У одной из команд КВН была такая шутка: «Я прошёл большой путь от червяка до хозяина удочки». Оказавшись в жюри КВН, я закрыл определённый гештальт. Я был ведущим автором команды БГУ (Белорусский государственный университет), и когда приехал на игры из Бреста в огромную, урчащую Москву, она произвела на меня огромное впечатление. А вообще, я военный инженер, специализация — ракетные системы залпового огня.

Военно-инженерное училище — это такой политех плюс военные дисциплины. Нагрузка большая, но учиться было интересно. Инженер ведь творец. Знания, которые я получил, потом так или иначе пригодились в производстве телеконтента. Логика организации производства по сути одна.

После окончания суворовского, а затем военно-инженерного училища Вячеслава Муругова ждала военная карьера, но превратности российской истории, частью которой стала игра КВН, круто изменили его жизнь. На счету президента «НМГ Студии» и главы медиахолдинга «СТС Медиа» полтора десятка комедийных сериалов и телешоу, среди которых «Солдаты», «Папины дочки», «Кухня» и с успехом возрождённый проект «Форт Боярд».

Мне кажется символичным, что я попал служить на границу. Брест — это граница не только между Востоком и Западом, но и, лично для меня, между прошлым и будущим. Это были 90-е годы. Путч, вывод войск — всё это шло через Западную группу войск, через Брест. На моих глазах разваливались армия и страна — зрелище для 22-летнего парня непростое. Я совсем не понимал, что ждёт в будущем. Но у меня, как мне кажется, было природное чувство юмора, которое всегда помогало. Сейчас, набирая сценаристов для комедийных сериалов, мы им говорим: «Шутить умеешь — остальному научим!» И это действительно так. Если у человека есть способность рождать юмор, его можно научить драматургии и законам сценарного мастерства.

Когда настали тяжёлые времена, судьба свела меня с ребятами из БГУ. Они как раз собирались на игру в Москву. Мы размышляли о том, что происходит вокруг нас, и я говорю: «Белоруссия находится в сложном геополитическом положении. Если она кланяется России, то неизбежно поворачивается спиной к Польше, и наоборот». Капитан белорусской команды попросил разрешения использовать эту шутку в их игре. Я согласился и тут же забыл про это. Игру показали по телевидению, шутка сорвала овации. В тот момент во мне что-то перевернулось. Я пошутил, сидя у себя в маленьком городке, а посмеялась вся страна! К следующей игре я стал ведущим автором команды.

Мы как инженеры постоянно пытались вывести формулу юмора: обсуждали, спорили, читали великих. Например, Фрейд в своей работе «Остроумие и его отношение к бессознательному» показал удивительную вещь: меняешь буквально два слова местами — и уже не смешно. Для меня было немного дико, что я офицер и вдруг зарабатываю тем, что пишу шутки. Со сцены КВН я смотрел на первые два ряда и думал: «У этих людей уже всё хорошо, а вот у тебя не очень». Но была какая-то злая уверенность, что у меня тоже всё будет. Может, потому что я фаталист и верю в судьбу, а может, сработал принцип «никогда не опускай руки».

В военкомате меня спросили: «Что, ещё один в бизнес?» Я ответил, что не в бизнес, а в творчество. На меня посмотрели как на ненормального. И я уехал в Москву работать у Игоря Угольникова в «братской могиле» авторов, а спустя два месяца шок — программу закрывают. Я не понимал, что делать дальше. Возвращаться, по понятным причинам, не хотел. Тогда я принял очень важное для себя решение — дальше буду двигаться один. Попал к Игорю Крутому, стал писать тексты для программ «Песня года», «Утренняя почта» и превратился в сценариста. И тут новый шок — дефолт 1998 года. В кармане 20 долларов, зарплаты, сказали, нет и не будет. В тот же момент у меня произошла трагедия в семье — погибла родная сестра. Три удара одновременно. Работал через не могу.

Но потом понял, что должен дальше взбираться по этой пирамиде. Полководческие качества взяли верх, и я двинулся в продюсирование. Набрал звёздную команду, из которой потом вышли ведущие специалисты в области интертейнмента. И тогда случился, так сказать, джекпот: мы с Тимуром Вайнштейном (сейчас он генеральный продюсер НТВ) и Олегом Осиповым создали компанию по производству телевизионного контента. Так появился проект «Солдаты». С ним была смешная история. Я знал, что нашего руководителя Диму Лесневского не заинтересует что-то банальное. И придумал версию под названием «Не чужие»: внеземная цивилизация посылает импульс, который проникает в голову к парню, а он как раз идёт служить в армию. Гуманоиды видят его глазами Землю. Ну а дальше должны были идти нормальные «Солдаты». Дима прочитал две серии и сказал, что всё хорошо, только часть про инопланетян нужно убрать. И название предложил — «Солдаты». Вот это была история успеха!

А дальше — ещё один джекпот. Компания Sony Pictures захотела выйти на российский рынок. Они обратили внимание на наш продюсерский центр, который в тот момент производил такие успешные проекты, как «Солдаты» и «Счастливы вместе». Полгода мы были в переговорах, и в 2006 году произошла сделка, мы продали 51% нашего бизнеса, это были первые серьёзные деньги — 30 млн долларов. С этого момента стало, наконец, понятно, что до первых рядов мне уже недалеко.

В 2014 году я ушёл с СТС. И два года получал второе высшее. Говорят, если нет возможности двигаться вперёд, то нужно двигаться в сторону. Стагнация для меня — это страшно. Я пошёл учиться на режиссёра. Это как выучить ещё один язык, чтобы легче общаться с теми, кто снимает кино. Участвовать в производстве фильмов в команде, например Фёдора Бондарчука — это очень круто. Ты открываешь для себя новые горизонты. Производство необычных сериалов на провокационные темы, например, сериал «Псих» с Константином Богомоловым в главной роли, тоже вдохновляет.

На СТС я вернулся в 2016 году — призвали акционеры. Ничего кардинального за это время не произошло, но, чтобы двигаться дальше, пришлось перелопатить всю команду. И вот стартовал «Форт Боярд» и стал первым шоу в истории СТС, которое зашло с таким успехом. Сейчас у нас более 20% зрительской аудитории, это крутая победа! С одной стороны, сработала тема ностальгии, а с другой — выросло поколение, которое любит квесты. С третьей — подросла команда, которая смогла реализовать этот проект.

Мы работаем в такой индустрии, где постоянно нужно доказывать свою актуальность. В Америке говорят: «Режиссёр стоит столько, сколько стоит его последнее кино». Своими успехами, прорывами ты доказываешь, что чувствуешь время, что ты фартовый, опытный продюсер, который ещё не сошёл с дистанции. Нужно доказывать постоянно.

Статья «Трансформация успеха» опубликована в журнале «Robb Report» (№10, Ноябрь 2019).