Стелла Кесаева

Стелла Кесаева

Коллекционер, меценат, президент Stella Art Foundation"В моей коллекции более ста произведений художниц, не считая творческих дуэтов (Илья и Эмилия Кабаковы, Елена Елагина и Игорь Макаревич, Ольга и Олег Татаринцевы, Наталья и Валерий Черкашины). Приобретая то или иное произведение в собрание или организуя выставку в фонде, я никогда не задумываюсь над вопросом: мужчина автор или женщина. Пожалуй, впервые я сделала на этом акцент, когда мы готовили проект Ирины Наховой «Зелёный павильон» на Венецианской биеннале. Я была назначена на три срока комиссаром Русского павильона. В 2011 году мы показали в нём проект Андрея Монастырского, в 2013 году — его последователя Вадима Захарова, а когда пришло время решать, кто будет представлять нашу страну в 2015-м, я поняла, что это должна быть художница. Ведь ни разу за всю историю Венецианской биеннале в нашем павильоне не было персонального проекта именно художницы. Более того, куратором проекта тоже выступила женщина, замечательный искусствовед Маргарита Тупицына. Сейчас в моей коллекции хранится интерактивная инсталляция, которая встречала зрителей при входе в Русский павильон. Это гигантская голова лётчика, глаза которого при приближении зрителей начинают двигаться и смотрят вверх, в небо. По замыслу Ирины Наховой, голова приглашала зрителя в путешествие по выставке, как бы расширяя границы видимого, что, на мой взгляд, актуально в целом для современного искусства.

Ирина Нахова. «Без названия (голова пилота)». Фрагмент инсталляции «Зелёный павильон» в Павильоне России на 56-й Венецианской биеннале. 2015. Смешанная техника. Собрание Stella Art Foundation

С 17 марта около 50 произведений из моей коллекции будут представлены на выставке «Следуя мечте» в недавно открывшемся пространстве ILONA-K artspace, которое курирует моя старшая дочь Илона Кесаева. Это второй проект в Mercury City Tower, и он представит две частные коллекции близких для Илоны людей: мою и её мужа Вячеслава Пивоварова. На выставке будут показаны работы в том числе и женщин-художниц, с которыми меня связывают многолетние тёплые отношения. Это рисунки Ольги Чернышёвой, скульптурная инсталляция Елены Китаевой, работы-вышивки Алисы Йоффе".

Кристина Краснянская

Коллекционер, искусствовед, основатель международной арт-галереи «Эритаж», глава попечительского совета Музея искусства модернизма — Коллекция Костаки, г. Салоники

«Не так давно я купила часть наследия замечательной советской художницы Анны Андреевой. У неё необычная биография — как дочь священника она не смогла поступить в архитектурный институт и, окончив текстильный, много лет проработала на фабрике „Красная Роза“. В юности она была близка к кругу Элия Белютина, продолжавшего традиции авангарда, участвовала в его знаменитых художественных поездках на баржах. Её эскизы для тканей — абсолютный оп-арт, оптическое искусство, стоящее в одном ряду с работами Виктора Вазарели, Йозефа Альберса и других. Когда я увидела их, моя первая ассоциация была — Prada. Но то, что Prada делает сейчас, Андреева уже придумала в 1960-е в Советском Союзе. Она была очень востребована, причём не только в СССР — её ткани шли на экспорт. Однажды она даже ездила в составе советской делегации в Лондон — платок её дизайна на тему космоса, посвящённый полёту Гагарина, преподнесли английской королеве. Уже в конце жизни Анна Андреева рассказывала своей внучке (а та пересказала мне), как она встречала на улице женщин, одетых в её ткани, или, сидя перед телевизором, видела их в моделях модных Домов Dior, Yves Saint Laurent. Несмотря на успешную карьеру, её всё равно сопровождали конфликты, анонимки, необходимость объяснять свой бэкграунд. И, конечно, в советское время её идеи могли осуществиться только в декоративно-прикладном искусстве. Если бы те же абстракции она перенесла в живопись, они оказались бы под запретом. В 2019 году Музей современного искусства в Нью-Йорке купил 12 работ Андреевой, и следом ей заинтересовались другие мировые музеи, в том числе Гетти и Циммерли, а в следующем году мы планируем показать её произведения в Базеле. В начале прошлого года мы сделали очень удачную выставку про советский оп-арт на примере Андреевой в галерее „Эритаж“. Мне всегда интересно рассказывать о советском искусстве, которое легко ложится в русло общемировых тенденций.

Давайте говорить откровенно: женщины-художницы никогда не стоят столько же, сколько мужчины. Есть имена, за которые платят миллионы — Тамара Лемпицка, Наталья Гончарова, несколько модных современных художниц, в том числе чернокожих — невероятно талантливая Нджидика Акуниили Кросби, родившаяся в Нигерии, потрясающе экспрессивная Марлен Дюма из ЮАР. Но абсолютные лидеры арт-рынка — мужчины. Женщин-художниц мало, их права ущемляются, женское искусство считается более слабым. И сейчас тема female artists активно обсуждается во всём мире.

Анна Андреева. Эскиз рисунка для ткани. 1958. Бумага, карандаш, гуашь

Следующую выставку в галерее „Эритаж“ мы планируем открыть 26 марта, она будет посвящена арте повера. В Италии это направление существовало несколько послевоенных десятилетий, художники сознательно отказывались от коммерческой составляющей. У нас же всё началось только в 90-е и использование „бедных“ материалов было вынужденным. Мне интересно показать этот диалог».

Маргарита Пушкина

Коллекционер, основатель ярмарки современного искусства Cosmoscow

«Трейси Эмин — художница с мировым именем, одна из звёзд британской волны Young British Artists. Эту работу я купила в 2006 году и к тому моменту уже была хорошо знакома с её творчеством. Я довольно часто ездила в Лондон на ярмарку Frieze и на открытия выставок. Группе YBA тогда уделялось много внимания. И, конечно, работы Эмин не оставили меня равнодушной. Для своей коллекции я приобрела один из её неонов Blinding, который мне показался очень откровенным и эмоциональным. Через несколько лет после этого художница представляла Великобританию на Венецианской биеннале. И в национальном павильоне были показаны новые работы, продолжающие эту серию.

Young British Artists — безусловно, феномен, один из первых удачных прецедентов самоорганизации художников. Их первая выставка выстрелила, и сегодня все знают имена Дэмиена Хёрста, Марка Куинна, Сары Лукас. А Трейси Эмин — в числе первых и наиболее успешных представителей YBA. Её искусство очень личное, в нём отражён тяжёлый жизненный опыт: в 13 лет она пережила изнасилование, а к 20 годам уже прошла через сложные отношения, выкидыш и глубокую депрессию. Пожалуй, три работы Трейси Эмин, которые у всех на слуху, — это инсталляции „Все, с кем я спала в 1963—1995“, „Моя кровать“ и серия работ с неоном. И один из них как раз в моей коллекции.

У меня также есть абстрактная фотография американки Эйлин Куинлан, тоже участницы Венецианской биеннале. Работа называется Laura в честь героини сериала „Твин Пикс“ Дэвида Линча, а при её создании художница использовала коврик для йоги как символ социального благополучия и современного образа жизни. Мне очень приятно, что в 2013 году работа была представлена на выставке в нью-йоркском МоМА. Ещё хочу отметить работу Александры Паперно. Саша выросла в Нью-Йорке, училась в престижном художественном колледже The Cooper Union. Система образования там наследует принципам Баухауса, преподаватели — настоящие легенды современного искусства: Дори Эштон, Ханс Хааке. И благодаря этому в творчестве Саши органично сочетаются и „русский дух“, и знание истории развития мирового искусства.

Трейси Эмин. „Ослепление“. 2008. Неон

В целом я не думаю, что женщины-художницы нуждаются в каком-то особенном продвижении. У девушек в современном мире и в нашей стране в частности есть все шансы построить успешную карьеру в области искусства. Бытует мнение, что цены на произведения мужчин более высокие. Но, с другой стороны, мы прекрасно знаем примеры успешных карьер таких художниц, как Дана Шутц, Марлен Дюма, Сесили Браун, чьи работы продолжают ставить ценовые рекорды. Темы, которых они касаются в своём творчестве, универсальны. И далеко не ко всем применим ярлык „женское искусство“.

В России большое количество талантливых художниц. Многие из них уже успели завоевать признание на мировой арт-сцене. Таус Махачева, Ира Корина, Ольга Чернышёва, Саша Сухарева, Саша Паперно, Настя Потёмкина, Алиса Йоффе, Света Шуваева — и этот список можно продолжать долго. Они участвуют в самых разных художественных проектах, их приглашают наравне с художниками-мужчинами, а многие кураторы и организаторы добиваются паритета в составе участников. Так, много молодых талантов было представлено на Триеннале российского современного искусства музея „Гараж“.

Моя личная коллекция развивается постепенно, органически. В последнее время это во многом происходит за счёт произведений авторов, с которыми сотрудничает ярмарка и Фонд Cosmoscow. И в большинстве своём это произведения российских молодых художников».

Алина Пинская

Коллекционер, основатель Alina Pinsky Gallery

«Работами Риммы Заневской я горжусь. И не только потому, что их мало на рынке. Это один из самых прогрессивных художников своего времени. Сейчас несколько знаковых её вещей можно увидеть на выставке про кинетическое искусство в Новой Третьяковке. Заневская — художница и поэтесса. Она родилась в 1930 году, училась в художественном училище при „Мосфильме“ в 1944—1945 годах, была близка к лианозовскому кружку, куда входил её первый муж Генрих Сапгир, а в 60-е примкнула к группе художников-кинетистов „Движение“. В отличие от коллег, работавших преимущественно с объектами, Заневская все свои кинетические находки сделала в живописи. В 1970-е она стала иконописцем, хотя и успела поучаствовать в знаменитой Бульдозерной выставке 1974 года и Диссидентской биеннале в Венеции в 1977-м. Квартира на „Войковской“, где Римма Иосифовна жила со своим вторым мужем Олегом Трипольским, была в те годы центром московской художественной жизни. В гости к ним приходили художники, писатели и поэты, в том числе Юрий Мамлеев и Игорь Холин. Работы Риммы Заневской строгие и точные, почти без видимой фактуры мазка. При этом её живопись производит необъяснимое впечатление важности.

Римма Заневская. „Композиция“. 1969. Холст, темпера

На мой взгляд, общемировой интерес к female artists логичен. Сексизм был и есть, но постепенно в обществе произойдут изменения, которые нивелируют эту повестку.

В ближайших планах — выставка Франсиско Инфанте и Нонны Горюновой, которая стартует 26 февраля. Покажем ночные пейзажи из серии „Артефакты“. А следом — персоналка семидесятника Михаила Чернышова, одного из важнейших русских художников второй половины XX века. Между тематическими выставками, как обычно, — временная экспозиция из коллекции галереи, арт и дизайн».

Марианна Сардарова

Основательница фонда и галереи Ruarts

«Мою коллекцию можно разделить на западное и российское искусство, она охватывает многие периоды, жанры и направления. Большую её часть составляют произведения современных российских художников, но всё же одна из самых моих любимых работ — „Тыква“ Яёи Кусамы. Я приобрела её на аукционе Christie’s в 2013 году за рекордную на тот момент для Кусамы сумму (£505,25 тыс. — Прим. ред.). Пришлось побиться. Это знаковая работа художницы, выполненная в необычной технике, увидев её, я поняла, что она станет украшением моей коллекции. Буквально через несколько лет, в 2015 году, „Тыкву“ попросили на выставку четыре скандинавских музея: Louisiana в Дании, Henie-Onstad в Норвегии, Moderna в Швеции и Музей современного искусства в Хельсинки. Для меня большая честь и радость, когда работы отправляются на выставки, но и надолго расставаться с любимыми произведениями довольно тяжело.

Помимо Кусамы, в моей коллекции достаточно много женских имён, хотя я никогда не покупала работы по гендерному признаку. У меня есть произведения Тамары Лемпицки, Рут Оркин, Натальи Гончаровой, Зинаиды Серебряковой, Лидии Мастерковой, Кимико Йошиды, Ширин Нешат, Виты Буйвид, Айдан Салаховой, Ольги Тобрелутс, Ани Жёлудь, Ирины Кориной, Саши Фроловой и целого ряда молодых и очень талантливых художниц.

Яёи Кусама. „Тыква“. 1980. Холст, акрил, ткань, смешанная техника

Одно из последних приобретений — работа Маяны Насыбулловой „Наше всё“ — войдёт в первую выставку в новом пространстве Фонда Ruarts. Несмотря на полную готовность здания и проекта ещё год назад, мы были вынуждены перенести открытие фонда и до сих пор ждём более благоприятной эпидемиологической обстановки. Площадка откроется проектом „Мягкая родина“, куратором которого я выступила в партнёрстве с арт-директором фонда Катрин Борисов. Эта выставка включает в себя работы более 50 авторов и даёт некоторое понимание о коллекции фонда, которая формируется мною уже более 16 лет».

Статья «Инстинкт собирательства» опубликована в журнале «Robb Report» (№2, Март 2021).