Куратором 58-й Венецианской биеннале, уникального фестиваля современного искусства с международным значением, стал Ральф Ругофф, начавший свою карьеру в США и с 2006 года занимающий пост директора Hayward Gallery в Лондоне. Ругофф выбрал темой биеннале изречение May you live in interesting times, долгие годы ошибочно считавшееся в английском языке китайским. Эта фраза, аналогичная русскому «Не дай вам бог жить в эпоху перемен», и её псевдо-китайская история отражают основную тему биеннале — разногласия в многоголосном социуме и во влиянии медиа, а также влияние на эти разногласия размывающего границы между виртуальным и реальным мирами феномена fake news.

Исторически биеннале развивалась как ярмарка с рекордным количеством международных и национальных экспозиций. Так, с момента строительства первого национального павильона Бельгии в 1907 году, к 2019 году биеннале разрослась и включает 90 национальных павильонов, 29 из которых перманентно находятся в садах Джардини и считаются собственностьюстран-участниц. Когда в садах стало не хватать места для строительства новых павильонов, а количество желающих принять участие увеличилось, к биеннале добавилась вторая площадка, расположенная на месте бывших доков, — Арсенале. Помимо национальных павильонов в Джардини и Арсенале можно увидеть и основной проект — выставку приглашённого куратора.

58-я биеннале в Венеции, представленная Ральфом Ругоффом, выделяется среди своих предшественников и количеством художников и проектов (их в этом году особенно много), и их составом: из 79 художников основного проекта более половины — женщины. Практически все художники уже знакомы и любимы коллекционерами, такие имена, как Кэрол Бове, Джордж Кондо, Томас Сарацено и Хито Штейерль, — это суперзвёзды и постоянные участники ведущих мировых ярмарок современного искусства Art Basel и Frieze. Однако, несмотря на коммерческий характер состава общих проектов, в которых 71 художник представлен крупными европейскими и американскими галереями, самые яркие национальные павильоны в этом году — это те, в которых показаны видеоработы.

Являясь отражением своего времени, национальные павильоны этого года единогласны: почти во всех проектах читается общее настроение тревожности. Тревога, вызванная нестабильностью и присутствием огромного количества источников информации, порождающая затруднения в понимании себя и своего места в мире. Экспозиции в национальных павильонах Франции, Литвы, Израиля, Бразилии и Швейцарии предлагают нам принять это чувство, даже насладиться им — и попробовать понять себя через наблюдение за другими.

Фрагмент инсталляции Лор Пруво в павильоне Франции

Художница Лор Пруво в своей тотальной инсталляции для павильона Франции Deep See Blue Surrounding You/ Vois Ce Bleu Profond Te Fondre обращается к образу осьминога. Животное, у которого мозг и органы чувств расположены в щупальцах, в её проекте становится метафорой сообщества, не ограниченного территориальными и культурными границами. Её видеоработа — это сентиментальное путешествие, начинающееся в пригородах Парижа в компании весёлых молодых людей, проходящее через Марсель и заканчивающееся в Венеции. Но это путешествие из ниоткуда в никуда, к идеальному чему-то, и сады Джардини в нём — лишь случайная остановка. Зритель в работе Пруво становится не просто наблюдателем, но и попутчиком; её инфантильный эскапизм — это попытка освобождения от груза условностей и рамок, в которые нас ставит контекст. Передвигаясь свободно, сливаясь и принимая новые места, можно нащупать себя, понять, что на самом деле важно, а что — нет.

Проект Sun and Sea — перформанс в павильоне Литвы

Павильон Литвы, получивший «Золотого льва», приз за лучший национальный павильон, приглашает зрителя к медитации на берегу моря. Проект Sun and Sea (Marina), созданный театральным режиссёром Ругиле Барзджюкайте, сценаристом Вайвой Грайните и композитором Линой Лапелите, — это опера-перформанс, за которым зритель наблюдает с дистанции, будто подсматривая за сценой, развернувшейся в солнечный день на пляже. Участники в ярких купальниках, расположившиеся на песке, поют под аккомпанемент прибоя, где-то продают мороженое, раздаётся лай собаки и детский смех. Беззаботность в их песнях сменяется невыносимой тяжестью мрачных мыслей — всё бренно, всему есть конец. Ни на секунду не покидает ощущение того, что зритель случайно стал свидетелем фрагмента из чужой жизни, подслушал чужие мысли, тревоги и волнения. И это ощущение будоражит, ведь мы, не признаваясь себе в этом, любим наблюдать. В эпоху, когда социальные сети дают нам возможность постоянно подсматривать за чужой жизнью, быть её соучастником, оставаясь в тени, латвийский проект помогает нам взглянуть и на самих себя со стороны, ответить на один из сложнейших вопросов современности — вопрос личности и ответственности каждого за то, что происходит с планетой и обществом.

В павильоне Израиля выстроен «полевой госпиталь»

Вопросы «болезней общества» также поднимает и павильон Израиля, превращённый художницей Айей Бен Рон в полевой госпиталь. Взяв талон в электронной очереди и выбрав одну из четырёх «болезней», зритель-пациент сначала получает возможность выплеснуть накопившееся напряжение, накричавшись от души в звуконепроницаемой кабинке. Затем «сотрудники госпиталя» провожают его на кресло, к которому прикреплён экран с видеоработой, в которой художники от первого лица рассказывают личные истории, связанные с насилием в семье, вопросами миграции и потери идентичности, социальной несправедливости. Айя Бен Рон делает попытку вызвать у зрителя эмпатию, заставить посмотреть на важные проблемы через отстранённое наблюдение. Весь спектакль с госпиталем и его сотрудниками — это уловка, заставляющая нас замедлиться, в огромном потоке информации уловить голоса тех, кто просит о помощи, научиться им сопереживать.

Идея бразильского проекта закручена вокруг популярного в стране танца Swinguerra

Павильон Бразилии, представленный видеоработой Барбары Вагнер и Бенджамина де Бурки, рассказывает о танце Swinguerra, популярном на северо-востоке страны. Этот танец, чьё название является синтезом слов swing и guerra (война), — важная часть культуры и языка улиц. Художники признались, что вдохновением для них послужила энергетика и особая атмосфера дисциплины на соревнованиях по танцу. Оказавшись в павильоне, зритель становится свидетелем игры взглядов, движений и жестов, с помощью которых танцоры общаются друг с другом, тонко чувствуя энергию друг друга как на танцполе, так и за его пределами, улавливая симпатию и вызовы, которые они бросают друг другу. Этот диалог, однако, органично вплетён в логику и структуру танца, манифеста энергии и молодости; музыка и вызывающие костюмы приводят в восторг и заставляют задуматься о том, что вот она, радость жизни, и что таким должно быть современное искусство — радостным, не создающим границ, свободным и сильным.

Создатели швейцарского перформанса в буквальном смысле запутывают следы

Танец является центральной темой и в павильоне Швейцарии. Проект Полин Будри и Ренаты Лоренц называется «Движение назад», Moving Backwards. Художники обращают внимание на регрессивный характер нашей новейшей истории: цензура укрепляет свои позиции, нации возводят стены и укрепляют границы, абьюз остаётся нормой. На видео в павильоне, стилизованном под ночной клуб, танцоры передвигаются в туфлях, надетых задом наперёд. Этот приём был придуман курдскими женщинами-партизанами и помогал им сбивать с толку противника, ведь издалека было непонятно, в какую сторону они идут.

Сегодняшний формат Венецианской биеннале позволяет зрителю заглянуть в своего рода зеркало современности. Посмотрев в него, мы можем прочувствовать дух нашего времени и, находясь в городе 118 островов, увидеть не только национальные павильоны с их геополитической самоосознанностью, но и вдохновиться работами, выбранными Ральфом Ругоффом для основного проекта.

Статья: Attention Span Creative Consultancy

Фото: La Biennale di Venezia