Возрождение русской усадьбы

Русская усадьба это не только барский особняк, а целый архитектурный ансамбль: господский дом, пара флигелей, конюшня, псарня, несколько прудов или примыкающий к угодьям берег реки, домовая церковь или часовня на фоне великолепного пейзажа… Построенные в XVIII—XIX вв.еках, они в лучшем случае стоят заброшенными с грифом «муниципальный или федеральный памятник культуры, охраняется государством». Однако у государства нет средств на их восстановление, а время продолжает подтачивать каменные стены и разрушать, кирпич за кирпичом, разорённые дворянские гнезда. «Областной бюджет в состоянии содержать лишь отдельные выдающиеся усадьбы музейного назначения. Остальные неизбежно придётся передавать на муниципальный уровень или в частную собственность», — считает председатель Комитета по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области Владислав Климченко.

Логично, что на волне возврата к «вечным ценностям» государство согласилось передавать усадьбы в частные руки для реставрации. Раньше инвесторы могли заключать долгосрочные договора аренды с местными властями, сроком до 49 лет, а с этого года вступило в силу право последующей приватизации. Изменений в законодательстве и чиновники, и частные инвесторы ждали очень давно, а в некоторых регионах шла долгая подготовительная работа. Например, в Тверской области, которая является настоящим средоточием архитектурных памятников — в ней насчитывается около 170 дворянских усадеб — ещё в 2007 году была принята целевая программа по их возрождению.

Первые результаты дают повод для оптимизма: несколько усадеб уже находятся в долгосрочной аренде у частных инвесторов. Остальные (около 25 архитектурных комплексов разной степени сохранности) ждут своего часа. «Большим подспорьем в том, что я смог сделать в Знаменском, для меня стала поддержка со стороны администрации и лично губернатора Дмитрия Зеленина», — рассказывает Владимир Кононов, который занимается реставрацией знаменитой на всю Россию усадьбы Знаменское-Раёк, арендованной им на 49 лет.

В ситуации с арендой есть ряд нюансов. Усадьба может быть передана в частные руки только целиком, то есть нельзя получить под реставрацию один господский дом, игнорируя разрушенные флигеля для прислуги или заболоченные пруды. Арендная плата за пользование усадьбой напрямую зависит от её состояния. Чем больше разрушений — тем дешевле аренда. В Тверской области власти действуют по схеме взаимозачётов, когда средства, вложенные инвестором в реставрацию, могут быть зачислены в счёт арендной платы за усадьбу.

Также следует обратить внимание на то, является ли усадьба памятником культуры местного или федерального значения. Есть специальный список особо важных памятников федерального значения, которые находятся под управлением Росохранкультуры, и передавать эти объекты в частные руки нельзя. Однако другие федеральные памятники в ряде случаев могут быть переведены в муниципальную собственность с правом последующей аренды частным лицом. Местные власти заинтересованы в привлечении частных инвесторов и помогают с переводом понравившегося объекта из федеральной собственности в муниципальную. По словам советника губернатора Тверской области Дмитрия Чижова, если инвестор уже доказал комиссии серьёзность своих намерений по восстановлению усадьбы, то процесс оформления перевода памятника из федеральной в муниципальную собственность займёт максимум полгода.

«После регистрации права собственности Тверской области усадьбы будут передаваться в аренду на конкурсной основе. Для нас важно, чтобы после проведения ремонтно-реставрационных работ усадьбы, находящиеся во временном пользовании, содержались в надлежащем состоянии. В случае дальнейшей приватизации объекта культурного наследия, добросовестный пользователь будет иметь преимущество, поскольку вложил средства в восстановление данного памятника», — объясняет Владислав Климченко.

Проект реставрации разрабатывается компанией, имеющей лицензию Росохранкультуры на проведение реставрационных работ. Именно она убережёт инвестора от неверных шагов при восстановлении усадьбы и обеспечит неприкосновенность «предметов охраны» — самых ценных частей ансамбля, внесённых в паспорт памятника. Это могут быть детали на фасаде или в интерьере, а также элементы ландшафта. Чем больше предметов охраны в доме или его окрестностях, тем дороже становится усадьба, если инвестор вдруг решит передать (на практике — продать) право аренды третьему лицу. «Стоимость реставрации средней усадьбы сопоставима с ценой дома на Рублёвке, — говорит советник губернатора Дмитрий Чижов. — Важно понимать, что даже когда усадьба становится частной собственностью, владелец обязан выполнять условия охранного договора и считаться с опредёленными обременениями, чтобы сохранить всё неизменным».

Полную версию статьи читайте в журнале «Robb Report Россия», выпуск Сентябрь 2010 г.