Наследие Людовиков: три безупречных антикварных галереи

Perrin Antiquaires

Исключительные образцы французской мебели и обстановки XVII — XVIII вв.

Галерея Жака Перрена — 2 этажа, 8 залов — это даже не галерея, а образцовый заповедник для тех, кто знает толк в секретерах, козетках, креслах и вообще мебельном искусстве времён Людовиков с XIV по XVI. А ни на чём, кроме как на мебели музейного уровня («Мы — коллекционеры для коллекционеров», — уточняет Патрик Перрен, ведущий бизнес совместно с отцом), галерея Perrin не специализируется.

Perrin — очень парижское, но довольно чопорное место («Разбирается в искусстве лишь один клиент из 1000. Остальным помогают потратить их деньги эти, как их? — а, советники по искусству!»), но семья Перрен имеет на это право. Жак Перрен начал карьеру 50 лет назад — на блошином рынке Марше о Пюс. В 1960-м открыл свою первую галерею, а в 1986-м Версаль покупал у него бюро, украшавшее дворец в 1745-м (среди прочих клиентов Perrin — например, калифорнийский музей Гетти).

«Просто богатые люди тоже у нас покупают, даже если не очень хорошо разбираются…» — говорит Перрен-младший. — «И?..» — «…и нередко случается так, что через полгода они возвращаются со словами: мы понимаем, что купили очень хорошую вещь, но теперь мы хотим уникальную».

Итак: вещи музейного уровня, безупречная строгость в смысле стиля, никаких рядовых экземпляров «для декора». Но если действительно нужны вещи из будуара Марии-Антуанетты или интересует свадебный кофр времён Людовика XIV (с любовно подобранной в пандан консолью: черепаховый панцирь, полированная бронза) — это в Perrin Antiquaires. Здесь семье Перрен равных нет.

Адрес: 98, rue du Faubourg Saint-Honore

Aveline

Уникальная мебель и предметы декора XVIII в.

Aveline — очень весёлая, радостная галерея. Основал её век назад антиквар Морис Росси, а сегодня всем заправляет его внучка Морелла Росси-Моссери. Вот она бежит вниз, в миллионе улыбок, а рядом с нею семенит такса Филио. И, кажется, пузатый, с бронзовыми ветвями вместо ручек, комод эпохи рококо начинает приплясывать.

Принципов у «Авелин» два: во‑первых, собирать уникальные, необычные предметы искусства, а во-вторых, не ограничиваться Францией. Сюда захаживают не только покупатели из России: здесь «проживает» и кое-что из российских «объектов искусства». Вот русский причудливый игровой стол XVIII века — ничуть не похожий на традиционные столики красного дерева в стиле «жакоб», складные, под зелёным сукном, которые мы только и привыкли считать игровыми: углубления для мелков в этом столе есть, а сукна нет. Вместо него — картина. «Знаете, похоже, что делали крепостные у крупного помещика… возможно, съездившего в Италию…» — «Ой, как интересно! Мама, скорее сюда!» Морелла любит всё такое: яркое, странное, и кажется, что «шинуазные», под золотым лаком, эпохи Людовика XV, комоды делались мастером Делормом специально для неё, а вся её галерея — немного эклектика. И, если вы понравитесь Морелле, она укрепит вас в этом мнении, показав кабинет отца, где и Буль, и Рой Лихтенштейн.

Но боже упаси кого усомниться в серьёзности семьи Росси как коллекционеров: в соответствующем толстом томе будет отыскан рисунок, подтверждающий: эти три стула-банкетки — из Букингемского дворца. И баста.

www.aveline.com

Didier Aaron

Эклектика и эксцентрика; мебель, живопись, рисунок

В Париже галереи концентрируются либо в районе Фобур Сен-Оноре, либо — в Латинском квартале. На Сен-Оноре — классика и «вечные ценности». На другом берегу — больше современности и даже эпатажа.

Так вот, хотя существующая с 1923 года галерея Didier Aaron и соседствует с Perrin и Aveline, хотя и помечается в каталогах буквами FFF («Fine French Furniture, 17th and 18th century»), она, по сути своей — конечно, мостик с правого берега на левый. О господи, чего только у Аарона нет! От Египта до Испании, от бидермайера до английской неоготики. А главных разделов три: мебель и предметы декора; живопись; рисунок. «Я, конечно, по своим пристрастиям, эклектик, — говорит нынешний владелец, Эрве Аарон, таким тоном, каким говорят «я эксцентрик». — Мой девиз «любопытство и страсть». А люди, пришедшие покупать стол для офиса, меня как-то мало интересуют. Мой бизнес не в том, чтобы продавать, а чтобы покупать».

Можно любоваться собранными в галерее механическими столами и секретерами в форме скрипки (оба — Людовик XV), но главное, нужно взглянуть на живопись. И — если тут возможен совет — не следует застывать перед Морисом Дени только потому, что это Дени. Но вот если искренне замереть перед неатрибутированным мужским портретом, где слаба прорисовка рук, но удивительно выражение лица — то можно стать с месье Эрве почти сообщниками. А там, глядишь, дойти и до сделки.

…А ещё в галерее Аарона есть бюро декоратора Жака Гранжа — того самого, что оформлял в Марракеше виллу Иву Сен-Лорану: как говорится, хозяину на заметку.

www.didieraaron.com