Искусство покупать

В 1906 году Сергей Иванович Щукин заказал Анри Матиссу два монументальных панно на тему музыки и танца. Первые эскизы, полученные из Франции, заставили его крепко задуматься. Панно предназначались для парадной лестницы московского особняка Щукина на Знаменке, и обнажённые фигуры, охваченные дионисийским исступлением, мало подходили для этой цели. После долгих колебаний он всё же поместил эти работы на предназначенное для них место. Сергей Щукин был первым европейским коллекционером, поверившим в гений Матисса, которого на родине единодушно травили публика, пресса и собратья по творческому цеху. Но даже ему понадобилось много времени, чтобы привыкнуть к адской палитре и яростному ритму основателя фовизма. (Такому же «карантину» он подверг Гогена, прежде чем завесить его полотнами все стены в огромной столовой.) «Если, увидев картину, испытал психологический шок — покупай её», — советовал Щукин. Как показывает опыт, Щукины и Морозовы в России более невозможны, хотя на них стоило бы равняться. Единственное, в чём коллекционеры новой генерации согласны с великим предшественником — работа должна хорошо смотреться в интерьере.

Опрошенные нами эксперты и дилеры расходятся во мнениях относительно объёма рынка западного искусства в России и даже численности коллекционеров. Известны только отдельные имена и просочившаяся в прессу неподтверждённая информация о некоторых крупных приобретениях. С долей уверенности можно говорить о том, что самая дорогая в России работа западного художника, созданная после 1945 года, принадлежит Роману Абрамовичу. В 2008 году он купил на аукционе Sotheby’s в Нью-Йорке триптих Фрэнсиса Бэкона 1976 года за $ 86,3 млн. (на тот момент это был абсолютный мировой рекорд цены на современное искусство). Днём раньше Абрамович купил на Christie’s картину тоже дорогого, но пока ещё живого художника Люсьена Фрейда за $ 33,6 млн.

Триптих, приобретённый Абрамовичем, был позднее представлен в ретроcпективе Бэкона в галерее Тейт со скромной пометкой «из частной коллекции». В феврале 2011 года на торгах Sotheby’s ушёл за $ 37 млн. ещё один триптих Бэкона «Три наброска к портрету Люсьена Фрейда». Анонимную покупку немедленно приписали Абрамовичу. Само существование подобной фигуры на арт-рынке служит источником лестных для России слухов о богатстве русских коллекционеров, готовых тратить невероятные деньги на современное искусство. Абрамовичу приписывалось также приобретение скульптуры Альберто Джакометти, проданной на аукционе Sotheby’s в 2010 году за рекордную сумму в $ 104,3 млн. — просто потому, что в 2008 году ему приглянулась на ярмарке Art Basel небольшая статуэтка того же автора. Другой крупной, но неподтверждённой покупкой стала работа Пабло Пикассо «Дора Маар с кошкой», проданная на Sotheby’s в 2006 году за $ 95 216 000. Среди людей, связанных с торговлей искусством, существует уверенность, что лот был куплен каким-то русским, но назвать его пока никто не смог. В «списке подозреваемых» фигурировало имя владельца компании «Русский стандарт» Рустама Тарико, что вынудило его сделать официальное опровержение. (У Тарико большая частная коллекция, которая насчитывает около 1500 произведений.) Ещё одним возможным владельцем картины считался глава Evraz Group Александр Абрамов. Однако наиболее правдоподобно звучит версия, выдвинутая нью-йоркским аналитиком Марком Спиглером. Он полагает, что «Дора Маар» находится в коллекции грузинского банкира Бориса Иванишвили.

Собиранием западного искусства ХХ века занимается владелец компании «Акрон» и президент Европейского еврейского конгресса Вячеслав Кантор, отдающий предпочтение творчеству художников-евреев. В его частном музее МАГМА сосредоточена самая большая в мире коллекция работ Сутина. По слухам, именно ему принадлежит теперь львиная доля полотен одного из самых дорогих художников, американского абстрактного экспрессиониста Марка Ротко, ранее принадлежавших нью-йоркскому финансисту Эзре Меркину, компаньону Бернарда Мэдоффа. Весной 2010 года картины Ротко экспонировались в «Гараже». Сам факт привоза тринадцати произведений Ротко у понимающих людей вызвал уверенность в том, что они появились на нашей земле не просто так. На вернисаже представитель нью-йоркской галереи Pace воздерживался от комментариев на тему того, кому они принадлежат. Может быть, Кантору, а может, Абрамовичу? А может, клиент галереи тогда ещё не определился с покупкой?

Скрытность коллекционеров можно понять: одно дело купить собрание Ростроповича и Вишневской и подарить его государству, и совсем другое — собирать нерусское искусство для себя. Кичиться этим как минимум непатриотично. В любом случае, по мнению специалистов, пока в России нет коллекций западного искусства мирового уровня, находящихся в частных руках.

По оценкам экспертов, в стране насчитывается около 15 крупных коллекционеров западного искусства. Однако далеко идущие планы нескольких российских собирателей не вынесли проверки кризисом. В 2008 году владелец музея Art4.Ru Игорь Маркин объявил, что собирается пополнять коллекцию западными работами, в том числе звёздами уровня видеохудожника и скульптора Мэтью Барни и живописца Нео Рауха (цены на них держатся в районе $ 200−500 тыс.). Последовавший обвал российской экономики заставил владельцев избавиться от коллекции.

Маргарита Пушкина, курировавшая коллекцию инвестиционного банка «КИТ Финанс», в декабре прошлого года выступила организатором, пожалуй, самого масштабного мероприятия в области рынка западного искусства — ярмарки Cosmoscow в помещении бывшего завода «Красный Октябрь». Благодаря связям других организаторов, арт-дилеров Владимира Овчаренко (галерея «Риджина») и Фолькера Диля, на ярмарке были представлены значительные зарубежные галереи. Но итог нельзя назвать успешным: большинство новых для России галерей не сумели продать ничего. Наиболее эффективной стратегией торговли западным искусством пока остаётся продажа очень дешёвых работ очень известных художников. И здесь нет равных галерее «Триумф», бойко торговавшей тиражной графикой Дэмиена Хёрста по ?10 тыс. Не обладая гениальной интуицией Сергея Щукина и не доверяя собственному вкусу, богатые россияне делают ставку на раскрученные имена. Рынок западного искусства в России, прежде всего, ориентирован на бренд.