Арт-рынок, выросший в полноценный сегмент мирового рынка из сообщества энтузиастов, сейчас находится на небывалом подъёме, и этот период, похоже, не собирается заканчиваться. Аналитические данные, как и в других областях, могут подсказать покупателям, на что обратить внимание при инвестировании, и определить ключевые точки роста. В 2018 году общая сумма мировых аукционных продаж достигла отметки $19,4 млрд, что по сравнению с $3,2 млрд в 1989 году ознаменовало рост более чем на 500%. Общая стоимость арт-рынка сегодня, включая галереи и онлайн-продажи, по некоторым оценкам, составляет как минимум 60 миллиардов долларов.

Приглядимся к нему повнимательнее, поскольку арт-рынок состоит из сотен частей, которые часто ведут себя очень по‑разному. Общая сумма продаж подросла, но многие сегменты чувствуют себя не самым лучшим образом, и довольно давно. Взять, к примеру, рынок старых мастеров, история которого чем-то схожа с историей компании General Electric: многолетний лидер индустрии сдал позиции из-за спроса на более молодые и привлекательные опции вроде Facebook, Amazon или Netflix.

По мере того как всё больше инвесторов стало искать способы диверсифицировать портфель альтернативных высокоприбыльных активов, на искусство стали обращать всё больше и больше внимания в США (на их долю приходится примерно 36% мирового арт-рынка) и по всему миру. Согласно аналитическим данным сайта Artnet (все цифры в этом материале взяты из этого источника), инвестирование в искусство может приносить не только моральное удовлетворение. Если взять статистику за последние 18 лет, индекс роста Artnet, учитывающий данные 10 самых успешных художников, показал 7-процентный совокупный темп годового роста (Compound Annual Growth Rate, или CAGR), обогнав индекс S&P 500 со значением 3,7%. Этот рост особенно наглядно демонстрирует шелкография «Статуя Свободы» Энди Уорхола, которая ушла с молотка всего за $453 500 в 1999 году, а в 2016-м — уже за $3,7 млн.

За рост цен в последние 10 лет отвечают в основном работы из высшего ценового сегмента стоимостью от $1 млн, где правит бал небольшая группа художников вроде Уорхола и Пабло Пикассо. Но сотни других художников тоже обладают хорошей инвестиционной привлекательностью. Продажи Синди Шерман и Оскара Мурильо не так заметны, однако их работы очень часто приносят такую же отдачу, если не больше. В 2011 году самые дорогие картины Мурильо продавались через арт-дилеров за $8500, а по данным на середину прошлого года, средняя цена его работ на аукционах составила примерно $113 000, то есть CAGR достиг 45%.

Помимо художников, которые чуть-чуть не дотягивают до верхнего эшелона, есть и другие инвестиционно привлекательные сегменты, на которые покупатели, согласно аналитике, могут и должны обратить внимание. Фокус внимания годами смещается в сторону более современных работ. В позапрошлом году впервые за всю историю наблюдений аукционные дома продали больше лотов послевоенного и современного искусства (около 109 000 работ), чем импрессионизма и модернизма (около 106 000 работ). И хотя работы импрессионистов и модернистов в позапрошлом году всё-таки обогнали произведения послевоенного и современного искусства по стоимости, вторая категория показала больший годовой прирост в цене — 15,2% против 12,4%.

Пиар-шумиха порождает не только неудобства, но и новые возможности. После особенно успешных нью-йоркских торгов в мае 2019 года художник KAWS, часто сотрудничающий с модными брендами вроде Dior и такими компаниями масс-маркета, как Uniqlo, стал символом набирающей популярность уличной культуры и обогнал признанного мастера-живописца Герхарда Рихтера по общему объёму продаж за год со счётом примерно $52 млн против $50 миллионов, в основном благодаря большему количеству проданных работ (KAWS продал 382, а Рихтер — 125), хотя и по намного более низкой цене, что немаловажно. И пусть место Рихтера прочно закреплено в иконостасе художников послевоенного времени, подобное отставание в предложении рискует стать долгосрочным, и в этом случае инвесторам стоит обратить внимание на недооценённые таланты.

Тут опять на помощь приходят аналитические данные, которые показывают, что женщины-художницы всё еще крайне скудно представлены на рынке. В 2018 году только 5 из 100 топовых художников, исходя из общей стоимости их продаж, были женщинами. Средняя стоимость картины самой продаваемой художницы Яёи Кусамы составила всего лишь около $606 000, в то время как средняя цена самого продаваемого художника-мужчины Пабло Пикассо находилась на отметке $11,3 млн. Если сравнивать общие суммы продаж, то Энди Уорхол — пятый по продаваемости художник-мужчина — принёс на аукционах на $23 млн больше, чем две самые продаваемые художницы (Кусама и Джоан Митчелл) сообща. Пока общество старается нивелировать гендерное неравенство, многие инвесторы видят в этой ситуации возможность для удачных вложений.

Статья «Общая картина» опубликована в журнале «Robb Report» (№1, Февраль 2020).