Дом: Архитектура и интерьер

АРХИТЕКТУРА

ОТКРЫТЫЙ ДОМ

Размахом постройки у нас не удивишь, а вот видом из окна—ещё как!

За этот проект выпускница МАрхИ Амалия Тальфельд получила свою самую престижную награду—российскую архитектурную премию в номинации «Индивидуальный жилой дом». Расположенный недалеко от Москвы, в дачном посёлке, он в то же время имеет все преимущества отдельно стоящего жилища: вид на реку, поля и леса, предзакатное солнце. Как раз те, которые вынуждают москвичей строить так называемые «дальние дачи»: плотность застройки в престижном Подмосковье превзошла уже пределы разумного.

Окружающая природа в этом доме главное. Из окон верхних этажей открывается фантастический вид на заросший лесом крутой склон холма и пойму Истры. Лес «врывается» в дом сквозь стены стеклянной пристройки. Зимний сад летом кажется тропическим продолжением соснового бора, а зимой—зелёным островом среди снегов. За стеклянной стеной в два этажа—настоящие корабельные сосны.

Лёгкий, наполненый светом и «воздухом» дом появился на месте полуразрушенной двухэтажной постройки, от которой мало что осталось. Теперь это лаконичный особняк, и идеи конструктивизма получили в нём развитие за счёт современных технологий. Широко использовались бетон, металл и стекло.

Интерьер является отражением открытого образа жизни хозяев: пространства перетекают друг в друга, кабинет становится частью гостиной, ванная—продолжением спальни. Брутальность хай-тека нивелирована использованием тёплых цветов и фактур. Пол и стены частично сделаны из тёмного дерева. Раздвижные панели, отделяющие гостиную от столовой и кухни, обиты мягкой бежевой замшей—алькантарой. Пушистые ковры и мягкие диваны, рояль, на котором, говорят, играл Рахманинов, и предметы прикладного искусства, привезённые хозяевами дома из разных стран,—всё это в сочетании с дизайнерской мебелью создаёт уникальную атмосферу продуманного комфорта и непринуждённости.

ИНТЕРЬЕР

ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ!

Фантазия на тему Версаля в частной резиденции

П остмодернизм, видимо, надолго примирил стили и направления: сегодня одинаково востребованы практически все из них, включая радикальный минимализм, восточное убранство, кантри или ар-деко. Однако выдающийся французский декоратор Жак Гарсия в течение многих лет неизменно хранит верность размаху и роскоши дворцового стиля.

Начинал он с гостиниц. Аристократический Costes, загадочный L’Avenue, шикарный Fouquets принесли ему заслуженную славу, не меньшую, чем оформление дворца султана Брунея, который, к сожалению, почти никто не видел.

Когда пришло время подумать о собственной резиденции, Гарсия выбрал дом, расположенный в аристократическом парижском квартале Марэ. Построенный 300 лет назад Жюлем-Аруэном Мансаром, придворным архитектором Людовика XIV, особняк являл собой миниатюрную фантазию на тему Версаля, главной резиденции «короля-солнца». Дом был куплен, и декоратор с наслаждением погрузился в мир, который пал вместе с Бастилией. Великолепные росписи на потолке—самое ценное, что осталось от внутреннего оформления, сделанного Мансаром,—были приведены в первозданное состояние. Гарсия украсил новый кабинет коврами, сотканными несколько столетий назад специально для Лувра, задрапировал проёмы между стенами тканями из Тюильри, а в ванной комнате поставил ванну Шатобриана. Вещи Людовика XIV оживляют быт декоратора, вдохновляя его на новые проекты: Гарсия часто любит сидеть на стульях короля, любуясь гобеленами из его личных покоев.

Как подлинный знаток искусств Гарсия не ограничивается старой Францией. Живопись Шарля Ле Брюна и Мишеля Делафосса прекрасно сочетается со скульптурой эпохи античности и Ренессанса, роскошная кровать XIX века a la polonaise с фонарями для лестницы, привезёнными из Марокко. Все элементы дворцового стиля налицо: пурпур, золочёная лепнина, огромные зеркала. Не обошлось и без королевских лилий, украшающих драпировки и подушки, на которых спят любимые собаки декоратора. Мог ли позволить себе подобную вольность архитектор «короля-солнца»?