Арт-аукционы мая

Импрессионисты и современное искусство на Sotheby’s и Christie’s, Нью-Йорк, 2−3 и 8−9 мая

Главная «бомба» майской сессии — «Крик» Эдварда Мунка, последний из четырёх вариантов хрестоматийной картины, находящийся в частных руках. Sotheby’s осторожно оценивает его в $ 80 млн. Главный козырь Christie’s — извлечённая из полувекового забвения акварель Сезанна (эстимейт $ 15−20 млн). Эскиз к живописной серии «Игроки в карты» ранее принадлежал американскому педиатру Хайнцу Ф. Эйхенвальду и был куплен его отцом в 30-е годы в Берлине. Спасаясь от нацистов, семья переехала в Нью-Йорк, и акварель выпала из поля зрения искусствоведов: в недавно изданном каталоге серии опубликована лишь её чёрно-белая фотография с пометкой «местонахождение неизвестно». Один из пяти живописных вариантов «Игроков» несколько месяцев назад был продан за рекордные $ 250 млн. Хороший провенанс прослеживается и у «Спящей девушки» Роя Лихтенштейна, которую Sotheby’s выставит на аукцион послевоенного и современного искусства ($ 30−40 млн). В 1964 году, практически сразу после написания, картину купили Филип и Беатрис Герш. При жизни владельцев она экспонировалась всего один раз. На торгах Christie’s та же легко узнаваемая блондинка из комиксов предстаёт в виде небольшого наброска Лихтенштейна «Встревоженная девушка», показанного на московской предаукционной выставке в апреле ($ 1,2−1,8 млн).

Драгоценности Лили Сафра на Christie’s, Женева, 14 мая

Вдова одного из богатейших людей на планете, банкира Эдмона Сафра, нелепо погибшего 13 лет назад, дважды выставляла на торги Sotheby’s первоклассные предметы декоративно-прикладного искусства (в общей сложности они принесли $ 95 млн). Теперь на Christie’s продаются её драгоценности. Среди 70 лотов — антикварные колье с бриллиантами и колумбийскими изумрудами ($ 1,2−1,8 млн) и гарнитур из 12 бриллиантовых брошей и пары клипс в форме листьев, которые в середине XIX века украшали корсаж бального платья ($ 200−400 тыс.), изделия в стиле ар нуво и ар деко, например, ожерелье Cartier 1906 года ($ 600−800 тыс.), кольца с крупными одиночными камнями: прямоугольным беспорочным бриллиантом в 34 карата ($ 3,6−5 млн), бирманским рубином в оправе от Chaumet ($ 3−5 млн) или сапфиром от Boucheron ($ 450−550 тыс.). Главная изюминка торгов — 18 украшений JAR, которые Ж. А. Розенталь создал специально для мадам Сафра. Среди них брошь в виде двух цветков мака, стебли которых оплетают грушевидный бриллиант ($ 500−700 тыс.), и рубиновая, в виде цветка камелии ($ 1,2- 1,5 млн). Вырученные средства будут распределены между 20 благотворительными фондами.

Бриллиант Санси и украшения Сюзанны Бельперрон на Sotheby’s, Женева, 14−15 мая

Ювелирную сессию Sotheby’s открывает аукцион драгоценностей из личной коллекции ювелира Бельперрон. Она работала в своей студии по частным заказам и никогда не подписывала своих изделий, считая, что её стиль говорит сам за себя. Её украшения носили герцогиня Виндзорская, Жан Кокто и Эльза Скиапарелли. Новаторство Бельперрон заключалось в том, как она сочетала материалы и способы их обработки, играла с формой, цветом и огранкой камней. В её любимой броши сапфиры прямоугольной формы соседствуют с кабошонами ($ 50−80 тыс.). На броши в виде цветка жёлтый сапфир окружают жёлтые и бесцветные алмазы различной огранки ($ 40−50 тыс.). Кольцо «Облако» из агата, в который вставлены треугольные бриллианты ($ 20−30 тыс.), демонстрирует один из её любимых приёмов сочетания драгоценных и поделочных камней. Топ-лотом следующего дня станет бриллиант Beau Sansy. Название происходит от фамилии маркиза де Санси, который привёз его в Париж из Константинополя. Бриллиант весом 35 каратов купил Генрих IV в подарок своей супруге Марии Медичи. На парадном портрете в Лувре он венчает её корону, но к началу XVIII века камень оказался у короля Пруссии Фридриха I и с тех пор передавался по наследству в семье Гогенцоллернов, вплоть до нынешнего владельца, принца Георга Фридриха. Эстимейт — $ 2−4 млн.

Собрание Гюнтера Закса на торгах Sotheby’s, Лондон, 22−23 мая

Одного из богатейших людей Германии, совладельца Opel, фотографа, открывшего Клаудию Шиффер, галериста, устроившего первую европейскую выставку Уорхола, не стало в прошлом году. Закс подал пример того, как нужно собирать современное искусство. В конце 1960-х — начале 70-х он покупал работы Уорхола, Вессельмана и Лихтенштейна для квартиры в Санкт-Морице, полностью оформленной в стиле поп-арт. Портрет Брижит Бардо, за которой он ухаживал, осыпая её виллу на Ривьере алыми розами с вертолёта, он заказал Энди Уорхолу (£3−4 млн), и тот написал его по фотографии Аведона (£40- 60 тыс.). На торгах также представлен автопортрет художника из серии 1986 года (£2−3 млн). Кроме поп-арта, в собрании есть живопись сюрреалистов, мебель ар нуво и ар деко — всего около 300 лотов с общей оценкой £20 млн.

Русские аукционы Christie’s, Sotheby’s, MacDougall’s и Bonhams, Лондон, 27−30 мая

Русская неделя в этот раз не поражает размахом, но представляет добротный срез русского искусства XIX—XX вв.еков. Christie’s откроет её аукционом, топ-лотами которого станут «Испанский пейзаж» Петра Кончаловского (£600−800 тыс.) и два полотна Айвазовского: «В поисках уцелевших» (£250−350 тыс.) и «Воловья телега, пересекающая затопленную равнину» (£400−600 тыс.). Sotheby’s делает ставку на авангард. Топ-лотами вечерних торгов заявлены ранняя работа Михаила Ларионова «Купальщицы» (£300−500 тыс.) с сине-жёлто-зелёным маревом крупных мазков и «Мальчик во время жатвы» Бориса Григорьева (£250−350 тыс.), выбивающийся из ряда жутковатых образов цикла «Расея» своей мягкой трактовкой. На вечерних торгах MacDougall’s заслуживают внимания лирическая «Спящая обнажённая» Зинаиды Серебряковой, написанная с её 22-летней дочери Кати (£0,9−1,2 млн) и «Лежащая обнажённая» Алексея Кравченко с жёсткими формами, характерными для русского сезаннизма (£300−500 тыс.). В отдельные торги выделена коллекция графики из парижской мастерской последнего мирискусника Дмитрия Бушена. Две необычные работы Серебряковой выставляет Bonhams — монументальные панно «Флора» и «Юриспруденция» (эстимейт каждого £700−900 тыс.) были выполнены в 1937 году для виллы бельгийского юриста и плантатора барона де Броуэра.

Фото SOTHEBY’S, MACDOUGALL’S, CHRISTIE’S IMAGES