Как развивался ваш интерес к искусству? С чего всё началось?

Честно говоря, я была самым неподходящим человеком для этой сферы. Я недолюбливала искусство с детства, это можно объяснить отсутствием в постсоветском поле contemporary art. В школе показывали исключительно классическое искусство, а рассказ о нём, как правило, сопровождался скучной экскурсией.

Однако лет 15 назад мы с мужем (Александром Поповым) оказались в Лондоне в галерее Opera Gallery на выставке Сальвадора Дали. Это стало буквально «взрывом мозга», такое искусство явно расширило наше понимание о жанрах и направлениях. На следующий день мы вернулись в галерею и купили первые для нас два офорта Дали. Выяснилось даже, что эти же листы находятся в коллекции Пушкинского музея.

После такого яркого впечатления нам стало интересно развиваться дальше в изучении искусства. По приезде в Москву мы стали знакомиться с отечественным контекстом. Так мы стали друзьями с главными галереями Москвы: ХL, pop /off /art, «Триумф», Aidan Gallery.

Поначалу мы погрузились в разнообразие форм и сюжетов, последовала череда хаотичных покупок. Такое часто случается с новичками в коллекционировании, когда, преодолев страх первой покупки, начинаешь бросаться в омут с головой.

Сальвадор Дали. Офорты из серии Данте «Божественная комедия», 1960-е гг
Сальвадор Дали. Офорты из серии Данте «Божественная комедия», 1960-е гг

Как формировалась коллекция?

Сначала были приобретения в основном русского искусства. Кстати, многие работы до сих пор с нами из того периода, например, работа Саши Вертинской из серии «Оливы». Тогда же мы познакомились с творчеством Айдан Салаховой и начали покупать её работы.

Дальше мы открыли для себя pop art и сосредоточили основные силы на собирательстве этого направления от начала его возникновения до наших дней. У нас есть в коллекции такие художники, как Richard Hamilton, Andy Warhol, Roy Lichtenstein и др. Для нас pop art — это про taste of humor, когда подсвечивается скрытый смысл, казалось бы, в простых вещах.

Параллельно с pop art мы заинтересовались street art, такими художниками, как Jean-Michel Basquiat, Keith Haring, JR, KAWS, Tomoo Gokita, Retna и Os Gemeos.

JR. «28 Millimetres: Women are Heroes, Action in Favela Morro da Providência, Rio de Janeiro, Brazil», 2008 г

Мы достаточно быстро наметили структуру нашей коллекции и поняли, что хотим собирать. Постепенно стала нарабатываться репутация нас как коллекционеров: рынок всегда имеет взаимный принцип, отнюдь не всегда выбираем только мы. Институции и художники часто оставляют себе право выбора, чтобы определить, чья коллекция им кажется наиболее подходящей для продажи своего искусства.

Как бы вы описали структуру вашей коллекции сегодня? Какие основные направления в ней?

Наша покупательная способность разделена на две части: есть приобретения для фонда, и тут мы расписываем целую стратегию с планом и бюджетом, а есть покупки для личной коллекции, где можно «гульнуть» и купить то, что просто очень нравится. Иногда даже произведение может быть контекстуально несвязанным с тем, что у нас есть в коллекции, но работа настолько цепляющая, что мы не можем без неё уйти.

Если выделять по направлениям, мы собираем: pop art, street art, коллекционный дизайн начала нашего века и русское современное искусство. Однако важно отметить, что коллекция — это живой организм. Ротация в ней — всегда нормальный процесс: меняемся мы, меняется наш вкус. С какими-то работами приходится расставаться, отдавать их на аукционы, в галереи, чтобы они продолжали свою жизнь. Также мы практикуем передачу работ в дар музеям и на благотворительные цели.

Лиза Бобкова. 1059, 2019 г

Часто ли вы рискуете? Ставите на что-то совершенно новое?

Есть несколько стратегий коллекционирования, первый и самый близкий для нас путь — это покупать то, что нравится. Приобретение искусства только из-за его инвестиционной привлекательности не представляет для нас интереса.

Сейчас уже, имея значительный опыт, нельзя сказать, что мы как-то рискуем. Мы чётко понимаем, что нам нужно и какую сумму готовы за это заплатить. Например, если работа не в рынке, но нам нравится, мы трезво оцениваем, станет ли она важным смысловым звеном в коллекции. Необдуманные импульсы случались поначалу, сейчас для нас риск — это упустить свою работу или предать свои идеалы и согласиться на что-то другое по принципу «похожести».

Один из случаев упущенного произведения был совсем недавно. В 2020 году на московской ярмарке Cosmoscow мне очень понравилось произведение Лизы Бобковой, я его забронировала и ушла на встречу. В итоге мне не дозвонилась галерея, и работу увёл у меня коллекционер Сергей Лимонов. Сейчас мне кажется, что всё сложилось именно так, как должно было быть, в коллекции Лимонова произведение выглядит более логично.

Был ещё один интересный инцидент на ярмарке Design Miami в Базеле в 2017 году. Из-за большого количества желающих галерея Chamber предоставила право покупки стола Studio Job «Sinking Ship» первому, кто придёт на стенд. Стол представлял собой тонущий «Титаник» с американским флагом. Так быстро я ещё не бегала на каблуках, и стольким людям я ещё не отвечала на вежливые приветствия: «See you later». Теперь стол у нас в фонде!

Studio Job. «Sinking Ship», 2016 г

Находит ли место в вашей коллекции NFT? Собираете ли вы что-то из цифрового искусства?

К NFT мы присматриваемся, но пока не выработали для себя финального умозаключения. Мы изучаем и анализируем и не исключаем возможности, что однажды будем покупать это искусство.

Не могу сказать, что цифровое искусство — наша стихия, у нас в коллекции мало работ подобных медиумов, однако это не мешает любить и получать удовольствие, например, от прекрасных работ в духе science art художника Егора Крафта.

Как искусство стало частью уже вашей профессиональной жизни?

Как я уже говорила, сначала к искусству я не имела никакого отношения, три моих высших образования в совершенно других направлениях: госуправление, юриспруденция, психология. Начинала я работать в бизнес-индустрии, где успешно занималась хантингом и продажами. Искусство появилось как хобби и впоследствии логично переросло в профессиональную деятельность. Искусство обладает некой магией затягивать людей, однажды прикоснувшихся к нему.

В 2011 году я начала писать про искусство на «Артгиде», потом я была арт-редактором одного из изданий, а впоследствии стала куратором журнала «Диалог искусств». Также я начала активно сотрудничать с InStyle Russia.

Позже у меня уже появилось своё агентство Why Not Agency, в котором мы с партнером и нашей командой занимаемся организацией мероприятий, в том числе с привлечением элементов мира искусства. Недавно мы запустили внутри агентства направление Why not Gallery, целью которого является не только представление интересов художника, но и его развитие. Сейчас мы активно работаем с Олегом Доу.

Одним из результатов нашей работы стала выставка Олега в арт-пространстве CUBE. MOSCOW, где были представлены фотографии и скульптуры художника. Для нас CUBE. MOSCOW стал отличным решением для экспозиции, так как ребята предоставляют пространства для pop-up художественных проектов. Для нашего агентства — это как раз то, что нужно, мы всегда взаимодействуем с разными интересными площадками.

AES+F, «Allegoria Sacra. Jungle Elegy», Triptych, 2011 г

В 2011 году вы участвовали в съёмках Allegoria Sacra — произведения художественного объединения AES+F. Как это обогатило ваш личный опыт?

Поразительно то, что два раза я снималась у AES+F и каждый раз у меня был неподдельный безумный взгляд из-за физической боли. Первый раз я приехала на съемки после перелома копчика, а второй раз, будучи кормящей матерью, мне надели плотный корсет, который не давал циркулировать нужным процессам. Я, конечно, предпочла скрыть свои недомогания, чтобы не мешать процессу. Ребята из AES+F шутят, что меня уже нужно страховать для следующих проектов.

На самих съёмках, по задумке авторов, все участники должны были оставаться с «отстранёнными лицами» и не изображать никаких эмоций длительное время. Для меня, как для человека с ну очень живой мимикой, это стало, пожалуй, самым сложным испытанием. Мы договорились, что я буду сниматься в одном эпизоде в образе одной из святых Екатерин, по итогу получилось, что Владимир Фридкес (участник AES+F) так вошёл во вкус, что снимал меня больше 5 часов.

Вдобавок ко всему AES-ы меня разыграли, сказав, что со мной снимается настоящий каннибал, что добавило моему состоянию ещё большей нестабильности.

Но самое интересное было увидеть художественный процесс изнутри: большой продакшен, коммуникацию на уровне мыслей между художниками, сильную с точки зрения энергетики атмосферу и открытие новых интеллектуальных смыслов. Благодаря этому проекту я начала писать про искусство. «Артгид» попросил описать процесс съёмок, так всё и началось…

Олег Доу, Herma

Какую задачу выполняет POPOV FOUNDATION?

У нас три основных задачи: популяризировать современное искусство в целом, чтобы оно было понятно и интересно людям. Знакомство зрителей с pop art — направлением, которое в России плохо знают. Соединение российского и западного контекстов. Для этого к нам в Москву приезжает огромное количество музеев с выставками, мы являемся амбассадорами нью-йоркского музея New Museum и членами их международного совета.

Также нас посещают коллекционеры со всего мира, чтобы посмотреть наше собрание искусства, мы с гордостью показываем русских художников. Кстати, первая реакция всегда «Wow!». Сейчас очень много талантливых молодых отечественных художников, которые включены в мировой контекст и создают прекрасное искусство.

Нам также интересно показывать то, что коллекция может жить в любом пространстве: часть нашего собрания всегда висит в back office нашего фонда. Таким образом мы демонстрируем, что строить корпоративные собрания и вешать искусство в офисе — отличное решение в современном мире. Эта идея не новая, мы её подсмотрели в фонде Craig Robins Foundation в Майами. Практика очень прижилась у нас в Popov Foundation, и многие наши друзья задумались о расширении «коллекционирования» в стенах офиса.

Олег Доу. Impossible love, 2018 г

На каких современных русских художников вы бы посоветовали обратить внимание?

Тут всегда всё зависит от бюджета и от целей. Если говорить о мастодонтах, то я бы выделила AES+F — это искусство и международного уровня, и визуально очень красивое. Мне очень нравится скульптура Айдан Салаховой, особенно её мраморные гладкие книги, которые несут глубокий смысл: все знания внутри нас, глядя на книгу, мы можем просто восхищаться её формой.

Также прекрасен Женя Антуфьев, у нас есть несколько его работ в коллекции. Безусловно, мне нравится Олег Доу, и не потому что я с ним работаю, скорее наоборот — я с ним работаю, потому что он прекрасный художник.

Олег всегда растёт и ищет новые возможности для самовыражения. Также хочу отметить Мишу Моста и его монументальный проект в Выксе размером 10 000 м², что является мировым рекордом. Recycle Group очень интересный художественный коллектив. Лиза Бобкова, Алёша Алёша, Егор Крафт. Недавно мне показали любопытного молодого художника Bundenko и его проект Futureisnown, что тоже очень впечатляет.

На самом деле главное — любить искусство и стараться его понять, тогда вам обязательно откроется мир новых, интересных, красивых и наполненных смыслов.