Новые жемчужины

ПРО НАРОД КАТАРА одно можно сказать наверняка: жители этого государства, разбогатев стремительнее, чем любой другой народ в мире, не стали от этого ни надменными, ни злыми. Напротив, они очень гостеприимны и радушны. В Дохе, столице государства, открываются шикарные отели, оснащённые по последнему слову техники спорткомплексы, первоклассные поля для гольфа, музеи мирового уровня и великолепные пляжи.

Неподалёку от столичной набережной прямо из морских глубин растёт самая прекрасная жемчужина катарского побережья—комплекс Pearl площадью почти 400 га. Первые виллы, городские дома и небоскрёбы примут гостей в следующем году; на 2010 искусственных островах, строительство которых обошлось в несколько миллиардов долларов, расположатся 8000 роскошных домов, три отеля, четыре пирса с причалами, пляжные клубы и магазины общей площадью более 180 000 кв.м.

Но Pearl—это только начало. В течение следующих пяти лет Катар, который вдаётся в Персидский залив на 256 км, намерен инвестировать в развитие туристических объектов и инфраструктуры около $150 млрд. В конце концов, у нефтяных и газовых скважин, этих главных источников благосостояния арабских стран, есть дно.

Туристический колодец будет бездонным.

Многие относятся к столь масштабным планам Катара с недоверием. У инвесторов ещё свежи воспоминания о событиях пятнадцатилетней давности, когда Катар ежедневно фигурировал в сводках новостей в связи с операцией «Буря в пустыне». Пейзаж там довольно скучен—сплошной песок. Даже соседи из других арабских государств называют Катар «землёй, забытой Аллахом».

С другой стороны, Дубай, визави Катара по берегу залива, тоже когда-то был уединённой, закрытой для посторонних глаз монархией, пока не развернул строительство отелей. Сегодня Дубай стал страной непрерывных развлечений, где проходят самые грандиозные в мире скачки, а отели наградили сами себя уже семью звёздами. Вскоре в Дубае появятся самый высокий небоскрёб и самый большой тематический парк—Дубайленд, вдвое больше диснеевских конкурентов. Поклонники гольфа, тенниса и «Формулы-1» съезжаются в Дубай на самые престижные соревнования.

«Помнится, в 1986 году мы были счастливы принять в Дубае 10 000 туристов,—говорит Джон Уоллис, старший вице-президент по управлению фондами сети Hyatt International.—Сейчас мы ожидаем, что к 2010 году к нам в гости приедут 15 млн человек».

Еще один показатель успешного развития Дубая, взятый на заметку катарцами, — строительство искусственных островов. Первым был Palm Jumeirah, вторым—комплекс World.

Если вы спросите, кто же захочет приобрести домик для отдыха на берегу Персидского залива, застройщики Palm будут рады сообщить вам, что выставленная на продажу недвижимость в Palm Jumeirah раскупается за трое суток. Такая реакция вдохновила дубайского монарха, шейха Мактума, объявить о намерении строить третий остров-лист, Palm Deira, который будет гораздо масштабнее своих предшественников.

Глядя на то, как преуспел Дубай в строительстве курортов из песка и морской воды, стоит ли удивляться, что единоверцы последовали его примеру. Для начала морскую тему подхватил Бахрейн своими островами Amwaj—это 2 700 000 кв. м поднятой целины с комфортабельными виллами, отелями, пышными садами, парками и магазинами, опутанными сетью каналов. А поскольку отпуск в Эмиратах без катания на лыжах—это не отпуск, Бахрейн вкладывает $175 млн в строительство Iceberg Tower («Ледяной башни»), крытого комплекса для занятий зимними видами спорта.

Вероятно, из чувства зависти к Дубаю, к которому приковано внимание мировой туристической общественности, его более консервативный сосед, эмират Абу-Даби, пытается заманить путников одним из самых дорогих отелей—Emirates Palace. В этом ближневосточном Тадж-Махале гостей принимают в холле Grand Atrium, где потолки выше собора Св. Петра в Риме. Здесь вновь прибывшие могут морально подготовиться к тому, чтобы провести ночь в одном из 16 люксов за $14 000.

Даже Оман, заслуживший репутацию отшельника на Ближнем Востоке, примкнул к туристическому движению. Конечно, при упоминании об Омане в благородном обществе чувствуется запах ладана, его густой аромат проникает в дома, правительственные здания и храмы по всей стране. Но как бы старательно ни кадили священники, на проект Blue City это не может повлиять. В этот грандиозный прибрежный комплекс, строительство которого закончится в 2021 году и обойдётся в $15 млрд, войдут 250 000 жилых домов, а гавань, отели, поля для гольфа и торговые центры будут принимать два миллиона туристов ежегодно.

Чтобы правильно понять происходящее, надо вернуться в Катар, где к 2010 году туризм, по предварительным оценкам, разовьётся на 250%, а число гостей за год достигнет 1,4 млн человек. Но это будут совсем не те люди, которые наводняют дубайские тематические парки и моллы. «В Дубай стекаются завсегдатаи гипермаркетов, а романтики поедут в Катар»,—говорит Уоллис.

Возможно, кое-кто из вновь прибывших захочет остаться здесь на время и купить кондоминиум или виллу на острове Pearl. Ведь если принять во внимание, что за ближайшие пять лет власти собираются потратить на развитие инфраструктуры страны $150 млрд, Pearl может стать лучшим местом для вложения средств в недвижимость в районе Персидского залива.

«Вы покупаете недвижимость класса люкс в центре столицы государства, где валовой внутренний доход на душу населения через год-другой превысит показатели Швейцарии,—замечает автор одного рекламного документа, очевидно, написанного до прошлого года, когда Катар уже обогнал Швейцарию.—Что можно купить в Цюрихе за такие деньги?»

Ну, не будем уточнять, что всё-таки это не Цюрих.

thepearlqatar.com