Hotel Le Sud

Слова «дизайнерский отель» в описании вовсе не означают, что за каждым углом вас будет поджидать замысловатая, но лишенная функциональности мебель и стены, выкрашенные в цвет года Pantone. Интерьерные тренды меняются не реже модных, а с приходом эры Инстаграма успевать за ними и вовсе стало неблагодарным занятием. Вместо погони за новым и актуальным любители дизайна публикуют вырезки из архивных номеров Homes & Gardens и снимки старых домов в Сен-Тропе или Суздале, владельцы которых вряд ли следят за премьерами Миланского салона. В сфере гостеприимства на смену какофонии образов и идей (ещё недавно правила хорошего тона обязывали владельцев отелей привлекать к оформлению каждого отдельного номера звезду первой величины) пришли спокойные, не стремящиеся на обложки журналов, интерьеры. В таких не страшно перепутать коллекционную скульптуру с креслом, бросив на неё пляжную сумку, или во всеуслышание признаться в том, что имя дизайнера вам ни о чём не говорит.

Новый отель Hotel Le Sud в Антибе, несмотря на небольшой размер (здесь всего 29 номеров) и отсутствие звёздных имён, оказался в центре всеобщего внимания. Причиной стало не только громкое открытие в непростые времена, но и интерьеры от парижского декоратора Стефани Лизе, вызывающие ностальгию даже у тех, чьи летние каникулы прошли вдали от Лазурного берега. Кажется, именно так могла выглядеть хижина Брижит Бардо в 1970-е или мастерская Пабло Пикассо, керамические работы которого вдохновили Лизе на выбор цветовой палитры при оформлении отеля. Диваны в бело-оранжевую полоску, которые временно оккупировали парижские блогеры, винтажные плетёные кресла и тарелки с рыбами на стенах — все эти вещи добавляют Hotel Le Sud вневременной характер и несут в себе, как сказали бы в мире моды, важный стейтмент. Тренды меняются, стиль остается — и в Суздале это понимаешь не хуже, чем устроившись на диванах в полоску.

Ace Hotel Kyoto

Этим летом у Японии не было шанса остаться в стороне от наплыва туристов. Олимпийские игры обещали неиссякаемый поток спортивных фанатов и любознательных гостей, а значит в дополнение к сетевым гигантам с размещением на 1000 человек к запуску готовились и затерявшиеся в горах онсэны и капсульные отели в небоскрёбах. Коронавирус внёс свои коррективы, но менять планы их владельцы не стали. Одно из самых ожидаемых открытий состоялось в Киото. Проект сети Ace Hotels, основатели которой по сути придумали концепцию дизайн-отелей, где оформлению номеров уделяется не меньше внимания, чем свежести авокадо за завтраком, представляет интерес сразу по нескольким причинам. Во‑первых, из-за выхода сети на азиатский рынок (за пределами Америки Ace Hotels пока представлены лишь в Лондоне), во‑вторых, из-за имени приглашённого архитектора Кенго Кумы, которое указывает как на серьёзность всей затеи, так и на смену вкусов остепенившихся джензеров: авокадо-тоста в меню и виниловых пластинок в номерах им уже недостаточно.

Архитекторы из Kengo Kuma Associates привели в порядок здание, где когда-то располагался главный офис Центральной телефонной компании Киото, а к работе над интерьерами подключилось бюро Commune Design из Лос-Анджелеса, ответственное за самые модные заведения на западном побережье. Построенная в 1926 году модернистская коробка по проекту Ешидо Тэцуро стала идеальной «площадкой» для дизайнерских экспериментов на стыке двух культур. Занавесы-норэны здесь соседствуют с пледами Pendleton, традиционные лампы из рисовой бумаги с торшерами финского архитектора Алвара Аалто, а деревянные столы Джорджа Накашимы с культовыми стульями Чарльза и Рэя Имзов. Калифорнийский модернизм и японский икигай оказались настолько созвучны, что владельцы отеля не побоялись продолжить культурную экспансию и на кухне. Так, в ресторане Piopiko шеф-повар Уэс Алива из образцовой лос-анджелесской такерии Guerilla Tacos готовит тостадос с фурикаке и чуррос, за которые не жалко отдать билет на открытие Олимпиады. Жители Киото в восторге, редкие гости из числа токийских экспатов — тем более. В отсутствии туристической толпы можно детально изучить и новый отель, и опустевший город.

Círculo Mexicano

Если мечтая об отпуске в Мексике вы представляете себя в в окружении красочно одетых людей в сомбреро и с гитарами наперевес или в центре шествия на Дне мёртвых, столкновение с реальностью будет не из лёгких. Скорее всего, купленную под влиянием внезапного эмоционального порыва шляпу в цветах флага придётся спрятать в шкафу и не доставать до конца поездки: попытка мимикрировать под окружающую вас действительность провалится с треском. Местные дизайнеры сегодня всё реже заигрывают с фольклорными мотивами, и цветам в духе Фриды Кало предпочитают монументальные приёмы её мужа Диего Риверы. Вместо яркой плитки используют необожжённую глину и природный камень (источники вдохновения — ацтекские скульптуры и колониальная архитектура), а сложные орнаментальные мотивы заменяют простыми деталями и приглушёнными красками оттенков пустыни. Из допустимых вольностей — расставленные по углам кактусы и отсылки к палитре архитектора Луиса Баррагана, чей дом с ярко-розовыми стенами сегодня такая же важная достопримечательность, как и музей Кало-Риверы.

Новый, двенадцатый по счету, отель Grupo Habitа, открывшийся в Мехико, максимально точно отражает повестку дня. Círculo Mexicano занял здание XIX века, на первом этаже которого когда-то находилась торговая галерея. Реставрационные работы доверили специалистам из бюро Ambrosi | Etchegaray, которым удалось сохранить не только исторические детали, но и атмосферу места. В середине прошлого века здесь жил известный фотограф Мануэль Алварез Браво, сумевший запечатлеть видных жителей Мехико того времени, включая Фриду Кало и Троцкого, а ещё — будни соседей по дому. Аскетичные интерьеры номеров, придуманные архитекторами вместе с одним из основателей Grupo Habita Карлосом Кутюрье позволяют изучить работы мексиканских дизайнеров и ремесленников, и сравнить новый проект с «оригиналом» (фотографии дома и окрестностей из собрания Фонда Алвареза Браво висят на стенах общественных пространств). Вид на Кафедральный собор и площадь Конституции, открывающийся из окон практически всех номеров, точно остался неизменным. Закрепить пройденный материал следует за ужином в ресторане ONA Le Toit, где временно обосновался шеф-повар парижского Le Galopin Роман Тищенко. Сет-меню на основе ингредиентов, найденных утром на рынке, и обязательная дегустация органических вин и мескаля — пожалуй, тот самый случай, когда шляпа может действительно пригодиться.