Сафари на санях

На свадьбу Билл Гейтс получил от своего старого друга весьма экстравагантный подарок: путешествие на собачьих упряжках по Аляске. Человек, чьё состояние позволяет купить только что не Луну в небе, провёл медовый месяц в спартанских условиях на тридцатиградусном морозе, мужественно перенеся отсутствие горячей воды, разбавленный концентрат вместо свежевыжатого апельсинового сока, и даже эпизод с падением из саней на полном ходу на обледенелый снег.

Согласитесь, среди состоятельных людей не много найдётся таких, кто готов сменить роскошную яхту на утлые санки, а личного водителя на каюра. Чтобы оказаться один на один с белым безмолвием, понадобятся не только смелость и выносливость, но и здоровое чувство самоиронии: надо весьма трезво оценивать свои возможности, чтобы отправиться в ледяную пустыню, где титулы и толщина кошелька не прибавят их обладателю ни мужества, ни терпения. Зато если вы решитесь на подобное путешествие, оно, несомненно, займёт почётное место в списке ваших приключений.

После открытия Амундсеном и Пири полюсов полярные земли стали активно исследоваться—и лучшего транспорта, чем собачьи упряжки, для этой цели до сих пор не сыскать. Техника в этих суровых широтах зачастую отказывает, а использование оленей ограничено районами распространения специфического зимнего корма—ягеля (на побережье этот мох не растёт), да и по льду на них ездить крайне затруднительно. Собаки же резвы, выносливы, неприхотливы, и во время слишком уж затянувшейся пурги буквально дают своему хозяину шанс выжить: согревают его, а когда заканчивается еда, человек приносит одну из них в жертву. И главное, даже после сильнейших снегопадов собачий нос безошибочно определяет дорогу к жилью.

Сегодня езда на собачьих упряжках—и спорт, и отдых, и развлечение. Гонки на собаках на Аляске, к примеру, стали популярны уже во времена «золотой лихорадки»; к настоящему моменту самая «богатая» и протяжённая из них—гонка «Айдитород»: победитель, одолев на собаках 2000 км, получает $63 000. Сейчас в мире ежегодно проводятся чемпионаты по ски-джорингу (ski-joring) и пулке (ski-pulka races). В первом случае упряжка буксирует по трассе лыжника, во втором—одна или несколько собак тянут сани-волокушу (они, собственно, и называются пулка) с грузом, масса которого зависит от количества и пола животных. Гонщик буксируется за пулкой, связанный с ней тросом. В этих соревнованиях важны не только подготовленность спортсмена и собак, но и хороший контакт между ними, ведь работать нужно вместе, одной командой.

А тем, кто просто жаждет «по полной» вкусить северной экзотики, турфирмы предлагают десятки турне, география которых необъятна—от Южного полюса до Аляски и Гренландии. Самые интересные российские маршруты—Чукотка, Байкал и Северный полюс. Разумеется, дилетанта не отправят в серьёзный трансарктический переход, туристические программы рассчитаны на срок от трёх дней до двух недель, но недюжинное испытание путешественнику гарантировано. Что же касается физической формы, то если вы обливаетесь холодной водой по утрам, проплываете в бассейне свои три километра, находите время потягаться с тренажёрами, ночёвки в палатке на снегу и переходы по льдам будут вам вполне по плечу.

Умение подобрать собак—залог успешной работы упряжки. Выбор породы зависит от маршрута. Для долгого пути в сложных условиях, скажем, на полюсе, от псов потребуется выносливость и неприхотливость, и здесь лучше всего подойдут длинношёрстные сибирские хаски, чукотские ездовые и аляскинский маламут. При непродолжительных переходах по Европе (прогулки «выходного дня» в Финляндии, Норвегии) используют длинноногих собак с весёлым и энергичным нравом—курцхааров, а также короткошёрстных аляскинских хаски (по сути, это метисная группа, состоящая из смеси отобранных по рабочим качествам разнообразных собак с большим количеством крови охотничьих легавых пород—что делает «аляскинцев» самыми быстрыми ездовыми собаками в мире). Кстати, прародителями знаменитой хаски стали камчатские, чукотские и якутские лайки.

Для породистых упряжных собак характерно спокойное, уравновешенное поведение, к тому же они воспитываются в уважении к человеку: если случайно наступить на лапу такому псу, он не только не укусит, но даже не огрызнётся. А если вы готовы к личному знакомству—присядьте на корточки и постучите ладонью по своей коленке. Тут же любопытная лохматая морда обнюхает вам лицо и руки, а потом лизнёт в нос.

Работа в упряжке для всех ездовых собак—главный смысл жизни. Соревновательный азарт у них в крови, и когда они мчатся, взметая снежную пыль на виражах, то ухитряются заразить своим энтузиазмом даже самого флегматичного седока. Управление этим видом транспорта не сложно, но требует навыка. Здесь существует масса нюансов, которые придётся осваивать долго и терпеливо. Поэтому к седоку, впервые отважившемуся сесть в нарты, приставляется каюр—погонщик собак. Он отдаёт команды не всей стае, а вожаку, самому опытному и учёному псу, и тот задаёт темп движения для всех остальных. Между прочим, утверждение, что вожак обязан быть самым сильным и лучше всех тянуть сани, неверно. Его главная задача—организаторская: сделать так, чтобы сани катились, даже когда собаки уже устали, или «отговорить» сородичей от соблазна погнаться за пробегающим мимо зайцем. Вожак, как правило, обладает способностью ориентироваться среди торосов в пургу и интуитивным умением провести упряжку по тонкому льду. К примеру, на Чукотке будущего вожака определяют, когда щенки ещё слепые: их сажают в таз, на дно которого брошена шкура, по ней щенки взбираются наверх—на того, кто не свалится, а сможет ползать по краю, и делают ставку. Такая собака «чувствует пространство» и, став взрослой, даже в кромешной тьме не поведёт нарты по снежному надуву, под которым пустота. Сейчас хорошая упряжная собака стоит около $3000, а за вожака попросят впятеро дороже.

Самый распространённый в экспедициях способ запряжки—цугом: собак располагают парами по обе стороны тяглового каната (потяга), а во главе ставят вожака. При скорости 6−7 км/ч и общем дневном переходе до 70−80 км упряжка из десяти хороших собак поднимает нарты с грузом 400−500 кг и двигается с этой нагрузкой много дней подряд. Другой вариант—веерная упряжка, когда собаки стоят в один ряд, каждая на отдельном ремне. Грузоподъёмность в этом случае невелика, зато манёвренность намного выше; при лёгкой скоростной езде собаки проходят за сутки 150 и даже до 200 км.

Конструкция нарт, которыми северные народы пользуются предположительно со времён неолита, практически не изменилась в наши дни: санки не имеют ни одного гвоздя или болта. Все составные части крепко связаны между собой ремнями из сыромятной нерпичьей шкуры, что делает нарты изумительно гибкими, они гнутся в любом направлении. Груз, который надо взять с собой (палатки, медицинскую аптечку, арктический спальный мешок с запасным вкладышем, топор, снегоступы, питание для себя и собак, посуду, инструменты для ремонта) укладывают в нарты, накрывают пологом и перетягивают ремнями. Со стороны это выглядит как нагруженная лодка. Санные полозья перед поездкой полируют, а если путь предстоит по снежному насту или подтаявшему морскому льду, собак обувают в специальные чулки из оленьей кожи.

Но вот сани снаряжены, ездоки укутаны, собаки нетерпеливо дёргают постромки и повизгивают, а по команде каюра пулей бросаются вперёд. Ветер, солнце, скрип полозьев, морозная пыль в лицо, и у вас уже пылают щёки! Когда захочется согреться и размяться, можно вылезти из нарт и бежать за упряжкой. Но самое увлекательное—когда упряжка несётся вниз по склону—встать на запятки саней и мчаться в два раза быстрее, отталкиваясь ногой от снега.

День катится к закату, теперь нужно позаботиться о ночлеге—поставить палатку, развести примуса. Место нужно выбрать защищённое от ветра, с мягким снегом, чтобы животные могли вырыть себе глубокие ямы. Впрочем, если вы путешествуете по Камчатке, этих усилий от вас может и не потребоваться: в таком туре (за шесть дней 200 км) ночевать предстоит у подножия вулкана, приняв перед сном ванну в горячем источнике.

Ездовых собак кормят один раз в сутки, перед сном. Двигаться с полным желудком им тяжело, да и мысль о привычной вечерней кормёжке заставляет быстрее бежать в упряжке. Наевшись, верные трудяги сворачиваются на снегу, уткнувшись носом в заиндевелый хвост. Чтобы завтра на рассвете сно-ва умчать вас на встречу со Снежной королевой.—RR

САМЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ МАРШРУТЫ

БАЙКАЛ. Чаще всего рассчитанные на неделю, они обычно начинаются от посёлка Листвянка, что в 70 кило-метрах от Иркутска. Собачьи упряжки берут курс на юг и движутся вдоль Кругобайкальской железной дороги, построенной ещё при Николае II,—за инженерную красоту её некогда называли «золотой пряжкой стального пояса России». Озеро Байкал маршрут пересекает дважды, заходя на остров Ольхон и в бухту Ая, а в завершении путешествия можно прямо

с упряжкой подняться на Хамар-Дабан, высшую точку хребта Черского. Программа является скорее экспедиционным туром—кроме хорошей физической формы участникам потребуется некоторая выдержка, ведь в течение семи дней на бескрайних снежных просторах будет безлюдно, лишь несколько человек и собаки.

КАМЧАТКА. На полуострове регулярно проводятся международные соревнования собачьих упряжек «Берингия» и «Камчадал». Трассы гонок пролегают через территорию природного парка «Налычёво», живописнейшего уголка Камчатки. На пути у спортсменов—действующие вулканы, горячие и холодные минеральные источники, каменно-берёзовые леса. Местные тур-операторы предлагают понаблюдать за профессионалами, прежде чем оседлать сани, ведь в этом путешествии каждому придётся быть частью команды, а не просто пассажиром.

ГРЕНЛАНДИЯ. Путешествие по самому большому и холодному острову планеты начнётся от живописного городка Кангерлуссаг (название переводится как «большой фьорд»), куда из Копенгагена можно долететь за четыре часа, а путь предстоит к знаменитому гигантскому леднику Ice Сap, покрывающему большую часть Гренландии. Дорога к нему пролегает между заснеженных гор, через замёрзшие озёра и фьорды. А там какого зверья только не встретишь—северные олени, полярные лисы, зайцы, белые куропатки… В городе Илулиссате, где путешественники могут передохнуть несколько дней, можно полюбоваться огромными айсбергами самых причудливых форм и расцветок—ледяной фьорд Илулиссата включён в список мирового наследия. Иннуиты (гренландские эскимосы) угостят туристов местными блюдами из мяса и рыбы, а могут и позвать с собой наловить палтуса на ужин. Когда же будет достигнута цель путешествия—Ice Cap, странников ждёт незабываемый обед. Только представьте: под ногами километровая ледяная толща, сверху—сполохи северного сияния, и в центре этой феерии—вы, за олениной под клюквенным соусом!