Сильвио Урсини, вице-президент группы Bvlgari

Бренд Bvlgari — это прежде всего ювелирный дом и роскошные украшения. Когда и почему появилась идея начать развивать отельную сеть?
Идея пришла около 20 лет назад, целью было расширение бренда Bvlgari. Задача, которую мы ставили перед собой, - укрепление имиджа бренда, а не создание нового подразделения компании.

В 2022 году вы откроете в Москве восьмой бутик-отель сети Bvlgari Hotels & Resorts. Расскажите про него. Что роднит его с другими отелями сети, что в нём будет особенного?
Мы привносим свой итальянский стиль везде, где оказываемся, но при этом учитываем два фактора. Первое — местный климат, обычаи и культуру. Второе — конкретное местоположение. Так, в случае с проектом в Лондоне, мы должны были передать уважение наследию города, в то время как, например, в Шанхае, дизайн отражает современные вибрации мегаполиса и самой локации на вершине небоскрёба. Проект же в Москве сохранит часть исторических фасадов, которые являются культурным наследием.

В московском проекте вы отказались делать крышу над садом и на вопрос местных архитекторов, как же так, ведь в саду будет снег, ответили: «Прекрасно, будет сад в снегу». Это очень по‑итальянски…
Да, нам кажется надо уходить от «общепринятых взглядов». Роскошь соткана из редкого и изысканного опыта, который зачастую продиктован не рациональным мышлением, а художественным видением.

Проект Bulgari Hotels & Resorts на Большой Никитской улице в Москве

Скажите, с какими ещё стереотипами или трудностями вы сталкиваетесь, приходя в страну с особой архитектурой или особым климатом?
Самая большая трудность, с которой мы столкнулись в некоторых странах, — это способность местных мастеров реализовать наш дизайн. К сожалению, в некоторых странах старинные традиции каменной кладки, обработки дерева, малярного дела и так далее были утеряны. Один из самых больших предметов моей гордости — это, когда некоторые клиенты говорили про наш отель в Пекине, что качество исполнения было таким же, как в Италии!

В каких странах вы хотели бы увидеть следующий отель? Есть ли уже конкретные планы по дальнейшему расширению?
Что касается следующих направлений, мы сейчас работаем над открытием отелей в Риме и Токио между 2022 и 2023 и параллельно продолжаем поиск подходящих локаций в следующих для открытия городах. Проект отеля в США на данной стадии у нас в приоритете.

Площадку для московского проекта вы искали более 15 лет. Почему? Можно ли сказать, что это рекорд в вашей практике?
Да, это правда! Мы не стремимся как можно скорее открыть новый отель, поэтому очень тщательно подходим к выбору идеальной локации. Когда находим такое место, очень важно понять, что оно не просто воплощает собой мечту, но и даёт конкретные возможности. Облик Москвы постоянно меняется, поэтому ожидание точно стоило того.

В Москве, так же как в Милане, Париже и Шанхае, интерьеры отеля и резиденций проектировало дизайн-бюро Antonio Citterio — Patricia Viel

Чем обоснован ваш выбор Москвы как города для гостиницы и резиденций Bvlgari в России? Слышали, что изначально вы рассматривали Санкт-Петербург. Почему в итоге предпочли Москву?
Россия является очень важным рынком для нашего бренда, и оба города необычайно значимы в культурном отношении. Мы начали с Москвы только потому, что нашли идеальное местоположение.

Bvlgari Hotels & Resorts позиционирует себя как коллекция, что подразумевает небольшое число отелей. Есть ли какие-то ограничения, которые вы накладываете на развитие бренда?
Да, роскошных отелей и уж тем более резиденций не может быть много, у нас очень чёткая стратегия развития, которая в конечном счёте предполагает не более 15−20 владений по всему миру — это именно то количество локаций, которое соответствует нашим ценам и целевой аудитории.

Какие эмоции испытывают гости отелей и жители резиденций Bvlgari? Они похожи?
Жизнь в отелях Bvlgari вызывает непреодолимое привыкание, вам становится трудно останавливаться в других местах. И большое число гостей, которые возвращаются к нам уже в качестве владельцев резиденций, тому подтверждение.

Статья «Римский люкс» опубликована в журнале «Robb Report» (№9, Декабрь 2020).