Manifesta 10

Одна из основных европейских выставок, наряду с Венецианской биеннале и Documenta в Касселе, существует с 1996 года. Каждый раз она проходит в другом городе, но только однажды в своей истории «Манифеста» проводилась в Восточной Европе — в Любляне в 2000-м.

В этом году местом её проведения выбрана Северная столица России. С одной стороны, организаторы предпочитают города, мало затронутые современным искусством, с другой — продвигают свой бренд. Львиную долю бюджета предоставляют мунициальные власти — ради того, чтобы превратить родной город в центр современного искусства, пусть ненадолго. Петербург, в котором молодое экспериментальное искусство пока значительно уступает классическому, выделил на проведение биеннале 142 млн рублей. Для радикальной «Манифесты» он выглядел поначалу весьма привлекательно: православные активисты молятся в Эрмитаже, казаки срывают спектакли и нападают на выставку братьев Чепмен. Противоречия, которые есть в сегодняшней России, программно соответствуют духу биеннале, стремящейся избежать буржуазности, свойственной другим выставкам. Однако затем начались бойкоты самой «Манифесты». Прошлым летом ирландский куратор Ноэль Келли призывал перенести биеннале в другое место или отказаться от её проведения, пока не будет отменён дискриминационный закон о «запрете пропаганды гомосексуализма». В марте 2014 года художники из Амстердама и Дюссельдорфа выступили с петицией, требуя не проводить «Манифесту» до вывода российских войск с Украины. Организаторы ранее уже оказывались в похожей ситуации: в 2006 году «Манифеста 6» в Никосии была отменена из-за сложной политической ситуации на Кипре. Однако теперь оргкомитет заявил, что не желает риторики в духе холодной войны и намерен провести выставку, которая задаёт вопросы и приглашает к диалогу.

От «Манифесты 10» многие критики ожидают высказываний по актуальным политическим проблемам, отмечая, что в этом случае будет непросто избежать цензуры. Но её подготовкой руководит Каспер Кёниг — куратор отнюдь не радикальный и не склонный к провокациям. Главной коллизией выставки должна стать встреча современности с историческим наследием, а основной площадкой будет Эрмитаж, отмечающий своё 250-летие. Никогда прежде биеннале актуального искусства не проходила в музее такого уровня, и Кёнигу предстоит осторожно выстроить диалог между этими двумя структурами. Впрочем, злободневные вопросы не останутся без внимания. В частности, «Театр военных действий. Второй акт, антракт» Бориса Михайлова посвящён киевскому Майдану. Марлен Дюма из ЮАР специально для выставки подготовила серию портретов знаменитых гомосексуалистов — от Чайковского и Уайльда до Пьера Паоло Пазолини и Жана Жене. Многие художники займутся переосмыслением российских реалий. Так, японец Татцу Ниши выстроит вокруг люстры в Зимнем дворце один из тех интерьеров, в которых живут простые россияне. Томас Хиршхорн из Швейцарии намерен воссоздать в Эрмитаже обстановку коммунальной квартиры, где будут выставлены картины из музейных фондов. Бельгиец Франсис Алис припаркует в Большом дворе Зимнего «Ладу» в память о потерпевшем фиаско подростковом авторалли из Брюсселя в Москву. Кёниг обещает поместить в музейных залах и работы современных классиков. Например, инсталляции Луизы Буржуа будут соседствовать с ведутами Пиранези.

Всего в основной программе будут представлены 35 проектов 55 художников, среди которых Йозеф Бойс, Брюс Нойман, Герхард Рихтер, Синди Шерман, а также Тимур Новиков, Владислав Мамышев-Монро, Павел Пепперштейн и другие. Куратором публичной программы, в рамках которой будут организованы дискуссии, тематические встречи и кинопоказы, стала Иоанна Варша из Польши. Координатором Параллельной программы, которая должна широко развернуться по всему городу, назначен российский арт-критик Николай Молок.

Фото VLADISLAV MAMYSHEV-MONROE/СОБСТВЕННОСТЬ СЕМЬИ ХУДОЖНИКА, KROBATH VIENNA/BERLIN AND GALERIA HEIN, ЛОТАР ШНЕРП, WAEL SHAWKY/SFEIR-SEMLER GALLERY, BEIRUT — HAMBURG