Мебельный салон

Коллекция предметов декоративно-прикладного искусства и мебели служит показателем социального благополучия и респектабельности её хозяина — эта аксиома в доказательствах не нуждается. Долгое время достойными внимания считались лишь вещи XVIII столетия. Во второй половине ХХ века получили коллекционный статус предметы эпохи ар деко.

Сегодня мебельные коллекции в большинстве своём эклектичны. В современном мире мебель отражает личность своего хозяина. По тому, какие предметы находятся в собрании той или иной персоны, можно не только определить уровень благосостояния, но и узнать, какое место владелец занимает в обществе, в каких кругах он вращается, какие книги читает и какие фильмы смотрит. Развитие арт-рынка в последние годы показывает, что приобретение художественноц мебели является ещё и удачноц инвестицией.

Мебель мастеров, работавших по заказам королевских дворов, всегда относилась к предметам роскоши. Даже во времена Великой французской революции она не просто оставалась в цене, а была объектом охоты. На распродаже обстановки королевских и аристократических резиденций Франции по другую сторону Ла-Манша выросли два крупнейших аукционных дома, Christie’s и Sotheby’s. Мебель ХХ века коллекционеры оценили не сразу. Зато скорость, с которой спрос на неё растёт сегодня, не перестаёт изумлять.

О том, как не без помощи галеристов коллекционеры на протяжении последних 30 лет взвинчивали цены на искусство периода ар деко, написано и сказано немало. Апофеозом в развитии одного из самых драматических разделов мебельного рынка стала продажа в феврале 2009 года кресла по проекту Эйлин Грей за непостижимую цену в $ 21 млн. В марте прошлого года Дом Christie’s попытался повторить свой успех, и все посвящённые с замиранием сердца следили за распродажей музейного собрания замка Гурдон. Первоначально эксперты аукционного дома рассчитывали выручить за коллекцию ?40−60 млн и даже больше. Однако на сей раз поведение покупателей оказалось гораздо более сдержанным. Рынок не рухнул. Он застыл. Коллекция, выставленная на торги владельцем, создававшим её в годы ажиотажного спроса, принесла всего ?42 млн. Аналитики заговорили о том, что время безраздельного владычества ар деко закончилось: коллекционеры в поисках новой эстетики — и новых цен.

Хотя главным индикатором состояния арт-рынка в наши дни служат аукционные дома (а не галереи, как было в прошлые десятилетия), изменения во вкусах, эстетике и потребностях собирателей лучше всего можно уловить на больших салонах и ярмарках. До сих пор лишь галеристы умеют проникать в глубочайшие тайны души коллекционера. Аукционисты лишь следуют за уже оформившимися тенденциями. Одной из главных ярмарок, которая отражает коллекционеров, является TEFAF в Маастрихте. Её организаторы одними из первых выделили в особый отдел галереи, представляющие произведения мебельного искусства, с 1900 года и по сей день. Именно этот гипертрофированно эстетский раздел ярмарки пользуется особой любовью покупателей. Здесь в концентрированном виде можно наблюдать главные тенденции мебельной моды: возрождается интерес к стилю ар нуво в самых различных его проявлениях. Коллеционеры вновь возлюбили классического Галле, продолжают восторгаться сдержанным Хофманном, открывают для себя фольклорный вариант раннего модерна, возникший в Скандинавии. На стендах ар нуво соседствует с мебелью, созданной в Америке в 1950-е годы, и предметами последнего десятилетия, несмотря на свою молодость, успевшими войти в историю дизайна.

Брюссельская ярмарка BRAFA, которая долгие годы не могла обрести собственное лицо, в этом году сосредоточилась на предметах декоративно-прикладного искусства, особенно ХХ века. В фаворитах у многих галеристов оказался скульптор-мебельщик Филипп Икили. Его работы 1960−1980-х годов сегодня вновь на пике моды. Мебель как произведение искусства — безусловный тренд последних лет, заявленный в том числе на торгах легендарного собрания Ива Сен-Лорана. Ведь тогда самую ожесточённую борьбу коллекционеры вели за мебель скульпторов Франсуа-Ксавье и Клод Лаланн.

На салоне современного искусства ArtParis, который ежегодно проходит в конце марта, в этом году впервые представлены галереи дизайна, а парижский же FIAC стал пионером в этой области. Это его организаторам пришла идея совместить современное искусство и дизайн. Однако он не смог продолжить новаторскую для начала 2000-х линию. Его идею в 2005 году подхватили организаторы Design Мiami Art Basel, открыв абсолютно новый для этой престижной ярмарки раздел, полностью посвящённый мебели и дизайну. При этом впервые на салоне современного искусства были представлены галереи, работающие с актуальным дизайном и молодыми мастерами, произведениями первой половины ХХ века и даже те, кто специализируется на классических предметах XVIII—XIX вв.еков.

Жизнь всех этих, очень разных, салонов и ярмарок наглядно показывает, что сегодня ищут коллекционеры, и те, кто пока не причисляет себя к этой группе избранных, но стремится украсить своё жилое пространство не тиражированными в миллионах экземпляров вещами, а предметами прикладного искусства. Если на первых салонах «Арт-Базеля» в Майами царил ар деко, то в последние сезоны место фаворитов заняли галереи, которые представляют произведения скандинавского дизайна 1930−1960-х годов. Неизменным успехом пользуется неоклассическая мебель 1940-х — начала 1950-х. Два дебюта, которые состоятся в июне этого года в Базеле, отражают новые веяния на арт-рынке. Впервые в разделе дизайна будет представлена российская галерея «'Эритаж» с проектом, посвящённым советскому мебельному дизайну 1956−1972 годов, а также одна парижская галерея, которая специализируется на мебели ар нуво.

Аукционные дома послушно следуют за модой. Один за другим они открывают у себя отделы дизайна, которые пока ещё никого не разочаровали. Наиболее активным на этом рынке безусловно остаётся Phillips de Pury. Именно на торгах, организованных этим аукционным домом, рекорды следуют один за другим. Самым громким из них остаётся продажа в июне 2010 года «похожего на каплю ртути» алюминиевого шезлонга Lockheed Lounge, созданного Марком Ньюсоном в 1986 году (и знакомого широкой публике по видеоклипу Мадонны) за $ 2 098 000. Однако, при всём коммерческом успехе, Phillips de Pury недостаёт артистизма, которым могут похвастаться французское отделение Sotheby’s и некоторые французские Дома.

Недавно в парижской штаб-квартире Sotheby’s прошла выставка дизайна 1970-х. Пока этот интереснейший период в истории европейского дизайна остаётся для коллекционеров новой, неразработанной сферой, ещё не затронутой покупательской лихорадкой. Artcurial два раза в год проводит тематические торги, посвящённые современному дизайну. Дом Tajan растерял свой некогда внушительный авторитет во многих областях, но эта печальная участь не коснулась мебельного раздела. Здесь до сих пор можно найти интереснейшие экземпляры ХХ столетия. Что неудивительно, ведь Париж, давно утратив мировую монополию в области моды и вкуса, попрежнему служит источником тенденций для декораторов.

Фото SOTHEBY’S, CHRISTIE`S IMAGES, PHILLIPS DE PURY & COMPANY, TEFAF, HERITAGE