Отель как мистификация: новая реальность на острове Фукуок

История «из зимы в лето» представлена на Фукуоке максимально ярко: здесь самые красивые пальмы, самое бирюзовое море и самые белоснежные пляжи во всем Вьетнаме. И хотя сам пейзаж способен избавить горожанина от накопившегося стресса, эффектная картинка — еще не всё. Главное достоинство острова — уважительная дистанция, которую он сохраняет с современной цивилизацией.

70% Фукуока до сих пор покрыты джунглями. Как и сто лет назад, здесь выращивают кокос и чёрный перец. Как и сто лет назад, море щедро делится своими дарами с людьми. Международный аэропорт появился только в 2012 году. И хотя сегодня его название уже на слуху, Фукуок все ещё не похож на многолюдные «баунти» соседнего Таиланда. В общем, неудивительно, что именно эту локацию выбрал для своего нового проекта Билл Бенсли. Знаменитый король гостиничного дизайна в сегменте luxury создал здесь первый международный отель класса люкс.

Частный бассейн на территории трёхкомнатной виллы
Гостиная трёхкомнатной виллы отеля

Бенсли называют новым первооткрывателем Азии: его портфолио включает проекты бутик-отелей, эко-лагерей и спа-комплексов в Таиланде, на Шри-Ланке, в Японии, в Мьянме и на Бали — в общей сложности больше 200 зданий. Каждая реализованная им архитектурная задача — штучный шедевр, за которым стоит большая философия, а иногда и сложная интрига. Что же он задумал на Фукуоке?

Проект JW Marriott Phu Quoc Emerald Bay Resort and Spa архитектор вел совместно с сетью Marriott, и главной его задачей было уйти от штампов. За основу Бенсли взял колониальное прошлое Вьетнама и дал волю фантазии.

По сути Emerald Bay Resort and Spa — это восстановленный университетский городок. В конце XIX века европейцы построили его «для своих» и назвали Ламарк — в честь французского натуралиста Жана-Батиста Ламарка. В XX веке кампус был разрушен, а в XXI — отреставрирован, но уже как курорт. Гости живут, как в Хогвартсе. Вот яркие улочки, крепкая европейская архитектура, вот здания факультетов, вот вывески «Астрономия», «Астрология», «Ботаника». Пробирки, глобусы, стеллажи с фолиантами, доска почёта. Надписи на латыни. Бюст Дарвина. Колониальная французская кофейня.

В новой части студенческого городка — суиты и виллы. Хитрое проектирование позволило сделать каждую спальню уединенной: вы можете жить в трёхэтажном здании и быть уверенными, что перед вами только море и пляж, а вокруг джунгли. Над этой вашей уверенностью ежеминутно работают сотни невидимых сотрудников.

Захочется выйти в люди — вот общественные пространства на главной улице. Коктейль-бар в здании бывшего факультета химии. Спа-центр с ассиметричными коридорами и изображениями грибов на потолке. Намёк, что путь к себе начинается с пересмотра привычных представлений о реальности?

Вид на «студенческий кампус»
Пальмы — одно из главных природных украшений острова
За основу архитектурной концепции отеля Билл Бенсли взял колониальное прошлое Вьетнама

На месте кафедры архитектуры — ресторан. На месте бывшей аудитории — бальный зал. Потом ещё один зал — для мероприятий (в учительской). Стулья в нём не стоят на полу, а растут из стен. Здесь у вас просыпаются первые подозрения: если это декорации, то кто режиссёр и какова ваша роль? В этом и был главный замысел Билла Бенсли: являясь непосредственным участником спектакля, вы не должны понимать, кто тут жонглирует мирами. Всё это он выдумал. Не было никакого университета на Фукуоке. Великий мистификатор запустил посреди джунглей собственное реалити-шоу на тему вьетнамской истории — и заставил всех поверить в свою фантазию.

Реквизит для Emerald Bay команда Бенсли пять лет собирала по всей Европе. Через весь земной шар в Сиамский залив свезли более 5000 предметов антиквариата, старинную кухонную утварь, винтажный спортинвентарь, медные перегонные аппараты и пыльные архивы. Но пока вы здесь, вам об этом никто не расскажет — таковы правила игры. Райский остров, ещё не полностью захваченный массовым туризмом, стал лучшей из возможных площадок для такой игры. Остальное было делом техники.


Как добраться

Авиакомпанией Vietnam Airlines с пересадкой в Ханое. Минимизировать эффект долгого международного перелёта позволяет как ночное время рейсов, так и повышенная комфортабельность салонов бизнес-класса. Каждое пассажирское кресло раскладывается в полноценную кровать, а перегородки по бокам секций создают расслабляющее ощущение частного пространства.

Фото: пресс-служба