элементов декора выполнена в восточном стиле, но все материалы—известняк, гранит, красное дерево и клён—местные, так что дом является частью как Востока, так и Запада»,—говорит Хемингуэй.

Востоком навеян и рисунок изящной сетки, украшающей подъезд—её орнамент основан на традиционном узоре династии Сун. Статуи львов, расположившихся у основания колонн подъезда, также имеют восточное, китайское происхождение. «Традиционно статуи ставили у входа, чтобы отгонять злых духов»,—объясняет сын Чена, Джеймс, который недавно защитил в университете докторскую диссертацию по архитектуре.

В противовес львам, отгоняющим незваных гостей, большая картина, висящая в фойе прямо напротив входной двери, приглашает посетителей войти. «Мы сделали её всей семьёй к свадьбе моей старшей сестры,—рассказывает Джеймс.—Это зеркальное отражение китайского иероглифа, обозначающего счастье. Как только вы пройдёте сквозь дверь и метафорически вступите в рай, вы окажетесь лицом к лицу со счастьем».

brianhemingway.com

ИДЕАЛЬНЫЙ ДОМ: ГОСТИНАЯ

Довиль, Франция.

Проект Ива Сен-Лорана, Пьера Берже и Жака Гранжа

Можно по пальцам пересчитать дома, которые были бы так же знамениты, как эта «Русская изба», построенная Ивом Сен-Лораном в конце 80-х годов. Французский модельер никогда не скрывал свой интерес к России, напротив, всячески его подчёркивал. Русские мотивы в творчестве, нашумевшая коллекция «Русские сезоны» 1976 года, навеянная костюмами Бакста для дягилевских балетов, поездка в перестроечный СССР, и, главное, нежная дружба с Лилей Брик—любовь к России во всех её проявлениях у Сен-Лорана давняя и взаимная. Так что решение модельера обзавестись ко всему прочему собственным «русским домом» никого не удивило. Местом для строительства было выбрано принадлежащее Сен-Лорану поместье «Габриэль», особняк 1874 года с огромным садом недалеко от Довиля на севере Франции. Как в случае с другими квартирами и виллами кутюрье, ему помогал давний друг и партнёр Пьер Берже, а также звезда французского декораторского искусства Жак Гранж. Несмотря на профессионализм последнего, а также неплохие познания Сен-Лорана в области русской культуры и истории, «русскость» дома, возникшего в глубине сада, весьма относительна. Впрочем, никто и не пытался строго придерживаться заявленного стиля. Россия в представлении модельера и его друзей—это мифологическая страна, в которой реальность и фантазии, Запад и Восток переплелись в экзотический клубок. Дом совсем невелик: гостиная, ванная и кухня. Во времена своих приездов в Довиль живёт модельер в большом доме (который, в свою очередь, оформлен по мотивам его любимой книги «В поисках утраченного времени» Пруста), а в «Русской избе» уединяется для отдыха и работы. Снаружи деревянное строение с резными наличниками и крыльцом действительно отдалённо похоже на избу, сказочную и нарядную. Роскошная входная дверь—одна из немногих подлинно русских, причём старинных вещей. Её вместе с некоторыми предметами мебели Сен-Лоран купил у одного соотечественника-коллекционера. Плюс портрет Николая II, несколько картин и кое-какая посуда, подаренная Лилей Брик,—этим, пожалуй, и ограничивается вклад России в «русский дом». Витражи и вазы из Марокко, азиатские ковры и мягкая мебель, чучела животных, напоминающие о европейских охотничьих домиках,—в интерьере, который потрясает пестротой и обилием деталей, царит полнейшая эклектика. Кто-то сочтёт его тяжеловесным и перенасыщенным, однако Ив Сен-Лоран утверждал, что нигде не чувствует себя так спокойно и расслабленно, как здесь. Вероятно, решение далось модельеру нелегко, однако в начале этого года он выставил поместье «Габриэль» вместе с «Русской избой» на аукцион. Говорят, весной его приобрели Брэд Питт и Анджелина Джоли.

ИДЕАЛЬНЫЙ ДОМ: СТОЛОВАЯ

Палм-Бич, Флорида.

Архитектурный и интерьерный дизайн Питера Марино

ВПалм-Бич, сколько бы приглашений вы не разослали, вам остаётся только гадать, на сколько человек накрывать стол. «Когда вы приглашаете на обед нескольких друзей, они вполне могут привести с собой и своих друзей тоже. И тихие посиделки превратятся в бурную вечеринку,—говорит нью-йоркский архитектор Питер Марино.—Владельцы этого дома часто устраивают праздники и приёмы, так что я хотел так организовать пространство, чтобы здесь одинаково уютно чувствовали себя и четверо гостей, и двести».

Для этого Марино придумал три одинаковых стола из пальмового дерева размером полтора на полтора метра, каждый из них раскладывается до шестиметровой длины. Идея дизайнера заключалась в том, что в этой просторной столовой, ни один из предметов—кроме вещей, созданных самим Марино (столов, зеркал и шкафчиков),—не имеет точной пары. Рисунки на тайском шёлке, которым обиты стулья, придуманные датским дизайнером Кааре Клинтом, не повторяются. Каждая ваза, созданная Акселем Салто, имеет собственную форму и предназначена для определённого сорта цветов. Даже фарфор, изготовленный художником Майклом Спиро, имеет различные рисунки на каждом предмете. «Здорово, когда люди, придя в дом, понимают, что всё, до чего они дотрагиваются, существует в единственном экземпляре»,—говорит Марино.

Хотя в целом в декоре дома ощущается сильное влияние индонезийской культуры, нельзя сказать, что в столовой доминирует какой-то определённый стиль. Марино называет эту комнату «спортивно-элегантной». Вышеописанные стулья—альянс датских дизайнерских традиций и тайских рисунков на шёлке—и зеркала в тяжёлых рамах, сделанные Марино, сосуществуют на одном пространстве с причудливыми люстрами, заказанными у французского мастера Клода Лаланна.

Чтобы создать у хозяев и их гостей иллюзию, будто они находятся посреди водной глади, Марино с трёх сторон окружил столовую водой, разместив бассейны вплотную к стенам. «Ночью вы можете зажечь плавучие свечи,—говорит Марино,—и придать вечеру романтическое настроение».

petermarinoarchitect.com

ИДЕАЛЬНЫЙ ДОМ: КУХНЯ

Москва.

Проект Бориса Уборевича-Боровского и архитектурного бюро UB design

Уже второй год подряд в нашей номинации «Идеальная кухня» побеждает проект Бориса Уборевича-Боровского. Как это нередко бывает, к оригинальному решению автора подтолкнули обстоятельства, а именно—весьма скромные размеры квартиры. Чтобы не плодить клетушки, было решено условно поделить вытянутое пространство на зоны, соединив их идущим вдоль оси коридором. Перегородками выступают стеклянные стены, прозрачные занавеси, а кое-где обошлись и вовсе без них. Но самая необычная идея заключалась в том, чтобы свести на нет также привычную разницу между полом, стенами и потолком. Квартира, как подарочная коробочка бархатом, выложена изнутри красным деревом мербау. Однако и это ещё не всё. Большая часть мебели, чтобы не съедалось пространство, вмонтирована в стены. Как и эта белоснежная кухня, подобной которой не существует в природе. Лёгкая и деликатная конструкция, лишённая почти всех привычных элементов, изготовлена из кориана по эскизам архитектора. Из немногочислённой «движимости"—барные стулья La Palma и диваны Ferlea. Узкий коридор вдоль окон, комнаты-купе, мебель, прикрученная к стенам,—согласитесь, эта квартира похожа на поезд из будущего?

uborevich.ru

ИДЕАЛЬНЫЙ ДОМ: ВАННАЯ

Барселона, Испания.

Проект Кристины Родригес

Глядя на эту просторную ванную комнату с элементами южноазиатского стиля, последнее предположение, которое может прийти в голову, это то, что местом действия является центр Барселоны, бывшая фабрика. Однако это так. Когда молодая пара, дизайнер Кристина Родригес и её муж Альфонсо, покупали заброшенное промышленное здание с выбитыми стёклами и горами мусора, они не сомневались, что смогут превратить его в классический лофт—аскетичный и немного богемный. Повозиться пришлось немало. Кристине показалось недостаточным избавиться от мусора и вставить стёкла, она затеяла настоящую реконструкцию. Снесла ненужные, на её взгляд, стены, очистила кирпичные стены от штукатурки, отреставрировала старые балки и колонны—словом, повторила путь почти всех обладателей бывших фабрик. Кроме того, ей пришлось провести в здание электричество, водопровод и канализацию. История умалчивает, что именно производила фабрика, однако она обходилась без этих насущных систем.

И лишь после этого дошло дело до декора. С этим Кристина справилась гораздо быстрее, ведь ей помогал её муж и друзья-художники. Для квартиры в 300 с лишним квадратных метров мебели здесь не слишком много. Примерно половина—культовые вещи известных дизайнеров (неизбежная реальность всех лофтов), остальное сделано по эскизам хозяев и их друзей. Кристина активно использовала дерево, циновки, подушки и яркие ткани, деревья в кадках. Это внесло в нью-йоркскую атмосферу квартиры тёплые южные нотки.

Самой, пожалуй, негородской по настроению получилась ванная комната. Не портит картину даже то, что из практических соображений Кристина не стала выкладывать пол старыми шпалами, как в остальной квартире, а заменила их полированным бетоном. Ванна, а точнее, небольшой бассейн, утопленный в полу, подушки с матрасами и плетёные корзинки—всё это напоминает скорее SPA-салон дорогого отеля где-нибудь в Таиланде, чем интерьер городской квартиры. Кажется, через секунду войдёт небольшого роста женщина и начнёт сеанс чудотворного массажа. Усиливают впечатление пальмы в кадках и дверь, выходящая как будто бы в сад, а на самом деле на террасу. Кристине удалось почти невозможное: превратить здание, видевшее лишь труд и усталость, в пространство, созданное для неги и удовольствий.

landrydesigngroup.com

ИДЕАЛЬНЫЙ ДОМ: КИНОТЕАТР

Киев, Украина.

Проект Тео Каломиракиса

В этом проекте столько всего намешано—событий, эпох, стран, стилей, громких имён—что для одного дома кажется даже слишком. Более пятидесяти лет назад он был построен под Киевом как очередная сталинская дача. После смерти вождя дом долгое время не привлекал к себе особого внимания, пока в середине 90-х его не взял в аренду приближённый к президенту Украины американский бизнесмен украинского происхождения. Для реконструкции пришедшего в упадок здания он выписал из США известного декоратора Уильяма Стаббса. Проект был закончен в 1998 году и наделал много шума—это был едва ли не первый опыт приглашения западного дизайнера на территорию бывшего СССР.

Интересным было всё: и прецедент, и сам проект, потрясающий своей роскошью. Стаббс, не видя особой разницы между Россией и Украиной, попытался воссоздать некий мифологический образ славянского дворца. Для оформления кинозала был приглашён Тео Каломиракис, владелец и главный дизайнер Theo Kalomirakis Theater, величина № 1 в области домашних (и не только) кинотеатров. Он начал свою карьеру около 20 лет назад с проекта для сына Эсте Лаудер и с тех пор оформил кинозалы половины голливудских звёзд. Киевский проект—один из его любимых. «Заказчик хотел,—говорит Тео,—чтобы мы превратили скромную комнату для просмотра 35-мм агиток в роскошный театральный зал в стиле XVIII—XIX вв. И мы это сделали, оснастив, однако, кинотеатр самой современной электроникой». В 1998 году проект получил главный приз ассоциации CEDIA.

Не менее интересна и судьба особняка. Вопреки ожиданиям, бизнесмен не стал использовать его в личных целях, а каким-то образом устроил так, что тот стал резиденцией посла России на Украине, каковым является Виктор Черномырдин. Дизайнерский ход смешения традиций двух соседних стран оказался очень кстати.

tktheaters.com

ИДЕАЛЬНЫЙ ДОМ: ФАСАД

Горки-10, Россия.

Проект Алексея Козыря

Проекту, вошедшему в историю отечественной архитектуры под неофициальным названием «Дом с глазами», уже четыре года, однако за это время у него появилось не так уж много конкурентов по части внешнего вида. Огромные круглые окна второго этажа, заключённые в широкие оцинкованные рамы, и правда, кажутся его главной изюминкой. Хотя сам архитектор вовсе не собирался делать на них ставку: «Сводчатые потолки в двух спальнях на втором этаже потребовали поддержки на фасаде. Так что круглые окна—это просто логическое продолжение внутреннего пространства». Куда с большим воодушевлением Козырь рассказывает о других, менее броских деталях. Этот дом, как и прочие его проекты, стал полигоном для экспериментов с материалами и технологиями. Например, снаружи стены бетонного каркаса дома обшиты рейками из чёрного клёна, дающего необычный блеск, которые скреплены болтами (конструктор—Александр Плотников). Ступени крыльца (так же, как и многое в интерьере) сделаны из чёрного бетона, крашенного в массе, с которым тогда начал работать Козырь. Сочетание дерева, металла и чёрного бетона делает дом брутальным, как хотел заказчик, но не нарушает целостность пейзажа.

mcfchan.com

ИДЕАЛЬНЫЙ ДОМ: ЧЕРДАК

Горки-2, Россия.

Проект Александра и Натальи Сохацкихи AS+architects

Мы назвали это пространство чердаком, что, разумеется, чистой воды условность. За подобное определение говорит лишь местоположение—под самой крышей. Что в нём будет, не знают пока даже хозяева: проект закончен совсем недавно. История этого дома удивительна тем, что его могло и не случиться—будь хозяева хоть на каплю консервативнее. Точнее, дом был с самого начала, но совсем другой—"классический» рублёвский замок образца 90-х. Молодая пара обратилась к архитектору со скромной просьбой адаптировать строение к их возрасту и духу времени, однако в процессе так увлеклась, что согласилась на идею полного переустройства. От замка оставили лишь скелет, нарастив на него вполне современное тело, состоящее из сочетания цилиндрических и кубических объёмов. Окрашенный в светлые тона бетонный фасад ожи-вляют деревянные вставки, которые перекликаются с окружающим лесом и не делают дом слишком чужеродным. Внутри дом выглядит просторным и светлым, но при этом тёплым и уютным—то есть именно таким, как хотели заказчики.

Апофеоз идеи—купол на крыше, который венчает дом в прямом и переносном смысле. Сделанный из тёплого оттенка клеёной древесины и стекла, сквозь которое помещение заливает солнечный свет, он служит как бы промежуточной ступенью между домом и лесом. Как и положено, из «чердака» можно попасть на крышу, где призрачная граница между внутренним и внешним пространством стирается. Чтобы достичь ощущения этой призрачности и лёгкости, от архитектора и исполнителя (компания М2 под руководством Валдиса Цирцениса) потребовалось немало усилий. Зато теперь хозяева дома—счастливые обладатели зала, который составил бы честь любому общественному проекту. Что они с ним сделают—дело десятое. Возможно, превратят в огромную (площадью 150 кв. м) игровую комнату. Что ж, их детям можно только позавидовать.

asplus.ru

ИДЕАЛЬНЫЙ ДОМ: БАССЕЙН

Шанхай, Китай.

Проект Майкла С.Ф. Чана

Построить дом для клиента, по словам Майкла С.Ф. Чана, это как снять фильм, в котором заказчик будет играть главную роль. «При помощи визуальных приёмов вы рассказываете историю чьей-то жизни,—объясняет он.—Большинство моих клиентов—очень успешные люди, и я не хотел бы учить их жить. Я думаю о них как об актёрах, а о себе—как о сценаристе, который создаёт фильм специально для них».

В таком случае самая захватывающая сцена из сценария Чана для китайского девелопера, владеющего домом в Шанхае, должна разворачиваться под землёй, в зоне отдыха площадью 316 кв. м: в ней расположены бассейн, спа, массажный кабинет, кинотеатр, спортивный зал и гостиная. «Семья может проводить здесь много времени, и я хотел, чтобы подвал был красивым и в то же время способствовал расслаблению,—рассказывает Чан.—В европейский дизайн интегрированы китайский антиквариат и аксессуары».

Чан, уроженец Шанхая, вырос в Гонконге, изучал архитектуру в университете Южной Калифорнии и Гарварде, затем основал собственную дизайнерскую фирму в Лос-Анджелесе. В своих проектах он часто смешивает элементы восточного и западного искусства: «В различных культурах столько великих вещей! Я беру лучшее из каждой, объединяю и смешиваю их».

Гостиная имеет традиционный китайский вид. «Семья будет чувствовать себя комфортно, отдыхая там за игрой в маджонг»,—уверен Чан. Он лично разрабатывал большую часть предметов интерьера, используя тёплую палитру и мягкие ткани для создания гостеприимной семейной обстановки. Бассейн дизайнер облицевал итальянской стеклянной мозаикой аквамариновых оттенков и продолжил тему римских терм во всей зоне для купания: пол покрыт мрамором «джиалло», стены украшены фонтанами в форме львиных голов. «В Шанхае не всегда прекрасная погода,—говорит Чан,—поэтому я хотел, чтобы в закрытом бассейне люди чувствовали себя так же хорошо, как и на открытом воздухе».

mcfchan.com