Голубые фишки

Старые мастера на торгах Christie’s в Лондоне, 6 декабря

Предаукционные выставки старых мастеров сопоставимы с музейными. Не зря считается, что это сегмент «голубых фишек» арт-рынка, цены здесь не падают даже в кризис. Главный топ-лот вечерних торгов Christie’s — портрет Гойи, изображающий дона де Робредо, придворного вышивальщика испанского короля Карла IV (эстимейт £4−6 млн). Гойя даёт точную характеристику портретируемого, не льстя своей модели. Нейтральный жемчужно-серый фон помогает выделить фигуру, заставляя «гореть» красный с золотом в деталях костюма. Робредо держит в руках эскиз орнамента. В выражении его лица и позе с выпяченной грудью читается гордость ремесленника, достигшего вершин карьеры, — в его мастерской вышивали костюмы знати, король даровал своему поставщику право носить придворное платье — честь, которой удостаивались только живописцы, скульпторы и ювелиры. Ещё одно знаковое произведение на торгах — «Битва Масленицы и Поста» Питера Брейгеля Младшего (£3,5−4,5 млн) — пожалуй, самый известный среди сюжетов Брейгеля-отца, повторённых сыном. Композиция, на которую зритель смотрит сверху, как из театральной ложи, объединяет множество отдельных сцен, смысл которых легко читался современниками художника, а сейчас выглядит забавным ребусом. А вот картина голландского художника XVII века «Старик в окне» (£0,7- 1 млн) интересна своим провенансом. В 1764 году портрет вместе с другими картинами был приобретён русской императрицей Екатериной II как работа Рембрандта и находился в императорской коллекции, о чём свидетельствует инвентарный номер Зимнего дворца на обороте. Виртуозная техника вводила в заблуждение специалистов вплоть до середины XIX века. Тогда картина была передана в Публичный Румянцевский музей, открывшийся в Москве в доме Пашкова, уже с указанием имени подлинного автора. Им оказался Говерт Флинк, ученик и главный соперник великого голландца.

Старые мастера на Sotheby’s в Лондоне, 7 декабря

Топ-лот — «Игроки в карты» Яна Стена (£4,5−6 млн), прекрасный образец жанровой живописи малых голландцев. Как часто бывает на подобных картинах, вокруг героев строится интрига, выходящая за рамки бытового сюжета. Сцена в дальней комнате недвусмысленно намекает, что перед нами дом свиданий. Девушка с картами на переднем плане, лукаво улыбаясь, показывает зрителю туз червей, а пиковый туз, брошенный на пол, — знак, что она обманет своего партнёра и в карты, и в чём-нибудь ещё. Это подтверждают другие говорящие детали: собака, символ верности, уснула; шпага повешена на стул — игрок обезоружен женскими прелестями. Пейзажный жанр представляют Якоб ван Рейсдаль и картина «Пейзаж с фермером на песчаной дороге с видом Харлема вдалеке» (£1,2−1,6 млн), а также редкий на аукционах художник Джон Гловер, современник Тёрнера и Констебля, известный в своё время, но не получивший широкого международного признания, с типично английским пейзажем «Вид собора в Дареме» (£200−300 тыс).

Старые мастера на аукционе Bonhams, Лондон, 7 декабря

Топ-лот торгов — «Мужской портрет» кисти Веласкеса — был буквально спасён из груды хлама. Нынешние владельцы полтора года назад принесли в отделение Bonhams в Оксфорде собрание работ малоизвестного английского художника XIX века Мэттью Шепперсона. Среди них выделялся качеством живописи один портрет, который, к тому же, явно был более старым. Авторство Веласкеса подтвердили эксперты разных музеев мира и лабораторные исследования. Предположительно на портрете изображён Хуан Матеос, егерь короля Филиппа IV. И если цены на Шепперсона на торгах в Оксфорде не превысили £400, то за Веласкеса аукционный Дом рассчитывает выручить в десять тысяч раз больше (£2−3 млн).

Предметы искусства и костюма из коллекции Элизабет Тейлор. Christie’s, Нью-Йорк, 13−16 декабря

Коллекция одной из величайших кинодив XX века настолько велика и разнообразна, что торги в залах Рокфеллер-центра будут продолжаться четыре дня. С молотка пойдут украшения, предметы одежды и аксессуары, сувениры со съёмочных площадок и полотна современных художников. Ещё около тысячи лотов, рангом пониже, с 3 по 17 декабря будут выставлены на онлайн-торги. Картины старых мастеров и импрессионистов, доставшиеся Лиз от отца, антиквара Френсиса Тейлора, и купленные ей самой, будут продаваться уже в январе и феврале 2012 года. Если суметь оторваться от выставки совершенно баснословных драгоценностей и пройти в следующий зал с экспозицией на тему «Икона и её стиль haute couture», вас встретят такие же яркие цвета, но уже не в камнях, а в тканях — алое платье от Valentino ($3−5 тыс.), серебристое, с лёгкой накидкой, от Chanel ($6−8 тыс.), жакет Versace с вышитыми бисером портретами самой Элизабет Тейлор ($15- 20 тыс.) и даже свадебное платье от Айрин Шарафф — лимонно-жёлтое, в котором Элизабет в первый раз выходила замуж за Ричарда Бартона ($40−60 тыс.). Впрочем, восемь свадеб в белом были бы скучны. Здесь же — их с Бартоном обручальные кольца, усыпанные бриллиантами ($6−8 тыс.). Среди предметов живописи и графики многие имеют трогательные дарственные надписи, вроде оттиска «Турандот», подаренного Дэвидом Хокни: «С огромной любовью и восхищением. Дэвид Х.» ($15−20 тыс.).

Русское искусство на торгах аукционного Дома «Знакъ Арт» в Москве, 3 декабря

В течение шести лет аукционный Дом «Знакъ» торговал старинными монетами, орденами и медалями, но теперь решил расширить специализацию, подготовив свой первый аукцион живописи и прикладного искусства. Нужна немалая смелость, чтобы устраивать русские торги сразу же после недели русского искусства в Лондоне и соперничать с представленными там шедеврами. В топ-лотах у «Знака» — картины Константина Маковского, главного салонного живописца в России конца XIX века — «Креолка» (стартовая цена 10 млн руб.) и «Арабский воин» (4,5 млн), написанные в 1870-е годы во время путешествия художника по Северной Африке, а также морской пейзаж Льва Лагорио с императорской яхтой «Держава» (6 млн руб.). В каталоге представлены иконы, изделия Фаберже и других ювелиров, бронза и фарфор.