Назад в будущее

В сельском районе, в полусотне километров к югу от Лондона, возрождён к жизни кирпичный особняк времён движения Arts and Grafts, усилиями профессионалов превращённый в стильный, современный гостевой дом. Снаружи он выглядит в точности как то здание, что было построено почти 80 лет назад, но, как известно, внешность обманчива.

История чудесного превращения такова. Когда 40-летний предприниматель и его 35-летняя жена искали жильё, они обратили внимание на этот дом, однако для семьи с четырьмя детьми и прислугой он оказался маловат. В результате супруги приобрели большой дом поблизости. Но, узнав, что соседнее строение могут снести, приобрели и его.

Поначалу план был прост и ясен. «Здесь ничего не трогали с момента постройки, то есть с 1928 года,—рассказывает жена.—Всё осталось по‑старому». Они пригласили архитектора Джеймса Смироса из американской компании Smiros & Smiros Architects, чтобы он сделал проект «просто для косметического ремонта». Осмотрев объект, Смирос пришёл к выводу, что тут кроются огромные возможности, и убедил своих клиентов отважиться на глубокую реконструкцию. Супруги согласились, благо уже имели опыт общения с этим архитектором на Лонг-Айленде и в Москве.

«Дом был вполне жилым и довольно уютным,—дипломатично говорит Смирос,—но, по сегодняшним стандартам, его надо было полностью выпотрошить. Несмотря на всё очарование старины во внешнем облике, внутри он был не так привлекателен, поэтому мы решили начинить деревенскую оболочку самым современным содержанием».

Смирос перекрыл черепичную крышу, подправил кирпичную кладку, заменил решётки, а затем принялся за интерьер. «Англия очень красивая страна, но не такая солнечная, как хотелось бы,—объясняет он.—И мы постарались сделать промежутки между комнатами шире и выше, чтобы в доме стало светлее, а его зоны лучше гармонировали друг с другом». По просьбе заказчиков он опустил подоконники в задней части дома, открыв вид на сад, поле для гольфа и холмы вдали. В офисе, где работают супруги, сделали световые люки в крыше и стеклянные перегородки между столами, которые не затеняют помещение.

На втором этаже Смирос объединил две спальни и ванную, создав единое пространство с гостиной. Три другие спальни и две ванные оставили в прежнем виде. На фоне светлых стен эффектно смотрятся украшения и тёмное дерево пола.

Лори Уолк и другие дизайнеры фирмы вместе со Смиросом и владельцами дома подошли к меблировке творчески. «Они уже всё это делали раньше,—говорит она о супругах.—Красивая квартира в стиле ар-деко в Москве, классический нантакетский летний дом на Лонг-Айленде. А поскольку это должен быть гостевой дом, здесь не нужно того, что обычно требуется семье для повседневной жизни, и они воспользовались этим обстоятельством. Они захотели оформить его в дзенском духе, как роскошный современный отель».

Общая схема определялась низкими потолками. «Этим продиктовано использование чётких линий, минимума рисунков и мебели небольшой высоты,—объясняет Уолк.—Мы старались не перегружать комнаты, не загромождать их предметами». Цветовая палитра—почти монохроматическая, в бежевых и кремовых тонах. Несмотря на минимализм, дизайн не выглядит уныло. Обыгрывается сочетание твёрдой и мягкой фактуры, стекло и камень гармонируют с шенилью и мягкой кожей, народное искусство расставляет акценты. «Прежде это был очень милый дом, а теперь он стал по‑настоящему шикарным»,—говорит Уолк.

Дизайнер Санджит Бахра из лондонской фирмы Lighting Design International разработал эффектную схему освещения, которая создаёт разную атмосферу в разных зонах. LDI занималась освещением лондонских отелей Dorchester, Savoy и Grosvenor House, а также Four Seasons Hotel Amman в Иордании. «Я придерживаюсь многослойности света,—говорит Бахра.—Я добиваюсь того или иного настроения за счёт комбинации эффектов». Бахра мастерски использует целый арсенал технических средств и приёмов: встроенные светильники и обрамляющую подсветку картин, скрытые ксеноновые лампы в книжных стеллажах, подсветку ступеней.

«В светлое время в дом через окна поступает дневной свет,—комментирует Бахра.—В сумерках освещаются книжные полки и картины, и комната преображается. Нажмите кнопку—и включается мягкий вечерний свет, другую—и свет становится ярче, таким образом, атмосфера в доме меняется».

Такая схема освещения и международный бизнес главы семейства требуют самого современного технического оснащения дома. Тут пришёл на помощь Мэтью Тиллман из лондонской фирмы Gibson Music, одного из главных дилеров Creston and Lutron в Европе. «Все экраны в доме соединены с компьютером, так что можно следить за котировками акций, разглядывать семейные фото, проверять камеры видеонаблюдения»,—говорит Тиллман. Все телевизоры имеют доступ к коллекции CD и DVD Kaleidescape и к аудиосистеме Routel с динамиками Bowers & Wilkins, которая транслирует музыку по всему дому. Во всех комнатах есть сенсорные панели для регулировки освещения. Кроме того, Тиллман применил новейший метод дистанционного управления во влагозащитном исполнении—с помощью устройства Crestron WPR-48,—так что его клиенты могут настраивать аудиовидеосистему, не вылезая из бассейна.

Доступ ко всем этим техническим штучкам возможен из любой точки мира через интернет. Семья может отдыхать на Лонг-Айленде и посматривать, как идут дела в Суррее.

«Гостевой дом получился совершенно новым, такое не часто встретишь в английской глубинке,—говорит Смирос.—И всё же он выдержан вполне в духе Craftsman—чистый, аккуратный, простой и цельный».

Smiros & Smiros Architects, smiros.com;

Gibson Music, gibson-music.com;

LDI, lightingdesigninternational.com