Мне позвонили из редакции популярного телеканала и попросили выступить с комментарием по поводу поездки Светланы Медведевой на итальянский курорт Монтекатини Терме. Предложение застало меня врасплох, и по дороге в Останкино я раздумывала, нет ли здесь ошибки. Впрочем, ведущая развеяла мои сомнения сразу: «Как вы считаете, вырастут ли цены на недвижимость в регионе в связи с визитом госпожи Медведевой?» Вырастут ли? Она, наверное, шутит! Уверена, что многие домовладельцы повысили цены сразу, как только стало известно о приезде высокой гостьи.

История любви-ненависти итальянцев к русским покупателям недвижимости берёт начало в конце 90-х, когда россияне облюбовали Порто-Черво и Форте-деи-Марми для своих летних резиденций. Русское нашествие вызвало прилив энтузиазма у местных рестораторов и отельеров. Вскоре к ним присоединились другие поставщики товаров и услуг класса люкс. Россияне приезжали на весь сезон, с мая по сентябрь, с детьми, родителями, друзьями и персоналом, от водителя до личного ассистента. Последнее — не причуда богача, а необходимость: местные жители не могли выполнять этих функций по причине языкового барьера. Рынок недвижимости расцвёл, цены устремились вверх. Начало 2000-х было периодом, когда виллу на Косте Смеральда, купленную за €15 млн в начале сезона, в августе можно было перепродать за €30 млн.

Время от времени население ворчало по поводу «понаехавших», которые взвинтили цены на недвижимость сверх всяких разумных пределов. И всё же заявление мэра Форте-деи-Марми, который сообщил прессе, что намерен ввести ограничения на продажу вилл русским туристам, прозвучало как гром среди ясного неба и было опубликовано в газетах всего мира, начиная с Financial Times. Что это было, неясно до сих пор. То ли мэр говорил не подумав, то ли (я как раз склоняюсь к последней версии) громкое выступление было сделано исключительно с целью самопиара. Кто будет резать курицу, несущую золотые яйца?

Здесь необходимо пояснить, что итальянский рынок на 90% является локальным, то есть, в отличие от Лазурного Берега, где русские покупали дворцы и виллы ещё в царские времена, в Италии массовой скупки лучших домов и земель иностранцами никогда не видели.

…Бывает, просят оценить палаццо во Флоренции, Лукке или Пизе. Величественное здание с колоннами и портиками в окружении виноградников и оливковых рощ несколько веков находится в руках одной семьи. Каждая деталь дышит историей: почерневшие балки или фрески с упитанными румяными ангелочками на потолках, нарисованные двери, каменная мебель. И весь этот культурный пласт достанется какому-нибудь нуворишу? Оценку заказывают, когда собираются выставить объект на продажу, но она всё откладывается и откладывается. Решение о продаже родового гнезда — один из самых тягостных моментов в истории любого аристократического рода.

Вот палаццо Торнабуони во Флоренции, в самом центре «района бутиков». Старая герцогская резиденция превращена в апартаменты в управлении Four Seasons. Каждые из них — шедевр, и нет двух похожих. Всё сохранено или воссоздано в первозданном виде (старинная каменная кладка, лепнина, камины) и при этом оборудовано по последнему слову техники, а цены по нашим меркам скромные, от €15 тыс. за кв. м. Хотите — живёте сами, хотите — сдаёте. В любом случае гарантирован доступ к сервисам отеля и набору услуг только для владельцев, включая сигарную комнату, спа и зал для приёмов. Итальянский рынок, при всей его привлекательности, имеет одну особенность, о которой стоит предупредить заранее — здесь не знают, что такое конфиденциальность, во всяком случае, в привычном для нас понимании этого слова.

Ещё по дороге из аэропорта таксист проведеёт для вас обзорную экскурсию по городу. «Синьор из России? О да, у нас здесь очень много русских! Особенно в сезон, хотя многие и круглый год живут. Вот, видите этот дом справа, он принадлежит сенатору такому-то, а сейчас за поворотом посмотрите налево, эту жёлтую виллу в прошлом году продали русскому музыкальному продюсеру…»

Боже упаси вступать в диалог с хозяином ресторанчика или администратором гостиницы и делиться планами купить домик у моря. Велика вероятность, что ваш безмятежный отдых закончится, не успев начаться. Италия — одна из немногих стран, где комиссионные агентам платят оба участника сделки, то есть и продавец, и покупатель (как правило, каждый по 3%). В отличие от уже упомянутого Лазурного Берега, курортный сезон в Италии короткий, на море это июль и август. Все понимают, что вилла, не проданная в высокий сезон, имеет высокие шансы «зависнуть» ещё на 10 месяцев. Продавцы не скупятся на посулы всем, у кого есть доступ к потенциальным покупателям, а именно к богатым русским. Вам следует быть готовыми к тому, что каждый встречный, от носильщика в аэропорту до садовника при отеле, попытается продать вам дом вашей мечты. Причём с присущим итальянской нации артистизмом вам предложат по большому секрету «эксклюзивный» объект, которым владеет «двоюродный дядя» собеседника. Не верьте! С владельцем виллы они не родственники и, скорее всего, даже не знакомы!

Поскольку в нынешней экономической ситуации ряды покупателей заметно поредели, велик риск стать объектом настоящего преследования. Одна моя клиентка, чей супруг занимает не последнюю строчку в рейтинге Forbes, пожаловалась, что её атаковали в супермаркете в Порто-Ротондо, когда, обвешанная четырьмя детьми, она выбирала хлопья для завтрака. Заметив направляющегося к ней продавца, она понадеялась, что тот поможет перевести пару строк с итальянского. Но нет! «Синьора, я слышал, подыскивает виллу, а мой дядя как раз…» Метнув в продавца хлопья, синьора бросилась к выходу, увлекая за собой ревущих детей. «Русские покупатели? Они вернутся! — владелец палаццо во Флоренции настроен оптимистично. — Недавно нас посетила ваша первая леди, а Монтекатини Терме всего в получасе езды отсюда».