Картина Леонида Пастернака из коллекции Натали Вуд

Ранее находившаяся в коллекции знаменитой голливудской актрисы Натали Вуд, дочери русских эмигрантов, картина оценена экспертами в £ 60 000 — 80 000. Отдельные темы и мотивы, характерные для данной работы, встречаются и в более ранних произведениях художника вплоть до 1912 года. Так, к примеру, эскизы роз, схожих по ряду признаков с отдельными элементами цветочного букета, изображенного на данной картине, датируются 1914−1916 годами. Получается, что выставляемое на продажу полотно является результатом многолетней работы. Существуют различные варианты данной композиции, отличающиеся друг от друга составом участников и их расположением за столом. В ноябре 2006 года в рамках лондонского аукциона Christie’s с молотка за £ 90 000 ушел более ранний вариант картины 1912−1916 годов, на которой вместо автопортрета художника изображен Аполлинарий Васнецов.

На картине «У К. А. Коровина: старинные песни (Шаляпин и художники)» изображены (справа налево) Константин Коровин (1861−1939), Федор Шаляпин (1873−1938), Леонид Пастернак, Абрам Архипов (1862−1930), Павел Тучков (1862−1918) и князь Сергей Щербатов (1875−1962). Коровин и Архипов были коллегами Пастернака по Московскому училищу живописи, ваяния и зодчества, а князь Щербатов — его учеником.

Сам художник оставил такие воспоминания о вечерах у Коровина: «В один из вечеров декабря, в день своего рождения, художник К. А. Коровин всегда собирал у себя «холостяцкую» компанию (почти все были женаты) своих друзей. Весело и плотно ужинали и пили. Пели разную цыганщину. […] Такие вечера продолжались до 3−4 часов ночи, после чего все, кроме таких непьющих домоседов, как я, уезжали пить дальше на квартиру одного известного богача-адвоката, где их обычно уже поджидали; там «веселились» они часов до 10 утра, после чего расходились по домам. […] Обычно главным исполнителем был Шаляпин. Ему аккомпанировал, а иной раз и подпевал этот самый Тучков, известный гитарист. […] Тучков безумно любил Шаляпина, главным образом, за его музыкальность в исполнении цыганских романсов. Зная это, Шаляпин «разыгрывал» на этих вечерах Тучкова; когда Тучков в своем увлечении аккомпанементом к прекрасному пению Шаляпина доходил почти до экстаза, Шаляпин нарочно спадал на одну ноту выше или ниже… — Тучков вдруг как бы просыпался, свирепел от злобы — ругательствам не было конца, а вся компания ввергалась в беспрерывный хохот, шум и гам».

  • Фото: Christie's