Здание Fondation Louis Vuitton в Париже. Фото Iwan Baan

Ответный визит

В Булонском лесу пять лет назад появился хрустальный «айсберг» с гибкими парусами, в формах которого все узнали фирменный почерк архитектора Фрэнка Гери. Президент группы LVMH Бернар Арно открыл выставочный центр Fondation Louis Vuitton в Париже. В его залах страстный коллекционер поместил вещи своего собрания, изобретательную композицию творений классиков искусства ХХ века и художников молодого поколения.

«Безымянная антропометрия (ANT 104)», Ив Кляйн, 1960 г. Fondation Louis Vuitton, Париж
«Лилак», Герхард Рихтер, 1982 г. Fondation Louis Vuitton, Париж
«Императрица Индии II», Бертран Лавье, 2005 г. Fondation Louis Vuitton, Париж

В июне (18 июня — 15 сентября) 2019 года московская публика сможет оценить вкус и выбор мсьё Арно, одного из богатейших людей планеты. Экспозиция, что развернётся в залах Галереи искусства стран Европы и Америки XIX-ХХ веков, обещает работы Ива Кляйна, Альберто Джакометти, Герхарда Рихтера, Зигмара Польке, Кристиана Болтански, Андреаса Гурски, Жана-Мишеля Баския, Мэтью Барни, Ченга Яна, Такаси Мураками, Пьера Юига, Бэнкси. Куратором проекта выступает арт-директор Fondation Louis Vuitton Сюзанна Паже, главный консультант главы LVMH по части составления его и фонда коллекции, к мнению которой Арно обыкновенно прислушивается. Коллекционер признаётся, что покупает только те вещи, что поразили его по‑настоящему, вызвав сильное и искреннее чувство.

Президент группы LVMH Бернар Арно на фоне картины Поля Гогена из коллекции С. И. Щукина. Фото Fondation Louis Vuitton / Martin Argyroglo

Московские гастроли Fondation Louis Vuitton станут ответным визитом: в 2016 году в Париже с грандиозным успехом прошла выставка «Шедевры нового искусства. Коллекция Сергея Щукина». Её главными участниками тогда стали Государственный Эрмитаж и ГМИИ им. А. С. Пушкина. Именно та памятная выставка в Булонском лесу, вызвавшая широкий общественный резонанс и рекордную посещаемость, дала импульс уникальному событию: в июне произойдёт долгожданное соединение коллекций Сергея Щукина и Ивана Морозова, разделённых между московским и петербургским музеями.

И, конечно же, сама акция межмузейного обмена обещает стать сенсационной. ​Выставка «Щукин. Биография коллекции» откроется в ГМИИ им. А.С.Пушкина в Москве 18 июня. 20 июня в Санкт-Петербурге в Эрмитаже развернётся экспозиция «Великие русские коллекционеры. Братья Морозовы». Потом музеи обменяются выставками. А в 2020 году Fondation Louis Vuitton примет в Париже собрание Ивана Морозова.

Щукина и Морозова часто упоминают вместе, но каждая фигура заслуживает пристального внимания.

Портрет С. И. Щукина (фрагмент), Христиан Корнелиус (Ксан) Крон, 1916 год. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Щукин

Сын текстильного магната, будущий поклонник творчества Матисса и главный покупатель Пикассо с детства был заикой. Физические недостатки заставляли Сергея Ивановича Щукина (1854−1936) отдаваться делу с упорством — после смерти отца он, обойдя братьев, станет у руля текстильной империи «Иван Щукин с сыновьями». По природе он был азартным игроком, ни в чём не знавшим меры. К 40 годам купец был поражён вирусом собирательства. Тем самым. Эта «игра» ему обойдется в нынешних 15 млн евро.

«Красная комната», Анри Матисс, 1908 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
«Пьеро и Арлекин», Поль Сезанн, 1890 г. ГМИИ им. А. С. Пушкина, Москва
«Месяц Марии», Поль Гоген, 1899 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
«Завтрак на траве», Клод Моне, 1866 г. ГМИИ им. А. С. Пушкина, Москва
«Три женщины», Пабло Пикассо, 1908 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
«Портрет доктора Рея», Винсент Ван Гог, 1889 г. ГМИИ им. А. С. Пушкина, Москва

Весной 1898 года Сергей Щукин впервые оказывается на тихой парижской улочке Лаффитт. У маршана Поля Дюран-Рюэля он купит «Оперный проезд» Камиля Писсарро. Новое французское искусство на всю жизнь сразит сердце потомка старообрядцев, выходца из семьи, далекой от чего бы то ни было изящного. Постепенно Щукин скупил тринадцать лучших полотен Моне. «Стог сена в Живерни», «Белые кувшинки», «Дама в саду» украсили особняк в Знаменском переулке, где Щукин поселился после женитьбы на красавице Лидии Кореневой. Картины висели так близко, что казались одной большой фреской или иконостасом. Именно таким манером коллекционер расположил на стене столовой семь сочных и пряных, полных экзотики работ Поля Гогена.

Наконец, в коллекции появляется и Анри Матисс. Фабрикант, до того покупавший полотна только через галеристов, приходит в мастерскую на набережную Сен-Мишель, чтобы познакомиться с художником лично. Вскоре в Россию отправляются тридцать семь полотен Матисса. И это не считая двух крупноформатных декоративных панно «Музыка» и «Танец», которые француз напишет специально для украшения лестницы дома на Знаменке. В 1909 году Щукин открывает для посещения свой особняк. Желающих попасть туда было столько, что записавшихся пускали трижды в неделю. Ещё через год ситцевый король обратит внимание на Пикассо и купит 51 работу испанца. Надо ли говорить, что над коллекционером, спускающим деньги на работы художников, считавшихся скандальными, в обществе изрядно подсмеялись. В 1917-м Щукин покинет страну. Особняк на Знаменке советская власть национализирует. Коллекция станет общедоступным Первым музеем нового западного искусства.

«Портрет Ивана Морозова», Валентин Серов, 1910 г. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Морозов

«Русский, который не торгуется» — так отзывались парижские галеристы о своём клиенте, потомке бывшего крепостного, чья оборотистость привела к основанию текстильных фабрик в Москве.

Коллекцией Иван Абрамович Морозов, в отличие от Щукина, предпочитал наслаждаться в одиночку, не желая делиться с посторонними. Был прижимист, дневников не вёл, письма писал редко, не уничтожил ни одной расписки. Дом Морозова на Пречистенке отличала классическая добротность. Валентин Серов изобразил Ивана Абрамовича уверенным и твёрдым, поместив на фоне натюрморт Анри Матисса.

«Поле маков в Живерни», Клод Моне, 1890 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
«Царевна-Лебедь», Михаил Александрович Врубель, 1900 г. Государственная Третьяковская галерея, Москва
«Портрет актрисы Жанны Самари», Пьер Огюст Ренуар, 1878 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
«Море в Сант-Мари», Винсент Ван Гог, 1888 г. ГМИИ им. А. С. Пушкина, Москва
«Женщина, держащая плод», Поль Гоген, 1893 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
«Девочка на шаре», Пабло Пикассо, 1905 г. ГМИИ им. А. С. Пушкина, Москва

Коллекция начиналась с холстов русских живописцев, Исаака Левитана, Александра Бенуа, Михаила Врубеля, Константина Коровина, того же Серова. Летом 1903 года оказавшись в парижской галерее Дюран-Рюэля Морозов выбирает «Мороз в Лувесьенне» Альфреда Сислея. Затем к первому приобретению прибавляет вещи Клода Моне: «Мост Ватерлоо. Эффект тумана», «Бульвар Капуцинок», «Уголок сада в Монжероне». За десять лет собирательства один из богатейших людей тогдашней России потратит на новую живопись полтора миллиона французских франков. Любимым художником Морозова стал Поль Сезанн. Целых восемнадцать работ «отшельника из Экса» украсят дом на Пречистенке. Не торгуясь, коллекционер покупает у маршана Амбруаза Воллара «Дорогу в Понтуазе», «Натюрморт с драпировкой», «Девушку у пианино», «Персики и груши», «Голубой пейзаж». Второй в списке любимцев — Морис Дени. Французский символист основатель группы «Наби» создает для жилища русского купца идиллический живописный цикл «История Психеи» из серии панно. Это происходит в 1907 году накануне тайного венчания Ивана Морозова и Евдокии (Доси) Кладовщиковой, хористки из ресторана «Яр».

Морозов, однако, не прошёл и мимо творчества Пикассо, пополнив собрание настоящими шедеврами, в том числе редкой вещью розового периода, «Девочкой на шаре», и кубическим «Портретом Воллара».

В апреле 1919 года собрание Ивана Морозова превратили во Второй музей новой западной живописи, где Иван Абрамович получил должность помощника хранителя. Но уже в мае семья тайно покидает страну и отправляется в Париж.

«Танец II», Анри Матисс, 1910 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Венок памяти

В 1923 году морозовское и щукинское собрания объединили в одно, сперва на бумаге, превратив в Государственный музей нового западного искусства, затем и физически. В 1928 году из особняка на Знаменке щукинскую коллекцию отправляют в здание на Пречистенке. Музей ошеломлял богатством: 54 полотна Пикассо, 53 — Матисса, 26 — Сезанна, 11 — Ренуара, 10 — Ван Гога. Восторг, однако, переживали далеко не все. Ничего пролетарского эта культурная институция рабочему классу не сообщала. Панно Дени закрыли щитами. Буржуазное искусство постепенно стало уплывать в запасники или распыляться по провинциальным музеям. 6 марта 1948 года Государственный музей нового западного искусства Постановлением Совета министров был закрыт. Коллекции поделили между собой Эрмитаж и Пушкинский музей. Теперь же они соединяться вновь. Например, в Москву вернётся «Танец» Анри Матисса…