«Весной 2016 года Тверской бульвар, где находился мой офис, ремонтировали. Было жарко и пыльно. Я почувствовала, что если не уеду из Москвы, то сойду с ума. Дело было за 3−4 дня до майских праздников, за границу попасть не вышло. Я решила поехать на Алтай, не зная толком, где это, и там, в окружении удивительной природы, почувствовала, что в жизни надо что-то менять. Поняла, что не хочу больше ни на кого работать и готова открыть собственное дело. Оставалось придумать какое. Один друг задал мне очень простой вопрос: «Без чего ты не могла бы жить?» И это были путешествия. Потайная дверь, в которую я обычно сбегала, когда что-то шло не так, оказалась главным входом в новую жизнь.

В основном мы работаем по системе B2B, находя иностранных партнёров на закрытых выставках для туроператоров, которые регулярно проводят на Западе. На них сложно попасть, поскольку требуется денежный взнос и определённый уровень сервиса. Мы участвуем в этих шоу наравне с фирмами, которые организуют самые дорогие в мире сафари. Так вышло, что мы единственная компания из России в сегменте hi-end, нами заинтересовались, стали отправлять к нам своих клиентов, в том числе людей из списка Forbes.

Иностранцы едут в Москву и Питер, по Золотому кольцу, на Байкал и Камчатку. Алтай пока мало известен. На него спрос у бизнесменов из Турции (у алтайцев и турок общие исторические корни и схожий язык), но мне хотелось бы показать всему миру, насколько прекрасен Алтай и его жители, которые гордятся своим краем и берегут его. В Россию часто приезжают отцы с сыновьями-подростками, это что-то вроде приобщения к миру настоящих мужчин. Мы снимаем для них полигон, организуем заезды на танках.

Когда подруга предложила Наталии Точиленко открыть в России фирму путешествий для иностранцев, она в шутку ответила: «Ну да, и назовём её Natasha from Russia». Идея оказалась удачной. За четыре года компания NFR добилась впечатляющих результатов. Это едва ли не единственный туроператор в России, который обеспечивает премиальный уровень сервиса даже на таких «диких» маршрутах, как Байкал, Камчатка и Алтай. Иностранцы открывают для себя настоящую Россию, а россияне убеждаются, что и у нас в стране путешествие можно организовать не хуже, чем на Западе.

В офисе у нас женская команда, а в регионах, где мы работаем, повара, водители, гиды — все мужчины. Новым российским партнёрам мы задаём тысячу вопросов о сервисе и не всегда встречаем понимание. Приходится объяснять, что мы не походники, нам нужны особые условия. Как-то я привезла целый мешок с красивой посудой, пледами, свечами, постельным бельём. Парни спросили: «Зачем этот домик Барби?» Но когда увидели реакцию гостей, поняли, что все эти детали важны, и перестали сомневаться.

Мужчина мыслит структурно, он может проложить маршрут, разбить лагерь в лесу, подать вовремя машину, но о том, чтобы эта машина была чистой, скорее вспомнит женщина. На первых порах, когда мы контролировали каждый шаг новых контрагентов, мне было несложно самой взять тряпку и привести в порядок салон перед встречей клиента. В этом случае вероятность, что в следующий раз автомобиль приедет грязным, минимальна.

Самый сложный период в моей жизни был, когда я пыталась играть по мужским правилам. Зебра, которая думает, что она слон, обречена на провал. Жёсткий стиль руководства, соблюдение бизнес-плана, отслеживание KPI — всё это хорошо для мужчины с его энергией завоевателя. Если женщина начинает вести себя подобным образом, вся команда в стрессе. До NFR Travel я работала в маркетинге, пиаре, управлении объектами недвижимости, и мне понадобилось много лет, чтобы это понять. Я счастлива — команда счастлива, команда счастлива — клиенты счастливы. Конечно, нужно выбирать ответственных людей, но не контролировать их, а направлять».

Весной в портфолио NFR Travel появится маршрут по Чечне и Дагестану, поехать на Северный Кавказ изъявили желание клиенты из Австралии.

Статья «Время женщин» опубликована в журнале «Robb Report» (№2, Март 2020).