Посуда

ФАРФОРОВЫЕ КРУЖЕВА

Новая коллекция Wedgwood, созданная «свадебным дизайнером» Верой Ванг

Английская компания Wedgwood—самый, пожалуй, знаменитый производитель фарфора в мире. И дело здесь не только в высочайшем качестве, многолетней истории (бренд уверенно приближается к своему 250-летию) или бережном поддержании традиций этого ремесла. Осмелимся предположить, что первое место на пьедестале почёта Wedgwood заслужил именно потому, что с самого первого дня своего существования шёл наперекор традициям. Постоянные эксперименты с материалом, изобретение новых сортов фарфора, смелый подход к декору и совершенствование технологий—дух новаторства был заложен ещё основателем марки Джозайей Веджвудом. Именно он в далёком XVIII веке начал приглашать к сотрудничеству известных художников и породил такое обычное для нас, но уникальное для тех времён явление как «дизайнерские коллекции». Потомки Веджвуда, наши современники, не опускают планку и продолжают работать с лучшими мастерами, зачастую далёкими от мира интерьерного дизайна. Одна из них—Вера Ванг (Vera Wang). Когда несколько лет назад Wedgwood обратился к «свадебному модельеру» с предложением придумать первую именную линию, он, безусловно, рисковал—Вера никогда ранее не занималась предметным дизайном. Но, как обычно, оказался прав: «фарфор от Ванг» имел огромный успех, и американка стала постоянным партнёром Wedgwood. Коллекция этого года—Lace—уже восьмая по счёту и самая лучшая. В ней в полной мере воплотилось присущее Вере Ванг идеальное чувство стиля, за которое её обожают невесты всего мира. Белоснежный костяной фарфор, простые формы и декор в виде нежных кружев платинового цвета—коллекция Lace воздушна, невинна и роскошна, как лучшее свадебное платье. genlex.ru

ЧЕТЫРЕ СЕЗОНА КЕНЗО

Каждый шаг Baccarat, будь то выпуск новой вазы или реставрация собственного офиса, немедленно становится событием, которое обсуждается как в дизайнерских кругах, так и среди поклонников и ценителей. Коллекция LumiПres d’Asie, представленная в этом году, не только не стала исключением из этого правила, но даже вызвала ещё более высокий интерес у публики.

Её создатель, японский дизайнер Кензо Такада, ради сотрудничества с Baccarat прервал своё добровольное пятилетнее затворничество. Как французскому производителю хрусталя удалось уговорить маэстро вернуться на сцену? «Я всегда был очарован хрусталём,—объясняет Кензо.—Мой дом заставлен прекрасными произведениями искусства, которые я привозил со всего мира или получал в подарок. И изделия марки Baccarat занимают в нём немало места. Разумеется, когда мне предложили сделать совместный проект, я просто не смог устоять».

Концепция уникальных творений, созданных «самым французским японцем», построена на игре контрастов. В Lumieres d’Asie встречаются Восток и Запад, прошлое и настоящее, страсть и спокойствие. Вазы Quatre Saisons отражают тему смены времён года, которая является одним из самых частых мотивов в японском прикладном искусстве. Четыре сезона Кензо символически изобразил в виде цветущей сакуры, колосьев спелой пшеницы, схваченных первыми заморозками ветвей деревьев и заснеженных горных вершин. Нам остаётся только поддаться этому настроению.

СОКРОВИЩА ВОСТОКА

Как бы ни менялась мода и что бы ни предписывали тенденции, марка HermПs всегда остаётся верна своим истокам. Именно за это её ценят, именно поэтому создаваемые ею вещи становятся предметом культа и объектом коллекционирования. Новый сервиз Cheval d’Orient—лучшее тому доказательство. Его появлению предшествовали долгие годы работы мастеров Hermes и… многие века развития восточного и европейского искусства. Коллекция Cheval d’Orient заслуживает этих громких слов. Источником вдохновения при её создании послужили собрание Национального музея фарфора Adrien Dubouche в Лиможе и экспонаты из личной коллекции Эмиля Эрмеса, пёстрые восточные базары и колоритные парижские блошиные рынки, персидские ковры и альбомы старинных восточных миниатюр. Узоры, цвета, формы—всё это было собрано по крупицам и переплавлено талантом мастеров в единую линию, роскошную и завораживающую. В изображении сильных и прекрасных арабских скакунов и конской сбруи, выписанных с каллиграфической чёткостью, в богатой позолоте и плотном узоре красных, синих, зелёных тонов чувствуется влияние Востока. Запад же подарил сервизу форму и пропорции: чашки с миниатюрными донышками, цветочные вазы, обтекаемые супницы с элегантными ручками и тарелки кропотливо воссозданы по музейным образцам. Вне сомнений, сервиз Cheval d’Orient и сам в скором будущем окажется в музеях, но пока этого не произошло, стоит поторопиться пополнить им домашнюю коллекцию.