Музыка для Ростроповича

Когда-то Мстислав Ростропович, проживавший в 70−90-х годах прошлого века в Вашингтоне, работал музыкальным руководителем местного национального симфонического оркестра. Приблизительно тогда же он подружился с контрафаготом оркестра, человеком по имени Льюис Липник (Lewis Lipnick), обладавшим исключительными познаниями в области электроники, техники звукозаписи и акустики. Друзья часто обсуждали различные тонкости воспроизведения звука, и в ходе одной из таких бесед Ростропович рекомендовал Липнику открыть собственный бизнес, занявшись выбором и установкой аудиосистем для наиболее требовательных клиентов. Причём речь шла не о продаже аудиотехники, а скорее о консалтинге. По словам Ростроповича, в отличие от зудящих над ухом продавцов, Липник мог бы давать людям честные и объективные советы.

Поначалу предложение маэстро показалось Льюису несколько странным, хотя и интересным. Он сомневался, что кто-нибудь захочет обращаться за советом к простому фаготисту. Но идея была столь соблазнительной, что в конце концов он решил попробовать.

В октябре 1982 года Липник разместил рекламу новоиспечённой фирмы Your Silent Partner, Audio Consultant and Designer на радиостанции, передающей классическую музыку. И что же вы думаете? В первую же неделю ему позвонили более 40 человек! Оказалось, что многие, очень многие люди нуждаются в услугах беспристрастного, честного консультанта, который помог бы им с покупкой и установкой качественных аудиосистем. А с конца 80-х, с наступлением эры «домашних театров и акустического дизайна», в его деятельности появилось соответствующее новое направление.

С тех пор он вообще не сидел без дела.

В 1984 году Мстислав Ростропович пожаловался Липнику, что в его аудиосистеме что-то сломалось, и она звучит «ужасно» (на самом деле использовались более крепкие выражения). Льюис немедленно собрал все имевшиеся у него тестеры и поехал к маэстро. Вашингтонская квартира Ростроповича находилась прямо напротив Центра Кеннеди. Стерео размещалась в довольно просторной гостиной: шесть на десять метров, трехметровый потолок. Большие «полочные» колонки покоились на противоположных концах секционного шестиметрового комода, стоявшего вдоль одной из стен, а всё остальное—предусилитель, усилитель мощности, проигрыватели лазерных дисков и грампластинок—между колонками. Компоненты системы были новинками от нескольких производителей: Yamaha, Sony и других.

Липник включил аппаратуру и сразу же понял, что звук «тощий» и лишен энергии низких частот. При проигрывании на полную громкость музыки с несколькими инструментальными партиями, например, записей полного оркестра, оркестра с органом или даже сольной партии сопрано, были слышны явные искажения. Это означало, что не справляется система электропитания усилителя, и для нормальной работы звуковых катушек колонок при высоком уровне звука просто не хватает мощности.

Липник выяснил, что Ростропович использует аппаратуру как подспорье в изучении партитур произведений, которые ему предстоит дирижировать, и для прослушивания записей собственных выступлений. Будучи одним из самых записываемых музыкантов в мире, он хорошо представлял, как должны звучать его записи, поскольку неоднократно прослушивал их на лучшей студийной звуковоспроизводящей аппаратуре. Поэтому Липник первым делом предложил заменить его скромное домашнее стерео на профессиональную high-end систему. Однако Ростропович был против, заявив, что свою «квартиру в студию превращать не собирается»; ему нужна домашняя аудиосистема, которая годилась бы и для работы, и для развлечения. По его словам, до этого он мирился с качеством звука, но теперь задумался, может быть, удастся, без радикальных покупок, заставить эту систему звучать лучше. Он также желал, чтобы «эстетика звука» не доминировала над «эстетикой интерьера», и предложил запрятать всю систему в комод. Липник тактично возразил, что в данном случае результат получится примерно такой же, как если бы оперный певец исполнял арию, стоя в платяном шкафу с открытыми створками. Но Ростропович был неумолим и требовал всё «спрятать».

Перед тем как приступать к работе над «комодной акустикой», надо было наладить систему в целом. Сперва Льюис заменил кроссоверы (катушки и конденсаторы) обеих колонок. Кроссоверы нужны для того, чтобы делить идущий от усилителя сигнал по частотам и направлять на соответствующие динамики (высоких, средних и низких частот, но градация частот может быть и более тонкой). Путём установки высококачественных кроссоверов ему удалось сделать звук колонок гораздо более прозрачным. Затем он добавил на каждую колонку ещё по одной паре входных разъёмов, для устранения электрического взаимодействия между динамиками высокой и низкой частот, и смог рассчитывать на ещё большее снижение степени гармонического искажения. Наконец он положил внутрь колонок овечью шерсть, таким образом улучшив акустические свойства корпуса и понизив частоту басов более чем на пол-октавы.

Затем Липник взялся за усилитель. Вскрыв его, он обнаружил, что некоторые детали явно не соответствовали стандарту, например, конденсаторы блока питания и выходного каскада. Он немедленно заменил их деталями гораздо более высокого качества. Ту же операцию он проделал с проигрывателем лазерных дисков и предусилителем. Потом перешёл к вертушке: заменил стандартную иголку на Shure V15 type II и усовершенствовал тонарм. Звук стал более мягким и прозрачным.

После этих операций предстояло решить главную задачу: как добиться от колонок достойного звучания, поместив их внутрь секций комода, то есть ещё в один тесный корпус—всего 90 см высотой и 40 см шириной, да ещё при том, что каждая секция разделена по высоте горизонтальной полкой на два равных отделения по 45 см. Льюис поставил колонки в верхние отделения крайних секций шестиметрового комода, но ближе к центру, на расстоянии приблизительно четырёх метров друг от друга. Ростропович обычно слушал музыку, сидя за 3−4 метра от колонок, и Льюис хотел, чтобы между слушателем и двумя источниками звука получился равносторонний треугольник.

Потом он обложил колонки звукоизолирующими стекловолоконными панелями и заполнил пространство между колонками и стенками комода акустической пеной, таким образом исключив малейшую возможность возникновения резонанса. Затем были заменены соединительные кабели между CD-проигрывателем, предусилителем и усилителем мощности, а к каждой колонке подведены по две пары специальных высококачественных проводов (одна пара для сигнала высокой частоты, другая для низкой). На техническом языке такая подводка называется «двухпроводное подключение по схеме биваэринг». Также он положил амортизирующую неопреновую подкладку под CD-проигрыватель и вертушку, чтобы низкочастотные колебания динамиков, находящихся в комоде, не могли создать акустическую обратную связь от колонок к источникам.

В конце концов друзья сдвинули секции комода, подсоединили провода и включили доведенную до ума систему. Звук получился просто изумительный! Глубокие, открытые и чистые басы, чистый и ровный верхний диапазон… Звуковые образы обрели подлинную трехмерность, ощущение было такое, будто оркестр располагался перед слушателем, но звучание его не ограничено стенами помещения. Ростропович был очень доволен, а Липник тем более! Конечно, располагай он тогда возможностями сегодняшних технологий, результат был бы намного выше. Однако, принимая во внимание, что тогда мир лишь вступал в эпоху цифровых технологий (CD-проигрыватели только несколько лет как появились на рынке), да и помещение было не идеальным с точки зрения акустики, можно сказать, что ему удалось добиться замечательных результатов.

Льюис Липник, который за двадцать лет своей профессиональной деятельности выполнил более 800 заказов разной сложности, включая создание ЛУЧШЕГО ДОМАШНЕГО КИНОТЕАТРА В МИРЕ (т.е. лучше, чем Stag Theatre Джорджа Лукаса), и по сей день с удовольствием вспоминает о работе над домашней системой Ростроповича: «Слава был заинтересован в получении наилучшего результата прежде всего с точки зрения музыкальности звучания, гармонии, в то время как многие любители звукотехники судят о той или иной системе по её чисто физическим характеристикам. Для Славы, как и для большинства музыкантов, главное—иметь возможность расслышать индивидуальную манеру конкретного музыканта, выделить трудноуловимую тембральную окраску в партии какого-либо инструмента. И для него не важно, что его система вовсе не high-end и собрана из компонентов от производителей, которые не входят в список фирм, пользующихся особым расположением аудиомеломанов.

Гораздо важнее, чтобы воспроизводящее оборудование не становилось между музыкой и слушателем, не мешало воспринимать то эмоциональное содержание, которое вкладывает исполнитель. И хотя сейчас я занимаюсь дизайном самых что ни на есть high-end систем, созданием самых «полных» домашних кинотеатров, установкой студийной звукотехники, я никогда не забывал, чему я научился, работая со Славой над его домашней системой—в первую очередь надо достичь музыкальной целостности, органичности звукопередачи, а потом уже переходить к прочим аспектам».

О том, что из себя представляет построенный Льюсом Липником лучший домашний кинотеатр в мире, Robb Report обязательно поведует российским читателям. Далее прославленный консультант отвечает на поставленный нашей редакцией вопрос: какую систему LipnickDesign (так теперь называется его компания) создал бы для Мстислава Ростроповича с учётом сегодняшнего уровня развития техники? Место действия—всё та же гостиная.

Сегодня для Славы я безусловно создал бы систему, способную передавать объёмный звук. Поскольку уже сейчас вполне доступны 5.1 SACD (super audio CD) и DVD-A (dedicated non-visual DVD 24bit, 48/96k audio), ясно, что будущее звукозаписи и звуковоспроизведения за многоканальными системами, а двухканальная стереоаппаратура, которой мы пользовались в течение многих лет, уходит в прошлое. Поэтому я предложил бы следующий набор: три фронтальных трёхполосных и две тыловых трёхполосных колонки, а также два сабвуфера, которые я установил бы по бокам от центральной фронтальной колонки. Если бы речь шла о напольных колонках, я бы выбрал B&W (Великобритания) или Wilson Audio (США). Но если бы пришлось прятать все фронтальные колонки (левую, центральную, правую и сабвуферы) в комод чуть выше уровня пола (как в нашем случае), я бы, наверное, обратился к моему коллеге Джерри Стеклингу (Jerry Steckling), главному инженеру-акустику компании Skywalker Sound (США, Калифорния), чтобы тот изготовил фронтальные колонки на заказ. (Джерри изготовил компоненты аудиосистемы, которую Липник спроектировал для лучшего домашнего кинотеатра в мире.)

Работая над колонками для новой системы Ростроповича, мы бы использовали новейшую технологию DSP (digital signal processing), что позволило бы оптимизировать звуковые характеристики колонок с учётом их установки внутри замкнутого пространства. Конечно, существует несколько моделей профессиональных студийных высококачественных колонок со встроенным усилителем и регулировкой параметров, эти модели специально созданы для монтажа внутри стен и мебели (такие высококлассные колонки, например, делает финская компания Genelec). Но я заметил, что подобное оборудование оптимально устанавливать немного выше уровня головы сидящего слушателя. Кроме того, для установки в комод такие колонки имеют слишком малый диапазон регулировки.

Оба сабвуфера также были бы изготовлены на заказ и имели бы гибкие фазовые характеристики и возможность регулировки частотного выравнивания. Тыловые колонки имели бы схожую конструкцию с фронтальными, но были бы разнесены на большее расстояние. Можно было бы ещё добавить две небольшие «боковые» колонки. Эта конфигурация аудиосистемы 6.1 или 7.1, что пришлось бы очень кстати при прослушивании саундтреков. Саундтреки микшируются в расчёте на воспроизведение, обеспечивающее «диффузное» фоновое звучание. В то время как музыкальные записи в формате SACD и DVD-A 5.1 требуют воспроизведения, создающего эффект «разделения по источникам».

Что касается электроники, наверное, я бы взял мультиформатный транспорт CD/DVD/SACD (американский, от Theta или Krell, или, может, японский от Sony), декодер объёмного звучания, поддерживающий новейшие алгоритмы surraund как для музыки 5.1, так и для кино 6.1/7.1. Ещё я бы использовал заказные многоканальные усилители, с характеристиками под колонки. DSP-алгоритмами колонок будет управлять цифровой блок Media Matrix или SoundWeb с «открытой архитектурой». (В последнее время я с большим успехом применяю Media Matrix.) Это позволяет не только осуществлять выравнивание по каждой колонке (фаза, баланс, полярность), но и подгружать дополненные улучшенные алгоритмы surraund и DSP, без внесения изменений в «железо».

Работая над подобной аудиосистемой с возможностью полноценного воспроизведения кинозвука, я бы наверняка посоветовал дополнить комплект видеодисплеем, для того чтобы Мстислав мог смотреть оперы, концерты и, конечно же, фильмы в формате DVD. Поскольку мы ведём речь о гостиной, куда обычно через окна проникает большое количество света, я бы, наверное, не рекомендовал набор из видеопроектора и экрана, поднимающегося при помощи электропривода. Наиболее приемлемым решением стал бы плазменный дисплей высокой чёткости с подъёмным устройством Auton (американского производства) или схожим механизмом, который поднимал бы экран из-за комода (и соответственно из-за передних колонок), а потом бы прятал его обратно. Тогда, как и хотел Слава, ни один из элементов системы не был бы виден. Гостиная превратилась бы в концертный зал, но при этом осталась бы прекрасной гостиной.

Ещё я бы рекомендовал внести в само помещение некоторые «незаметные» акустические усовершенствования, чтобы устранить отражение звука от твердых параллельных стен и тем самым добиться более мягкого, чистого и объёмного звучания.

Важно, чтобы, несмотря на всю современность и сложность системы, управляющий интерфейс был прост и сверхнадёжен. Я горжусь тем, что мне удаётся создавать сложные многокомпонентные аудиосистемы и домашние кинотеатры, которыми может управлять кто угодно, даже не обременяя себя чтением инструкции. Поэтому я бы установил систему контроля и управления Crestron (США) с радиодистанционной сенсорной цветной панелью управления. При монтаже аудиосистемы установщик имеет возможность запрограммировать Crestron с учётом особенностей оборудования и уровня технической подготовленности пользователя. Большинству моих клиентов нужно лишь включить панель управления, выбрать «источник» (CD, DVD music, DVD movie, SACD и пр.), дотронуться до иконки play и выставить звук, а комплексная настройка системы и подключение различных устройств осуществляются автоматически. Поскольку мои клиенты в большинстве своём не очень подкованы в техническом плане, они бывают довольны, что я снабжаю их столь простыми системами управления.

В результате у нас получилась бы действительно качественная видеоаудиосистема: высочайшее разрешение в сочетании с простым, интуитивным управлением, способность безупречно воспроизводить как двухканальный стерео-CD-звук, так и многоканальные музыкальные записи и полномасштабный кинозвук, с эффектом «звукового погружения». Кроме того, наша система была бы идеально «настроена» под окружающее пространство (гостиную), чтобы у слушателя возникало ощущение, что он находится в концертном зале или в студии в момент записи, а не подслушивает под дверью.