Aman Canal Grande Venice

Основатель Aman Resorts сингапурский бизнесмен Адриан Зека — удивительный человек в гостиничной индустрии. Он не даёт интервью и предпочитает, чтобы его проекты говорили сами за себя. Частные владения, пустыни и сады, дворцы и крепости из списка памятников ЮНЕСКО — Зека умудряется создавать отели в самых необычных местах. Проект этого года не исключение. Венеция — один из самых сложных городов для гостиничного бизнеса. Для каждого отельера это голубая мечта и бесконечная головная боль. В Венеции почти нет подходящих зданий. Обслуживание, или, того страшнее, реставрация интерьера, где каждый квадратный сантиметр охраняется государством, обойдутся в астрономическую сумму. А представьте себе трансфер или банальную доставку продуктов в ресторан! Становится понятно, почему в Светлейшей так мало достойных отелей. При этом туристам приходится платить четырёхзначные суммы за ночь и ютиться если не в пыльной коробке для обуви с видом на глухую стену, то в лучшем случае в барочном алькове с потолком, засиженным алебастровыми ангелочками.

Aman Canal Grande Venice опровергает все стереотипы о невозможности жизни в Венеции. И как всегда, за успехом этого проекта стоит безупречный выбор места Адрианом Зекой.

Палаццо, которое ныне носит имя Пападополи, построено в 1550 году для богатых купцов-судовладельцев Кочина. Поскольку главой семьи был отличившийся в боях адмирал, ему разрешили установить на крыше палаццо обелиски, выделяющие его среди остальных дворцов на Большом канале, близ моста Риальто. В 1718 году недвижимость была продана семье Тьеполо, которая хотя и не состояла в родстве с великим художником-однофамильцем, именно ему заказала несколько фресок, украсивших залы и суиты нынешнего отеля. Семейство Пападополи купило палаццо в 1864 году. Промышленные магнаты родом из Греции некогда были настолько богаты, что венецианцы шутили, будто им принадлежит их собственная волна в океане, а когда Венецианскую республику захватил Наполеон, он обложил их данью, в десять раз превысившей сумму, назначенную для прочих патрициев. Прикупив несколько соседних зданий, Пападополи решили их снести и устроить сад на берегу канала — неслыханная роскошь по тем временам. В 1865 году они наняли архитектора Микеланджело Гуггенхайма для полной реконструкции палаццо. Сегодняшний владелец граф Джиберто Арривабене Валенти Гонзага состоит в родстве с Пападополи и женат на принцессе Бьянке ди Савойя Аоста, внучке последнего короля Италии. Как положено людям с подобными фамилиями, они ведут тихую и скромную жизнь на верхнем этаже палаццо, граф владеет дизайнерской маркой муранского стекла Giberto (продаётся в Aman), а его жена работает в аукционном доме Christie’s. Семейные рассказы о том, что до Первой мировой войны в палаццо жили 88 человек и лишь восемь из них были членами семьи, а все остальные — прислуга, рабочие и домашние гондольеры, сегодня звучат как легенда. Содержание родового гнезда стоило семейной паре огромных трудов и средств. Встреча с Зекой стала для них спасением: он как никто иной смог оценить красоту этого места и его приватность, — одно из главных качеств всех отелей Aman.

Реконструкцию доверили архитектору Жану-Мишелю Гати (Denniston Intl.), работавшему над несколькими проектами Aman. Он поместил среди фресок, лепнины и фамильного антиквариата строгую дизайнерскую мебель B&B и технику Bang & Olufsen, рядом с люстрами из муранского стекла и хрусталя современные светильники, напротив стен в брокателях Rubelli и золочёной кордовской коже XVIII века — кресла, обитые тканями в индустриальном стиле. Палаццо, где одними из первых в Венеции появились лифты, электричество и внутренняя телефонная связь, приняло эти перемены и ожило.

Каминный зал превратился в бар, в парадном зале второго этажа разместился ресторан тайской кухни (скоро к нему добавится японский, оба — экзотика для Венеции), в библиотеке XVIII века — тихая рабочая зона, в новом крыле — небольшое спа. Бывшая детская комната графа превращена в суит с видом на Большой канал и ванной неслыханных для Венеции размеров. Китайская гостиная и альков с росписью Тьеполо на потолке объединились в суит, названный именем художника. Теперь за дверью в стиле рококо скрывается не тайный посетитель в маске, а суперсовременная ванная комната. Всего в отеле 25 номеров: Aman славится качеством, а не количеством. За это его и ценят «аманджанки» — завсегдатаи, которые в своих путешествиях никогда не изменяют любимому гостиничному бренду. Судя по тому, что они уже облюбовали новый отель, Зеке удалось создать эталонный Aman в Венеции.

Фото AMANRESORTS