Арт-аукционы июня

Русское искусство у Sotheby’s, Christie’s, Bonhams и McDougall’s, Лондон, 3−5 июня

Четыре аукционных дома, участники «русской недели», шесть аукционов, и на каждом из них есть за что поторговаться. MacDougall’s действует наверняка: здесь и большой пейзаж Шишкина с корабельными соснами на закате (эстимейт £1,2−1,8 млн), и роскошный венецианский вид кисти императорского любимца Алексея Боголюбова (£400−600 тыс.), и Невский проспект с публикой, гуляющей между Зимним дворцом и Адмиралтейством, кисти Петра Верещагина (£300−500 тыс.), и главный хит, полотно Нестерова «Странники. За Волгой» (£1,4−3 млн) — как нарочно подгадали к юбилейной ретроспективе художника в Третьяковской галерее. Цикл «Путники», выполненный в 1921—1922 годах, давно разошёлся по музеям, и это одна из двух последних картин, оставшихся в частных руках. Christie’s и Bonhams конкурируют полотнами Николая Рериха. Окутанный синей дымкой «Горный пейзаж» с буддийским монастырём у Christie’s (£500−700 тыс.) несомненно, выигрывает по живописным достоинствам. «Труды Богоматери» у Bonhams (£800 тыс. — 1,2 млн) ближе к стилистике русского модерна и представляет другую грань духовной жизни художника. Главный претендент на ценовой рекорд — «Натюрморт с фруктами» Машкова у Christie’s (£1−1,5 млн). Картина выставлялась на первой выставке объединения «Бубновый валет» зимой 1910−1911 годов. Среди предметов прикладного искусства выделяется пара царских подарков. Первый — портсигар, подаренный Николаю II императрицей Александрой Фёдоровной в 1897 году по случаю рождения их второй дочери Татьяны (Bonhams, £150−200 тыс.). Второй, официальный — часы с фигурой грифона, эмблемой дома Романовых — достался одному из сопровождающих лиц во время визита президента Франции Эмиля Лубе в 1902 году (Sotheby's, £200−300 тыс.). В рамках «русской недели» Sotheby’s впервые проведёт торги, посвящённые фотографии, представив независимое искусство 1959−2004 годов. Среди авторов Комар и Меламид, Борис Михайлов, Игорь Мухин, Антанас Суткус. Общая оценка 156 лотов, происходящих из одного американского собрания, около £900 тыс.

Антиквариат на ярмарке в Олимпии, Лондон, 6−16 июня

На ежегодной ярмарке в выставочном центре «Олимпия» две сотни участников представляют все возможные виды антиквариата, от живописи, серебра и фарфора до садовых скамеек, саквояжей и старинного оружия. Главный шедевр, представленный на ярмарке, — «Прометей, несущий огонь людям» Джамболоньи (лондонская галерея Tomasso, эстимейт £1 млн). Статуэтку из позолоченной бронзы высотой 23 см относят к раннему периоду в творчестве скульптора. Большинство экспонатов ярмарки принадлежит к средней ценовой категории, представляя собой оригинальные и доступные находки для любителей старины, вроде ваз ведущего керамиста британского ар деко 1930-х годов Клариссы Клифф (£6−7 тыс.), золотой подвески того же периода в виде попугая в клетке (£5 тыс.), цветной литографии Марка Шагала начала 1950-х годов (£30 тыс.) или пары кожаных сапог конца XIX века, в которых фельдмаршал Робертс ездил на Англо-бурскую войну.

Рисунки Эрте на торгах Bailly-Pommery & Voutier, Париж, 8 июня

Первый из трёх аукционов графики Эрте, которые пройдут в зале парижского аукционного дома Друо. Роман Тыртов, русский дворянин, сын царского адмирала, в эмиграции взявший себе псевдоним Эрте, учился рисованию в Петербурге у Репина. В 1912 году переехал в Париж, где приложил руку к созданию нового образа роскошной и утончённой женщины эпохи ар деко. Помогал знаменитому модельеру Полю Пуаре освободить дам от корсета, рисовал обложки Vogue и Harper’s Bazaar, оформлял спектакли. Эрте работал с Анной Павловой и Роланом Пети, сотрудничал с Парижской и Чикагской оперой, бродвейскими мюзик-холлами и киностудией «Метро-Голдвин-Майер». Элен Мартини по прозвищу «Императрица ночи», собрание которой выставлено на торги, дочь француза и русской, чудом избежала смерти в немецком лагере во время Второй мировой войны и тоже оказалась в Париже. Там ей трижды крупно повезло — она попала на работу в «Фоли-Бержер», выиграла три миллиона в национальную лотерею и вышла замуж за сирийского адвоката, владевшего несколькими кабаре в районе Пигаль. Эрте и Мартини познакомились в 1954 году. Их дружба и сотрудничество продолжались до самой смерти художника. На первые торги выставлены 300 рисунков, датированные 1920−1980-ми годами, со стартовыми ценами ниже ?1000. Это эскизы декораций и костюмов для парижских, лондонских и нью-йоркских театральных постановок, а также эскиз занавеса «Фоли-Бержер» (?800−1000), проданного Мартини год назад за ?23 тыс.

Современное искусство и дизайн на ярмарках Art Basel и Design Miami/Basel, Базель, 13−16 и 10−17 июня

В нечётные годы Art Basel проходит сразу после открытия Венецианской биеннале, и для коллекционеров считается хорошим тоном посещать их подряд. Биеннале предлагает новые идеи и концепции, ярмарка — предметы для домашнего собрания. Временные рамки Art Basel достаточно широки, от модернистов начала прошлого века до картин, на которых ещё не просохли краски. В этом году Helly Nahmad привозит графику Миро, галереи Mnuchin и Klüser — шелкографии Уорхола, а Eigen + Art — новые скульптуры Нео Рауха и Мартина Эдера. В эти же дни проходит крупный форум Design Miami/Basel. Здесь классика также сочетается с современностью — круглая ваза Джо Понти 1951 года не диссонирует со шкафом в виде перголы франко-алжирского ювелира Тахера Чемирика, который основал интерьерную линию в прошлом году. Известный парижский галерист Патрик Сеген показывает модульную конструкцию Жана Пруве «Дом для лучших времён», спроектированную в 1956 году как прибежище для бездомных, а у Demisch Danant можно увидеть ковёр Шейлы Хикс 1969 года из дома Эли де Ротшильда. Галереи из Лондона представляют авторские украшения Аниш Капур и Энрико Кастеллани. Единственный российский участник ярмарки — галерея «'Эритаж», которая взяла на себя миссию доказать миру, что в Советском Союзе тоже был дизайн — привозит предметы сталинского ампира 1930−1950-х годов. Монументальные и помпезные предметы мебели из гостиницы «Москва» и Театра Красной Армии, настольные лампы с серпом и молотом и декоративные панно Исидора Фрих-Хара почти не встречаются на открытом рынке.

Фото SOTHEBY’S, CHRISTIE’S IMAGES