Соосновательница галереи BOCCARA ART Moscow Юлия Богичевич

Расскажите о галерее BOCCARA ART Moscow. Это международный проект, не связанный с Россией?

На самом деле, у галереи русские корни — её основала Любовь Белоусова, которая, несмотря на то, что много лет живёт за рубежом, остаётся россиянкой и москвичкой. В общей сложности у нас пять галерей в трёх странах мира — России, США (Нью-Йорк, Майами, Лос-Анджелес) и Мексике (Монтеррей). Московская галерея открылась в октябре 2020 года сразу после второго локдауна.

Долгое время Любовь не верила в российский арт-рынок, сравнивая его с мощным рынком Соединённых Штатов. Но мне удалось убедить её в том, что наступили перемены. Происходит смена поколений среди покупателей, растёт интерес к современному искусству. Многие специалисты по антиквариату сейчас испытывают сложности с поиском клиентов, в то время как современное искусство пользуется большим спросом. Покупатели стали моложе: если раньше искусство приобретали коллекционеры из категории 45+, то сейчас на рынок приходят покупатели в основном от 30 до 45 лет. Именно поэтому мы решили открыть галерею в Москве.

К тому же после пандемии многие переосмыслили свои интересы, стали больше думать о вечных ценностях, об энергетике дома. В итоге вместо очередной дорогой сумки многие стали покупать предметы искусства. Раньше квартира в Москве была местом для хранения чемоданов. Приехал, переоделся и полетел дальше. Теперь многие открыли для себя Россию, полюбили свой город, зиму, осень. Точно так же и с домом: люди больше не едут за красотой в отель, а создают её у себя дома.

Галерея Boccara Art в арт-пространстве Cube.Moscow. Представлены работы Evfrosina и Хан Аэ Канг

Долго ли вы искали место для галереи и почему выбрали Cube. Moscow?

Изначально идея заключалась в том, чтобы открыть собственное пространство в центре Москвы. Но когда мы начали изучать рынок, узнали о Cube.Moscow. Посмотрев этот проект, я просто влюбилась. Это настоящая современная арт-платформа, которая находится на стыке выставочной деятельности и коммерции.

Здесь аккумулируются разные энергии: работает много галерей, которые привлекают трафик; экспозиции постоянно сменяют друг друга; все время что-то происходит — если не у нас, то у соседей. Плюс, конечно, сама команда Cube. Moscow покорила наши сердца. В ней нет случайных людей. Даже уборщица — человек, который, как мне кажется, искренне любит искусство, потому что она мгновенно готова сделать так, чтобы всё было как нужно.

Я уверена, что атмосфера в коллективе всегда отражается на пространстве в целом, и посетители это чувствуют. С каждым днём у нас всё больше гостей. Людям нравится проводить здесь время.

Вы изначально планировали временное пребывание в Cube.Moscow. Почему остались на постоянной основе?

Для нас всё здесь было в новинку — город, площадка, формат. Даже в США нет такого уровня площадок, на которых представлено несколько галерей. Поэтому нам было интересно узнать на собственном опыте, как это работает. Мы поняли, что нам и коллекционерам комфортно в Cube. Moscow, и решили продолжать работать в таком формате. Даже несмотря на то, что в итоге мы всё-таки открыли собственное пространство на Большой Садовой улице.

Snow Trilogy, Хан Аэ Канг, выставка «Хан Аэ Канг: новая тансэкхва. Медитация в цвете», арт-пространство Cube. Moscow

Расскажите подробнее о том, с кем вы работаете и откуда ваши художники.

Значительная часть наших художников из Азии — это Гонконг, Южная Корея и Китай. Галерея несколько раз участвовала в Asia Week New York, KIAF Seoul, Fine Art Asia Hong Kong, Art Shanghai, и мы отлично знаем этот рынок. Вообще азиатское искусство очень самобытное, и в мире сейчас есть большой тренд на Южную Корею. Причем на Западе очень популярны не только местные скульпторы и художники, но и кинематографисты. Вспомните хотя бы «Паразитов», получивших «Оскар» за лучший фильм. Мы очень рады сотрудничать с художниками из Южной Кореи. Например, Хан Аэ Канг уже отлично продаётся в США и странах Европы. Уверена, она покорит и Россию.

3 марта у нас открылась большая персональная выставка работ художницы. Мы очень гордимся Хан Аэ Канг, так как она выросла во многом благодаря нашей галерее. У неё было много международных выставок. Те работы, которые приехали в Москву, летом выставлялись в Италии в Форте-дей-Марми, осенью побывали в Монако, а сейчас добрались до нашей страны. Выставка стала настоящим успехом, так как в Москве вообще представлено мало южнокорейского искусства. В целом, в России представлено немного международного искусства из-за сложностей с логистикой. Галерея BOCCARA ART Moscow аккумулирует художников с разных концов света.

Китай — один из двух главных рынков мира для любых товаров. Какую роль играют КНР и китайские художники на рынке современного искусства?

Это очень самобытные художники. Они ни в чём не уступают по своему уровню тем же представителям Южной Кореи, но в большей степени ориентированы на свою страну. Так как их собственный рынок огромный, у китайских художников нет острой необходимости выезжать за его пределы и заявлять о себе на весь мир. Именно поэтому мы слышим их имена не так часто, как, скажем, имена корейских авторов.

i-Ya (Ая) художницы Evfrosina — женский образ популярной скульптуры-неваляшки Ifallil (Айфоллил)

Вы привозите в Россию иностранное искусство, а продаёте ли российское искусство за рубежом?

К настоящему времени мы много лет сотрудничаем с Evfrosina, которая была у нас и на Art Miami, и на Art New York, и успешно продаётся онлайн. На данный момент это единственный российский автор, с которым мы активно работаем. Сейчас мы подробно изучаем творчество российских художников и, безусловно, будем расширять их присутствие на международной арене.

Американцы не знают о наших авторах, или российские художники просто не вызывают у них интерес?

Искусство стирает национальные границы. Тут работает принцип «нравится/не нравится». Если художники представлены на рынке, то есть шанс, что они понравятся покупателям. В силу того, что для наших художников очень сложно и затратно поехать за рубеж и выставляться там, они остаются неизвестными. Предложений на рынке так много, что коллекционеры стали избалованными и уже не готовы искать новое.

Особого интереса к российскому искусству нет, Россия не тренд, как Южная Корея сейчас. Наше искусство стоит в одном ряду с искусством других стран. Однако если автор по‑настоящему интересен и талантлив, выделяется из толпы, как Evfrosina, то его заметят. Если же он один из многих, то ему будет сложно пробиться за рубежом.

Ifallil II (Айфоллил II) — персонаж, влюбленный в жизнь настолько, что, сколько бы он ни падал, всегда возвращается в исходное положение. Evfrosina придумала его в 2010 году, а в 2020 году представила новую серию «Хамелеоны»

Насколько локдауны и ограничения повлияли на мировой рынок искусства?

Рынок, конечно, просел, но не так сильно, как все ожидали. Удивительно, но люди оказались готовы покупать достаточно дорогие работы в онлайне. Например, наша галерея за рубежом сейчас продаёт работы за 20−30 тысяч долларов в интернете. Средний чек при таких продажах сильно вырос. При этом галереи могут существенно сократить свои расходы на выставках, так как они теперь в большинстве своём тоже проходят онлайн. Но мы видим, что после пандемии интерес к офлайн-искусству возвращается. В Cube. Moscow приходит всё больше посетителей. Люди соскучились по искусству.