Арт-аукционы сентября

Скульптуры и объекты. Christie’s, Уэдсдон, до 28 октября. Sotheby’s, Чатсворт-хаус, 7 сентября — 28 октября

Название проекта Christie’s «Карточный домик» заимствовано у одной из картин Жана Батиста Симеона Шардена. Выставка-продажа на открытом воздухе проходит в имении английских Ротшильдов в Бакингемшире. Скульптурная экспозиция, в основном размещённая в парке, состоит из 33 работ самых известных и продаваемых авторов второй половины XX века. Некоторые напрямую перекликаются с Шарденом, например, «Карточный домик» Ричарда Серра из огромных плит ржавого металла, которые держатся только силой тяжести. Другие, вроде нагромождения бронзовых «камней» Тони Крэга, выглядят естественной частью ландшафта. Рядом с ажурным чайником Джоанны Васконселос (такой же стоит сейчас в Версале на её персональной выставке) или стулом с пачкой сигарет Урса Фишера любой почувствует себя как Алиса, которая выпила уменьшающий эликсир. Среди прочих работ — «Монумент В. Татлину» Дэна Флавина из флуоресцентных трубок, полуабстрактный «Лунный пёс» Тони Смита, произведения Джеффа Кунса, Дэмиена Хёрста и Аниша Капура. Цены колеблются от £60 тыс. до 7,5 млн. На выставке-продаже Sotheby’s в имении герцогов Девонширских в Дербишире представлено творчество единственного скульптора — Барри Флэнагана. В некоторой степени её можно считать продолжением прошлогодней ретроспективы в галерее Тейт, с той разницей, что музей показывал ранние работы, повлиявшие на развитие всего британского послевоенного искусства, а Sotheby’s расставил по парку причудливых бронзовых зайцев, которые принесли Флэнагану мировую известность. Своим скульптурам Флэнаган придавал узнаваемые человеческие позы, в том числе роденовского «Мыслителя» и Нижинского, застывшего в эффектном па.

Живопись Александра Волкова из частных собраний. Выставка Christie’s, Лондон, 4—21 сентября

Первую выставку Волкова за рубежом аукционный дом открывает в собственных залах на Кинг-стрит. Проживший всю жизнь в Средней Азии с перерывом на учёбу в Петербурге и Киеве, Волков, тем не менее, вписывается в общую линию развития русского авангарда. Его интерес к кубизму, фовизму и экспрессионизму питался традиционными восточными мотивами и ярким среднеазиатским колоритом. Полсотни работ из частных коллекций освещают ранний, самый плодотворный этап в творчестве художника, во второй половине 1940-х обвинённого в формализме и надолго вычеркнутого из истории советского искусства: пейзажи 1910-х годов, в которых заметно увлечение Врубелем, и ставшие его «визитной карточкой» рисунки и холсты с караванами и базарами, композиция которых рассыпается на пёстрые треугольники, создающие особый ритм движения линий и форм.

«Арт—Москва», 19—23 сентября

После весеннего демарша Марата Гельмана, Айдан Салаховой и Елены Селиной, заявивших о смене рода деятельности, облик крупнейшей ярмарки современного искусства резко изменился. Из титанов, всегда составлявших костяк экспозиции, на этот раз в ней участвует только галерея «Триумф» с полотнами Виноградова и Дубосарского из серии «Ретроспектива», впервые показанной этой весной, и новыми скульптурами AES+F. Всего в ярмарке участвуют 40 галерей из 15 стран. Впервые приедут в Москву три галереи из Ирана. В числе «их» художников — известные в Европе и продававшиеся на крупных аукционах Бабак Рошанинеджад и Мохаммед Эхсай. В разделе спецпроектов покажут работы молодого скульптора Алексея Морозова из частных собраний, новые фотографии Виты Буйвид и украинский поп-арт.

Коллекция Брук Астор, Sotheby’s, Нью-Йорк, 24—25 сентября

Дама из нью-йоркского высшего общества, в доме которой бывали президенты США и другие влиятельные персоны, стала известным меценатом, потратив на благотворительность значительную часть состояния своего третьего мужа Винсента Астора (председателя правления Newsweek и потомка первого американского мультимиллионера Дж. Дж. Астора). Она была попечителем музея Метрополитен, поддерживала своими пожертвованиями нью-йоркскую публичную библиотеку и медицинский центр для животных. На двухдневные торги будут выставлены предметы интерьера из её квартиры на Парк-авеню (фотографии библиотеки по проекту Альберта Хэдли воспроизводятся в книгах по истории американского дизайна) и усадьбы «Холли Хилл» в Ветчестере. Среди 800 лотов — китайская лаковая мебель, восточный фарфор, английская и французская мебель XIX — начала XIX века, рисунки Тьеполо, Каналетто, Ланкре. Особого внимания заслуживают драгоценности Брук Астор. Ей принадлежали работы практически всех ведущих ювелиров XX века, включая Дэвида Уэбба, Tiffany & Co., Жана Шлюмберже, Cartier, Verdura, Buccellati, Bulgari. В топ-лотах — колье с колумбийскими изумрудами и бриллиантами ($ 250−350 тыс.) и брошь Van Cleef & Arpels в виде львёнка, сидящего на ветке коралла, усыпанная цветными бриллиантами ($ 20−30 тыс.).

Коллекции Элен Роша, Christie’s, Париж, 27 сентября

Бывшая хозяйка знаменитого дома моды, основанного её мужем, мадам Роша олицетворяла стиль жизни послевоенной Франции. Выставленная на торги через год после смерти владелицы обстановка квартиры на рю Барбе де Жуи являет собой элегантную смесь разных стилей, от французского классицизма и старых мастеров до ар деко и поп-арта. В числе главных лотов — четыре портрета Элен Роша, созданные Энди Уорхолом в 1974 году, когда она жила в Нью-Йорке (эстимейт каждого? 200−300 тыс.) и абстрактное полотно Кандинского «Коричневая тишина», написанное в 1925 году (эстимейт? 1,5−2 млн). Вместе со своими друзьями Ивом Сен-Лораном и Пьером Берже Элен Роша одной из первых начала коллекционировать ар деко (большая часть её собрания была продана в 1990 году на торгах Christie’s в Монако). В каталоге аукциона — бронзовый торшер с кобрами работы Эдуара Марселя Сандоза (? 25−30 тыс.) и напольная лампа Эдгара Брандта «Искушение» с медным змием, обвившим стеклянный плафон (? 40−60 тыс). Вся коллекция оценивается в сумму около? 8 млн.

Фото АРТ-МОСКВА, SOTHEBY’S, CHRISTIE’S IMAGES