Люси и Ронан МакКаллоу со старшими детьми Мими, Отисом и Кианом

Всего через несколько часов после того, как из Гонконга прибыл контейнер, набитый семейным скарбом, Люси вновь начала чихать. Так что вместо обустройства после заокеанского переезда ей пришлось заниматься поиском ответа на вопрос, почему её организм не ладит с окружающей обстановкой. Многие месяцы плохого самочувствия в Гонконге и переезд в США убедили МакКаллоу в том, что причиной её недуга была мебель.

Прожив 10 лет в Азии, британцы Люси, бывший дизайнер одежды, и её муж Ронан, финансист, решили обосноваться в Конкорде, зелёном пригороде Бостона. «Я была уверена, что мы выберем традиционный для Новой Англии дом-солонку с покатой крышей или обшитый досками», — рассказывает МакКаллоу. Но им приглянулся вариант 1940-х годов с оштукатуренным фасадом, будто сбежавший из графства Кент. Это был «самый английский дом в округе». Смотрели они его при зажжённых каминах — настоящая приманка для британца. «А у входа был припаркован Jaguar… К нашему визиту отлично подготовились!»

Двери в прихожей придуманы Люси МакКаллоу и покрыты краской ECOS оттенка «Жёлтый Срединного государства»

Однако до поры до времени семье пришлось складировать мебель в коробках за пределами дома. Результаты проб на споры плесени оказались положительными. Спустя полтора года, нянчась с третьим младенцем (сейчас детей уже четверо) и готовясь к ремонту, Люси с мужем разговорились в местном ресторане с человеком, который упомянул магазин экотоваров для дома в соседнем городе. «Его владелец рассказал мне о технологиях природного строительства, — вспоминает МакКаллоу. — И уже через неделю я сидела в самолёте, летевшем в Санта-Фе!"В штате Нью-Мексико Люси хотела побольше узнать о методе нетоксичного строительства и организации быта, который зародился в Германии под названием баубиологии. В этом своде стандартов и принципов во главу угла ставятся экология и здоровье обитателей жилища, что вселило большие надежды в мать семейства, с рождения страдающую от проблем с сосудами, а после жизни в Гонконге ещё и от сильнейшей аллергии. Биологическое строительство задумывалось для всеобщего блага, но наибольший эффект от него ощущают сверхчувствительные люди, чьи недомогания усиливаются от минимального воздействия токсинов, плесени и химических отдушек.

Кухня от производителя мебели на заказ Kennebec спроектирована с учётом принципов нетоксичного биологического строительства. Барные стулья из люцита и мягкой кожи дизайна Lucie McCullough Ltd. Сделанный на заказ стол, покрытый глянцевым рояльным лаком, окружён стульями Eames, а светильник из муранского стекла нашёлся в антикварной лавке Турина

В последние годы много изучают качество воздуха в помещениях, что привело к шквалу публикаций, изобличающих главных злодеев: среди них, например, летучие органические соединения (ЛОС) ковровых покрытий, красок, композитной древесины и чистящих средств. По данным Агентства по охране окружающей среды США, концентрация некоторых загрязняющих веществ в помещениях в 2−5 раз выше, чем на улице. А так как люди проводят дома едва ли не 90% времени, особенно если они на карантине, важность нетоксичных интерьеров ещё более очевидна. Ремонт и снос ухудшают проблемы из-за высвобождения старых токсинов (гипсокартона, утеплителя и т. п.). Неудивительно, почему практика биологического строительства, которую изучала МакКаллоу, стремительно набирает популярность. «Когда говоришь о зелёном строительстве, собеседник засыпает, — рассказывает Люси. — Но как только речь идёт о его здоровье и здоровье его детей, сразу оживляется».

Приступив к «здоровому» ремонту, дизайнер опасалась, что в перспективе её ждёт что-то вроде юрты из органической ткани. Но мог ли человек, в чьём портфолио числились стажировка в Риме (Valentino), работа в Милане (Ralph Lauren) и Лондоне (британский Vogue), а затем эксперименты в области дизайна в Италии (женская обувь и проектирование премиального отеля) и интерьерный бизнес в Гонконге, согласиться на такой компромисс?

Обеденный стол из красного дерева XVIII века из L.A. Landry Antiques и кресла Platner. Зеркало — из антикварной лавки в Турине

И ей этого делать не пришлось. Влияние десяти лет, проведённых в Азии, особенно заметно в самых нарядных комнатах, обставленных в стиле гонконгского China Club. Но здесь же чувствуется стойкая любовь МакКаллоу к английскому уюту. В конце концов, это дом для семьи.

История некоторых предметов настолько интересна, что их экологичность и польза для здоровья отходят на второй план. Геометрический рисунок для шёлкового ковра МакКаллоу подсмотрела в Тадж-Махале. Ковёр сделан без использования токсичной подложки, клея, красителей и химических очистителей, а шёлковые волокна не содержат формальдегида, который часто встречается в коврах массового производства. Множество других предметов мебели, которые томились в коробках, были разобраны до рам, заново обиты и снова заняли место в доме. «Я научилась воспринимать дом как третий слой кожи, — поясняет Люси. — Так же, как в случае с нашей кожей и одеждой, чем природней окружающие нас материалы, тем лучше мы себя чувствуем».

Гостиная со сделанными на заказ стеллажами из латуни, креслом Barcelona Миса ван дер Роэ и ковром из шёлка, шерсти и конопли — на его создание Люси МакКаллоу вдохновил орнамент плиток в Тадж-Махале

Модные винтажные кресла Platner настолько удобны, что приглашают засидеться в них глубоко за полночь. Дополнительное преимущество в том, что их каркас из металла и кожи позволяет Люси и домочадцам легче дышать. Наверху обитают родители: пара решётчатых дверей XVIII века из провинции Шаньси отделяют ванную от спальни. Резным деревянным панелям до прибытия домой устроили настоящие спа-процедуры: ещё в Гонконге с них сняли лаковое покрытие, пропитали натуральным раствором на основе масла тимьяна (оно защищает от грибка), упаковали, перевезли и покрыли нетоксичным лаком уже на месте. Несколько месяцев в контейнере — идеальные условия для спор плесени (любители парижских блошиных рынков, возьмите это на заметку). Именно по этой причине статуя лежащего Будды в человеческий рост была отправлена в ссылку у бассейна.

Покрытую сусальным золотом кровать в виде саней изготовили на заказ в Гонконге, ковёр с драконами привезён из Шангри-Ла

Для Люси, беззаветно любящей цвет, было принципиально важно найти альтернативу потенциально токсичным краскам массового производства. Хотя во многих домах, где с вниманием относятся к здоровью и экологии, используются цемент, штукатурка и дерево в их естественном виде (а значит, природных цветов), дизайнеру это совсем не подходило. Кухня, первый этаж и коридоры выкрашены составами BioShield на основе глины и извести, «позволяющими стенам дышать», создавая оптимальные условия для чистоты воздуха. Даже для пространств с более насыщенными цветами ей удалось найти широкий спектр оттенков экологичной краски у марки ECOS, а также у AFM Safecoat и в серии Natura от Benjamin Moore с нулевым уровнем вредных испарений. «У комнат разные назначения, поэтому я люблю придавать каждой из них свой характер, наполнять особым смыслом», — делится Люси. В палитре дома нашли отражение её поездки в северные горные районы Азии, включая Монголию, Бутан и Шангри-Ла на Тибетском нагорье. Там она выискивала расшитый текстиль и ковры.

Решётчатые двери — из галереи Art Treasures в китайском городе Чжухай

Как по заказу, две комнаты изначально были решены в тёмных цветах и такими остались: обеденный зал с ворсистыми синими флоковыми обоями (такими старыми, что опять успели вернуться в моду) и гостиная с камином в красном цвете, прозванная комнатой Негрони. «Люди стремятся туда, где уютно, тепло и весело, — рассуждает МакКаллоу. — Обычно я разжигаю камин, и дети начинают проситься в комнату Негрони. Даже у них есть потребность в уюте».

Но самые отрадные перемены, конечно, неосязаемы. «О да, я сразу же начала себя лучше чувствовать, — отзывается Люси. — Стало меньше воспалений, реже ломит тело, я перестала постоянно чихать. Сейчас я могу сесть в кругу семьи и оглянуться на дом, который мы вместе создали. Это всё равно что листать альбом с фотографиями своей жизни».

Комната Негрони со шкурой зебры из Южной Африки, креслом из Лондона, фонарём из Гонконга и шезлонгом Flag Halyard от Hans Wegner, купленным в городе Линкольн, с накидкой из овечьих шкур из Вермонта

Чемоданы, купленные в Китае, венчает ступа из Мьянмы

Статья «Место силы» опубликована в журнале «Robb Report» (№8, Ноябрь 2020).