Итальянец в тропиках

Малинди — очень странное место. Лёту из Найроби до небольшого городка на побережье Индийского океана всего час, но за этот час вы, во‑первых, перемещаетесь из мягкого горного столичного климата во влажные тропики, и, во‑вторых, вы дивным образом попадаете из Кении в Италию. Италию такую, которая бы получилась из Эфиопии и Сомали, останься там Муссолини со всеми его планами завоевания Африки.

Вместо слова «Welcome» на въезде в Малинди вас встречает слово «Bienvenuti», и это только начало. Вы едете по типичному восточноафриканскому городку, пробираетесь через дорожные пробки из тук-туков, трёхколёсных такси с движком от мотороллера и запряжённых осликами повозок, и видите справа и слева вывески пиццерий, итальянских supermercato, лотки с gelati, рекламу магазинов, в которых tessuti locali продаются по prezzi fantastici, проезжаете витрины с sarto moderno, arredamento и antiquariato, а на одном из перекрёстков к вам подходит местный нищий и просит una moneta per favore.

Итальянцы — в основном пенсионного возраста — начали перебираться в Малинди лет двадцать — двадцать пять назад. Первые несколько семей купили дома на берегу океана, их примеру последовали друзья, знакомые, друзья знакомых, вслед за ними сюда поехали повара, пиццайоло, архитекторы, декораторы, портные — в общем, все те люди, без которых итальянцы не существуют в природе. В Малинди завезли итальянские кофеварки, оливковое масло, столы для рулетки и покера, бутылки с Chianti, чеснок и рассаду базилика, макароны, пармезан и prosciutto crudo, и жизнь тишайшего городка суахили превратилась в типичное casino.

Вскоре после приезда первых переселенцев цены на недвижимость в Малинди поползли вверх, в городе появились первые итальянские гетто — огороженные высокими заборами районы новостроек, а самым прибыльным бизнесом стала торговля проектами домов, мебелью и советами, как итальянцу остаться итальянцем в «ужасных условиях тропиков».

Примерно пятнадцать лет назад в Малинди приехал и Флавио Бриаторе — плейбой, баловень судьбы, талантливый продавец, построивший в США 800 магазинов Benetton, один из самых успешных менеджеров «Формулы-1», завоевавший титулы чемпионов мира для Benetton и для Renault, хозяин клуба Billionaire на сардском Изумрудном берегу, ресторана Cipriani в Лондоне, модного дома Billionaire Italian Couture, «воспитатель» Шумахера и Алонсо и прочая, и прочая. Бриаторе купил один участок с домом, потом ещё один, соседний, потом пляж, ещё дом, и постепенно земли в Малинди стало слишком много, чтобы просто приезжать сюда с друзьями и подругами (титул подруги Бриаторе переходил от Наоми Кэмпбелл к Адриане Вольпи, от неё — к Хейди Клум, ставшей матерью дочери Елены; сегодня титул принадлежит модели Элизабетте Грегорачи) и не использовать все это достояние для извлечения прибыли. В общем, Бриаторе решил открыть гостиницу, и не столько даже гостиницу, сколько спа. Флавио вошел в сговор с Анри Шено, автором действенного метода похудания и хозяином отеля Palace Merano и Espace Henri Chenot, и в феврале 2007 года Lion in the Sun Resort and Thalaspa Henri Chenot принял первых гостей. К трём домам, стоявшим на трёх объединённых участках, добавилось ещё два коттеджа — гостевой и спа. Один бассейн зарыли, но вместо него появились два новых (теперь здесь четыре довольно больших водоёма с морской водой), расширилась кухня, а территория благоустроилась до состояния Costa Smeralda. Причём здесь появилось столько закоулков, баров, спрятанных в кустах — нет, не роялей, но кроватей и диванов, что все 30 постояльцев Lion in the Sun (при максимальной загрузке) могут затеряться и не увидеть друг друга. Впрочем, если все 30 (или даже 300) гостей виллы всё-таки захотят встретиться в одном месте, они смогут это сделать. Позади дома самого Бриаторе (хозяйские спальни тоже входят в «номерной» фонд) — обширная клубная зона, дань его Billionaire.

Однако Lion in the Sun не стал походить на отель, оставшись частным домом — по атмосфере, по обстановке, по отношению персонала к гостям. Собственно, частным домом Lion in the Sun и не переставал быть: Бриаторе продолжает наведываться сюда с друзьями, и тогда номера становятся гостевыми комнатами, а обслуга превращается в слуг. И даже в бизнес-центре гостиницы, под который отдан кабинет самого Флавио, на письменном столе по‑прежнему стоит коробочка с визитными карточками Бриаторе как управляющего директора конюшни Renault F1.

Впрочем, в Малинди, к Бриаторе, приезжают не для того, чтобы посидеть в его кресле и поспать в его кровати (вернее, не только для этого), но в первую очередь — чтобы испытать на себе метод доктора Шено. Есть такие, кто постоянно ездит к Шено в Мерано, в Альто Адидже, но есть и те, кто решил именно в Малинди попробовать курс процедур Шено впервые. Конечно, Малинди — совсем не то же самое, что Мерано. Здесь нет австрийского педантизма, нет и докторов, а вместе с ними — части процедур. Однако костяк метода — диета, курс медицинского массажа, очищающих ванн и грязевых обёртываний — перенесён из Мерано сюда без изъятий. Вот только диета не такая строгая, а вода для ванн используется морская. Кроме того, любой национальный колорит сам по себе можно рассматривать как фактор целебный: «изюминка», какой бы она ни была — австрийской, китайской или хоть мавританской — выполняет важнейшую роль плацебо, давно описанную в медицине и широко применяющуюся в маркетинге.

Кстати, о маркетинге. Бриаторе в ближайший год намерен выстроить на берегу океана Billionaire Resort, в отличие от Lion in the Sun — отнюдь не для сторонников здорового образа жизни.

Стоимость недельной программы для двоих с проживанием в номере категории suite — ?6?600.

www.ulysse.ru