Кафедральный собор

В тысячелетнем храме найдется все: статуи святых и покровителей города, мифические монстры с лицом на животе и фантастические слоны, романские и готические росписи, модерновые витражи. Здесь покоятся видные исторические фигуры, в том числе проживший в Базеле много лет гуманист Эразм Роттердамский. С любой из двух башен кафедрала можно посмотреть на швейцарские городские кварталы, немецкий Шварцвальд и французские Вогезы. Если не хочется подниматься по 250 ступеням, обойдите собор и поглядите свысока на рейнские волны с соборной террасы Пфальц.

Музей изобразительных искусств

В Базеле искусство принадлежит народу с 1661 года. Тогда городской совет приобрел для демонстрации публике собрание Базилиуса Амербаха. Его отец был дружен с Гансом Гольбейном Младшим, так что в основу музейной коллекции легло наследие династии Гольбейнов — всего около трех сотен живописных полотен и графических работ. Среди сокровищ музея — произведения Лукаса Кранаха Старшего и Грюневальда, значительное собрание картин Ван Гога, Гогена и Сезанна, а также полотна Пикассо (ему посвящен отдельный зал), Брака, Фернана Леже. В расположенном неподалеку, на берегу Рейна, отдельном корпусе музея экспонируется искусство от 1990 года до наших дней.

Музей Жана Тэнгли

В центре города на Театральной площади крутятся колесики фонтана, сконструированного Жаном Тэнгли. Наследие швейцарского художника-кинетиста собрано неподалеку, в Музее Тэнгли на берегу Рейна. Здесь и ранние динамические картины, и рисующие машины, самостоятельно создающие абстрактные композиции, и механизмы, прилежно себя разрушающие: искусство, неотделимое от контекста индустриальной эпохи. Художник строил свои скульптуры из металлолома и промышленного мусора, костей и перьев, масок из папье-маше или, например, цепочек от сливных бачков. На верхнем этаже — гигантская Grosse Meta Maxi-Maxi Utopia, составленная из всего на свете.

Галерея фонда Бейелера

Один из главных швейцарских музеев находится в пригороде Базеля, Риене. По превращенной в музей частной коллекции Хильди и Эрнста Бейлеров можно изучать историю классического модернизма: от Моне, Сезанна и Ван Гога до Пикассо и Мондриана, Энди Уорхола, Роя Лихтенштейна и Фрэнсиса Бэкона. На статус шедевра претендует и здание галереи, спроектированное Ренцо Пиано, и парк вокруг него — не случайно в нем регулярно проводятся художественные акции на пленере, — и тщательно возделанные за множество веков поля и виноградники окрест.

Место встречи трех границ

На севере Базеля, на пирсе на левом берегу Рейна, установлен Драйлендерек — обелиск, символизирующий встречу трех границ: швейцарской, немецкой и французской. Собственно границы проходят аккурат по середине речного русла, так что памятник оказался на швейцарской «твердой земле». Рядом — пассажирский терминал, откуда стартуют круизы и водные такси. Если проехать на трамвае мимо пирса и выйти у самой границы, то минут за 15 удастся пройтись по территории трех стран: пешком в Германию, а оттуда во Францию — по прогулочному мосту через Рейн.

Ботанический сад Базельского университета

Основанный в 1589 году, этот сад — самый старый в Швейцарии и один из почтеннейших в мире. Ныне на площади 5,6 га собрано около 7 тыс видов растений. Есть здесь и альпинарий, и овраг с папоротниками, и рощица средиземноморской флоры. В теплицах благоденствуют не только растения из жарких стран, но и рептилии с амфибиями, и птицы. Гордость сада — коллекция орхидей из горных тропических лесов Южной Америки, столетние кактусы и гигантская амазонская лилия виктория регия, для которой в конце XIX века соорудили отдельный стеклянный дворец.

Ресторан Cheval Blanc в отеле Les Trois Rois

Лучший ресторан Базеля, Cheval Blanc, расположен под крышей отеля Les Trois Rois, который принимает именитых гостей с конца XVII века. Гастрономическое заведение, отмеченное тремя звездами Michelin и 19 пунктами Gault Millau — детище шеф-повара Петера Кногля, ученика Хайнца Винклера. Средиземноморскую кухню он смешивает с классической французской — мало кто в наши дни так виртуозно работает с соусами — и приправляет азиатской. Каждое блюдо Кногля — точная и выверенная композиция, безупречно отлаженная, как механизм швейцарских часов.

Фото: Getty Images