Воздухоплавание

Из корзины воздушного шара мир выглядит по‑другому: даже самые заезженные достопримечательности предстают в таком ракурсе, что невольно ахнешь. Есть места, увидеть которые во всей красе невозможно с земли — например, Долина тысячи храмов в Мьянме: некоторые золотые купола, скрытые джунглями, доступны взгляду только с высоты птичьего полёта…

Сергей Гришин рассказывает мне о своих путешествиях, и я с изумлением узнаю, что его хобби — вовсе не такая экзотика, как может показаться на первый взгляд. Что полёты могут быть не только экстремальным спортом, но и способом проводить отпуск с семьёй и друзьями. И что в материальном выражении это неземное удовольствие намного доступнее, чем, скажем, яхтинг.

Гришин говорит, что ещё неизвестно, стал бы он воздушным путешественником — ведь его, студента МАИ, учили не летать на аэростатах, а сбивать их — если бы не Дон Камерон. Изобретатель воздушных шаров современного типа сделал в конце 1980-х щедрый рекламный жест: подарил один из них последнему съезду ВЛКСМ… Опробовать новинку захотели многие, но пилотами в итоге стали самые увлечённые — ни матчасти, ни каких-либо курсов для начинающих аэронавтов в то время не было. Сейчас в России и школ предостаточно, и своя Федерация имеется, и шар любого объёма купить — не проблема.

За плечами Сергея два мировых рекорда дальности, ему также принадлежат все российские рекорды, и всё равно полёты ему не приелись: каждый год он отправляется на воздушном шаре то в горы, то в тропики — просто удовольствия ради. Логистика таких поездок довольно проста. «С собой нужно взять лишь корзинку (1,50 х 1 х 1,20 м) и оболочку шара весом 100 кг, которые в любой авиакомпании оформляются как негабаритный багаж, — рассказывает Сергей. — Уже на месте арендуется машина с прицепом или грузовичок, который будет служить наземным сопровождением. Плюс газ, обычный бытовой баллон пропана. И всё, лети куда вздумается». Правда, хотя бы один человек на борту должен иметь лицензию пилота, но выучиться на него несложно, даже технического образования не требуется (контакты школ можно найти на сайте Федерации воздухоплавания России). Не будет лишним знание метеорологии и навык радиообмена на английском языке. В курс обучения входят 60 лётных часов.

Как только человек осваивает небо, его любимым развлечением становится участие в фестивалях. В Европе их множество, там собираются тысячи шаров со в сего мира — что называется, на людей посмотреть и себя показать. Самый престижный Кубок Гордона Беннета был основан в 1906 году американским газетным магнатом. Это соревнование топового уровня — полёт на дальность проходит по правилам, по которым летали сто лет назад. Единственная поправка на современность — наличие радионавигации и транспондеров: шар является воздушным судном, поэтому обязан летать по законам, принятым для самолётов.

«Потом, когда соревновательный азарт проходит, начинаешь устраивать собственные экспедиции, «дикарями». По сути, осваиваешь планету, — продолжает Сергей. — Это уже вполне серьёзные путешествия на профессиональном уровне, с более высоким бюджетом».

А как насчёт острых ощущений? «В нашем виде спорта нет всплесков адреналина, какие бывают у любителей прыжков с парашютом — раз, и готово. Мы имеем дело с так называемым «медленным адреналином»… Мягкая волна эйфории подступает минут через 15−30 после приземления. Чувствуешь себя так, будто выпил бокал шампанского, настроение приподнятое, хочется шутить, веселиться». К тому же, это всегда положительные эмоции не только для самих аэронавтов. Романтика воздушных вояжей покоряет неизменно и навсегда: по словам пилотов, в любой стране мира реакция людей на летящий воздушный шар одинакова — для них это праздник. Все радуются, кричат «ура!» и приглашают отважных героев к столу…