К январю 2020 года страны — члены ЕС должны были интегрировать в свои национальные законы новые правила Евросоюза по борьбе с отмыванием денег. Пятая директива вступила в силу ещё летом 2018-го, однако за полтора года смириться с изменениями не смогли ни участники европейского арт-рынка, ни коллекционеры из других стран, в частности России.

Идея регулирования сделок с искусством возникла в Евросоюзе в 2016 году после скандала с «Панамским архивом» — утечкой конфиденциальных документов панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, в результате которой обнаружилось наличие скрытой собственности у политиков из разных стран. Арт-рынок оказался надёжной областью для отмывания денег благодаря отсутствию единых правил, не поддающимся контролю ценам, анонимности, сделкам с наличными, использованию свободных портов. Сам по себе законный рынок искусства огромен: в конце 2018 года он оценивался почти в 68 миллиардов долларов. Чем больше усиливался контроль в других областях, тем привлекательнее для финансов становился художественный сектор.

И вот впервые законодательное регулирование напрямую коснулось арт-рынка, а директива стала шагом к развитию финансовой прозрачности в этой сфере. Причём поддержали её не только страны ЕС, но и, например, Великобритания, которая занимает второе место в мире по объёму арт-рынка (похожий по сути закон сейчас находится на рассмотрении и в конгрессе США, чей арт-рынок на первом месте по объёму). Цель директивы очевидна — не допустить легализации денег или произведений искусства, полученных незаконным путём.

По новым правилам галереи, аукционные дома и арт-дилеры обязаны собирать, хранить и предоставлять государственным органам информацию о своих клиентах, источниках их средств и сделках. Попадают под этот закон все сделки выше 10 тыс. евро, то есть основной массив арт-рынка. Для нарушителей правил отчётности предусмотрены очень высокие штрафы, а участие в сделке с подозрительным покупателем повлечёт арест активов и конфискацию предмета сделки.

Разумеется, ужесточение регулирования вызвало недовольство среди европейских продавцов искусства. Причин несколько. Во‑первых, дилеры небезосновательно уверены, что новые правила вызовут недоверие покупателей. Анонимность многие десятилетия была важнейшим негласным правилом арт-рынка, и мало кто добровольно согласится предоставлять дилерам информацию о своих финансовых потоках. Как запрашивать и собирать такую информацию, участникам рынка пока не разъяснили. Но сокращение покупательской активности они уже ожидают.

Во-вторых, бюрократические обязанности грозят разорением мелким и средним галереям и аукционам, у которых просто не хватит ресурсов выполнять все требования. В-третьих, остаётся неясным, как контролировать продажи через интернет, когда продавец не может лично увидеть удостоверение личности покупателя. Поток интернет-сделок стремительно растёт с каждым годом, и эта сфера требует отдельного подхода. Наконец, как хранить конфиденциальную информацию? Любые базы данных подвержены хакерским атакам, воровству и последующей продаже с целью шантажа и других преступных действий. На все эти вопросы каждая страна ЕС обязана дать свои разъяснения, ведь директива устанавливает только общие правила.

С трудностями столкнутся не только продавцы, но и покупатели. Для клиентов из любых стран, в том числе России, Пятая директива означает прежде всего невозможность сохранить анонимность при сделках с европейскими продавцами. Раньше огромное количество продаж, особенно на публичных торгах, происходило с помощью посредников. Теперь спрятаться за их спинами не удастся. Кроме того, клиент должен быть готов доказать с помощью документов легальность своих денег. Тот, кто доказать не сможет, рискует попасть под действие уголовного законодательства (а это штрафы и даже лишение свободы). К клиентам из России внимание ожидаемо будет повышенное — риски слишком высоки.

Объёмы российского арт-рынка невелики, он сравнительно молод, и традиции анонимности здесь очень сильны. Коллекционеры не любят афишировать покупки, дилеры даже цены не всегда готовы назвать публично, не то что результаты продаж. Из-за сложного законодательства, касающегося в первую очередь ввоза и вывоза произведений искусства, локальный российский арт-рынок и так значительно изолирован от европейского. Ужесточение контроля может привести к ещё большей обособленности и в свою очередь к стагнации.

Что ещё означают новые правила для России? Вероятно, возрастёт востребованность юристов, работающих с сектором арт-рынка. Ведь любую сделку, особенно крупную, теперь придётся хорошо проверять, чтобы не подставить себя, даже будучи добросовестным покупателем или продавцом. И если раньше продавцу прежде всего стоило проверять подлинность произведения искусства и его провенанс, то теперь — подлинность покупателя и его денег.

Статья «Покупатель под лупой» опубликована в журнале «Robb Report» (№1, Февраль 2020).